02:27 

...1

Акира777
Название: XVI
Автор: Акира777
Жанр: экшн, мистика, драма, слэш
Пейринги: Гриммджо/Ичиго
Размер: макси (85 тыс. слов)
Примечания: ООС, АУ
Рейтинг: NC-17
Саммари: Только тот, кто имеет Путь, дойдет до цели. Цель не является выходом, им является Путь.
Статус: закончен



Эпилог



Гриммджо приземлился на одну из самых высоких скал и накинул на себя Отзеркаливание. Став невидимым для любопытных глаз, он прищурился, рассматривая представшие его взору Выжженные Земли. Узкие тропы здесь проходили между массивом скал, пересекаясь друг с другом, и скрыться можно было лишь зная весь их лабиринт. И обычно делать это было некому, ведь любая разумная раса обходила эти земли десятой дорогой. Однако асуры решили, что это лучший проход к Смотрящему Городу, и никто не заметит их приближения. Асуры были еще далеко, но Гриммджо уже не мог дождаться встречи и знатно повеселиться с ублюдками, решившими покуситься на чужие земли.
Гриммджо нахмурился, услышав позади хлопот крыльев. Кажется, ему придется делиться весельем.
Рядом приземлилась Каран, тоже устремив свой взгляд вдаль, ожидая приближения чужаков. Она даже не стала скрываться, лишь шире развела черные крылья, словно маяк притягивая к себе разведчиков. Издали она вполне бы могла сойти за крылатую, но у крылатых не бывало таких глаз – пустых, отражающих тьму беззвездной ночи и лунный туман.
- Что? – поинтересовалась Каран, чувствуя на себе пристальный взгляд. Ей не требовалось его видеть, чтобы знать, что он здесь. Откинув волосы цвета воронова крыла назад, она задела щеку Гриммджо, заставив того поморщится.
- Решила сбить их с толку, показывая крылья? – даже кожа Каран была смуглой, из-за чего Гриммджо чувствовал себя гребанным святошей. Собственная костяная броня казалась вызывающе белоснежной, когда они вдвоем стояли рядом.
- Такого приказа не поступало, - усмехнулась Каран.
- А какой тогда? – не преминул подколоть ее Гриммджо. Кто-кто, а он точно не собирался выполнять чьи бы то ни было приказы. Поэтому его обычно просили, и ему нравилось, как это делали.
- Он сказал «Поступай, как посчитаешь нужным», - фыркнула Каран.
- В его стиле, - расхохотался Гриммджо.
Каран мягко улыбнулась, прикрыв глаза. Именно из-за того, что это было в его стиле, она и решилась на отчаянный шаг, о котором пока еще ни разу не пожалела.
Вскрик дикой птицы заставил Гриммджо замереть и прислушаться. Каран раздраженно дернула крыльями и поморщилась, увидев вышедших из-за ближайшего поворота асур. Их было много, но на армию они никак не тянули. Асуры, видимо, сильно недооценивали Смотрящий Город, ведь подобный состав из менее чем ста особ откровенно смешил Гриммджо. Кажется, даже Каран удивилась подобной недальновидностью противника.
- Может, это первый отряд из… ста? – предположила Каран.
- Надеюсь на это, - Гриммджо присел на корточки и прикоснулся рукой к гладкой нагретой солнцем скале. Легкая вибрация прошлась от самой вершины к низу, волной разлилась по тропам Выжженных Земель. Шаги дрожью отозвались со стороны асур. А затем еще… и еще… - Радуйся, это только первый отряд. Думаю их немногим больше тысячи.
- А сама раса насчитывает?
- Около трех тысяч представителей вида. Я бы предложил тебе просто не добивать их, но, думаю, твой контроль еще не настолько совершенен.
- Тогда это будет отличной тренировкой, - Каран была настроена решительно. – Начнем? Или дождемся, когда подтянутся остальные отряды?
- Дамы вперед, - оскалился Гриммджо.
Каран уже заметили, а он собирался устроить из своего появления шоу. От Выжженных Земель не убудет нескольких скал, все равно восстановятся, а шанс развлечься здесь у Гриммджо выпадал далеко не каждый раз.
Каран с разбегу спрыгнула со скалы и, расправив крылья, полетела в сторону приближающихся асур. Некоторые из них непредусмотрительно взлетели ей навстречу и были встречены Пологом Ночи. Воздух был полем боя Каран, и она всегда контролировала ситуацию сверху, превращая воздух в непроглядную тьму, в которой видеть могла лишь она сама. Пусть даже ее противниками были падшие полубоги. Радиус Полога увеличивался с каждой их тренировкой, и Гриммджо теперь беспокоился, как бы она не отхватила себе все веселье.
Впрочем, его опасения оказались напрасны – асуры, которые оставили разборки с Каран своим товарищам, спокойно продвигались по тропе вперед. Они явно не думали, что одна крылатая справится с несколькими из них, Гриммджо видел, что они оставались совершенно спокойны, разве что немного раздражены. Они еще даже не представляли, в кого вляпались.
Гриммджо последовал примеру Каран, разбежался и спрыгнул со скалы, только не навстречу асурам, а спокойно приземлился на тропу. Все равно те собирались пойти именно этой дорогой.
Внешне асуры ничем не отличались от людей, только разрисованные красными линиями тела позволяли отличить их от других рас. Рисунок в центре лба обычно рассказывал о том, какое положение асура занимает среди своих, но у этих рисунок был одинаковым. Гриммджо раздраженно мотнул головой. Вечно командиры достаются кому-то другому, но с другой стороны… рядовые реагировали забавней.
Когда на одной из скал показалась первая голубая пантера, издали похожая на настоящую, один из асур обнажил клинок, присматриваясь и ожидая, что предпримет животное. Когда еще одна голубая пантера появилась с другой стороны тропы, намного к ним ближе, клинки достали еще несколько. Еще пара пантер появилось позади Гриммджо, и асуры уставились на них сквозь него, все еще не видя противника, но некоторые из них уже почувствовали чужое присутствие. Они всматривались вперед, силясь увидеть того, кто скрывался за пантерами, и пока не осознавали, что смотреть нужно ближе. Еще две пантеры появились перед Гриммджо и злобно зарычали на асур. А затем, словно забыв о существовании чужаков, пантеры развернулись к Гриммджо и окружили его: те, которые стояли дальше, прыгнули на него сверху, покрывая собой словно коконом и разливаясь сгустками голубой энергии. И только после этого Гриммджо скинул с себя Отзеркаливание. Со стороны казалось, что он появился из превратившихся в одно целое пантер. В его стиле было вежливо и эффектно представиться, а затем совершенно невежливо разорвать глотку противнику.
- Начнем? – оскалился Гриммджо.
В глазах асур напротив вспыхнуло желтое пламя, поглощая зрачок. Павшие боги войны тоже любили веселиться.

Когда Гриммджо на пару с Ичиго завалился к Халибел, та ни слова не сказала. Лишь окинула удивленным взглядом Ичиго, который чувствовал себя не очень уютно. Но у него самого больше не было ни знакомых, ни друзей, поэтому пришлось следовать за Гриммджо, у которого все еще остались связи среди Воинов.
- Не знала, что ты в Токио, - Халибел посторонилась, пропуская незваных гостей в квартиру.
- Я как-то не планировал здесь оказаться, - хмыкнул Гриммджо, проходя сразу на кухню.
- Необычно видеть тебя в компании, - подала голос Тиа, рассматривая Ичиго.
Гриммджо, пытавшийся что-то найти в ее холодильнике, на секунду оторвался от своего занятия.
- Это мой Путник.
- Человек? – Халибел выглядела крайне удивленной.
Гриммджо вытащил из холодильника банку газировки и миску карри, которая, судя по всему, осталась недоеденной.
- Долго объяснять. Не приготовишь чего-нибудь? Этот паршивец меня вконец умотал.
Гриммджо мотнул головой в сторону Ичиго, и тот отвел взгляд.
- У меня много времени, надеюсь, ты успеешь все рассказать, пока я буду готовить, - Тиа устало выдохнула и осуждающе посмотрела на Гриммджо, который уже открыл газировку. Она повернулась к Куросаки и слегка склонила голову, не зная его имени.
- Ичиго, - представился Куросаки. Использовать фамилию теперь было глупо, да и не должно его ничего теперь связывать с семьей Императора. Он никогда не являлся его сыном, и у него теперешнего никогда не было сестер. Только Воин. Его собственный Воин.
- Ичиго-кун, - Тиа была растеряна, японцы обычно предпочитали, чтобы их называли по фамилии, и непременно используя кейго. – Надеюсь, ты согласен на тонкацу?
- Конечно, я мог бы помочь с готовкой, - предложил свою помощь Куросаки.
Халибел еще раз удивленно посмотрела на Гриммджо и кивнула, благодарно принимая помощь Ичиго.
- А пока мы с Ичиго-куном будем готовить, надеюсь, ты расскажешь, что у вас произошло.
- Если я начну с самого начала, тебе придется еще, как минимум, приготовить суши сет и удон, - усмехнулся Гриммджо.
- Думаю, у меня хватит продуктов, - усмехнулась Халибел. – Мила Роза правда будет недовольна, что вновь придется скупаться, но, думаю, жертва того стоит. Я внимательно тебя слушаю, Гриммджо Джагерджак.
И прежде чем она с Ичиго принялись за приготовление ужина, Гриммджо начал рассказ. Тиа слушала внимательно, параллельно нарезая свинину тонкими кольцами, и с нескрываемым интересом косилась на Путника Пантеры. А Ичиго впервые за время их путешествия узнал о том, что та встреча у безвкусно названого бара была далеко не первой.

На шахматной доске стояло только две фигуры. Две пешки, друг напротив друга. И обе – у конца доски. Достаточно лишь одного хода, чтобы превратить пешку в ладью и закончить игру, но фигуры продолжали стоять неподвижно. Зангецу рассматривал ее со стороны. Он не знал, какая пешка походит первой и положит новое начало, но ему почему-то не хотелось, чтобы это была черная.
Первый лежал недалеко от доски и, казалось, спал, но Зангецу чувствовал, что он чего-то ждет. Именно Хичиго и создал доску пару часов назад, после того как Ичиго и Гриммджо покинули этот мир. Зангецу удивленно наблюдал за тем, как Первый за какие-то доли секунд играет партию сам с собой, почти истерически смеясь с каждым ходом, приговаривая, что все понял, а затем, когда осталось только две фигуры, неожиданно остановился. Зангецу не знал, какая безумная идея посетила его на этот раз, но предпочитал держаться от доски подальше. Так, на всякий случай.
- Ничего за собой не замечаешь? – вдруг ехидно спросил Хичиго, открыв глаза и уставившись прямо на Зангецу.
- А что-то должен? – настороженно поинтересовался тот.
- Я бы советовал глянуть на свое отражение.
Зангецу нахмурился, но все же решил подойти к берегу, узнать, что так развеселило Первого. И пораженно застыл, увидев, как поседели его волосы, как морщины расползлись по лицу, как поблекли его глаза.
- Что это? – Зангецу посмотрел на собственные сморщившиеся руки и оглянулся.
Первый уже стоял у доски и взглядом приглашал его подойти. Зангецу приблизился, но все стало проясняться еще на подходе. Черная пешка стала на последнюю клетку, и внутри нее зарождалась тьма.
- Теперь понял? – Хичиго усмехнулся, отходя от доски и разворачиваясь в сторону дверей.
Лабиринт должен был открыться вновь.
- Это Ичиго, - понял Зангецу, рассматривая доску вблизи.
- Бинго!
- Значит, для него еще не все закончилось?
- Может, скоро для него и закончится все, а может… только начнется, - Первый пожал плечами. – Мне в этой игре позволили сделать всего несколько ходов, и последний тоже сделает кто-то другой.
- Что будет, если победят черные? – напряженно уточнил Зангецу, наблюдая за тем, как фигурка черной пешки меняла форму, росла и заполнялась тьмой до самых краев.
- Без понятия, - Хичиго оглянулся на него и с улыбкой добавил: - Но точно ничего хорошего.

После того как Гриммджо и Ичиго выбрались из Лабиринта, они решили остаться в Токио. У Гриммджо была там квартира, да и было куда загнать машину. У Ичиго не видел особых альтернатив, без денег и документов ему оставалось только ухватиться за протянутую руку помощи. Впрочем, Гриммджо, кажется, оказался вполне доволен сложившейся ситуацией. Ичиго все происходящее казалось каким-то сном. Где-то на задворках подсознания он не верил, что все может закончиться хорошо. И предчувствие того, что длиться так долго не будет, не обманули его.
Гриммджо запомнил тот день надолго, потому что именно тот день стал для них решающим. Он не чувствовал тревоги, его связь с Путником была прочна как никогда, и он уверен, что все испытания позади. Однако он ошибался.
В ту ночь Гриммджо проснулся от шума. Ичиго стонал сквозь сон и метался из стороны в сторону, словно видел кошмар. Учитывая, что кошмаров у него не было с тех пор, как он перестал быть Создателем, дело явно в другом. Гриммджо потряс его за плечо, и Ичиго распахнул глаза, хватая ртом воздух.
- Что такое? – Гриммджо скинул с них одеяло и включил ночник.
- Больно, - Ичиго тяжело дышал, а на его висках выступали капли пота. – Особенно… левая рука…
Гриммджо нахмурился, перевел взгляд на руки и в следующий же момент шокировано распахнул глаза.
- Ичиго, ты ее чувствуешь? – настороженно поинтересовался он.
- Да, но так… больно… - Ичиго устало закрыл глаза. – Почему?
- Она прозрачная, - ошарашено констатировал Джагерджак, смотря сквозь левую кисть. – Ичиго, почему твоя рука, черт побери, прозрачная?
- Что? – неверяще переспросил тот и поднял руку. Ичиго удивленно уставился на собственную кисть или, скорее, сквозь нее. – Что за…
Гриммджо неуверенно попытался коснуться его руки, и, как ни странно, у него получилось. Контуры стали видны более отчетливо, и он переплел их пальцы.
- Не знаю, что это, но все будет хорошо, я обещаю, - Гриммджо пытался успокоить Ичиго, но он понятия не имел, что делать.

Первый довольно усмехнулся, когда дверь открылась. Еще никто так часто не посещал Лабиринт Минотавра, как Гриммджо Джагерджак.
- Я ждал тебя, - Хичиго окинул его оценивающим взглядом. – Зангецу провел тебя?
- Какой-то старик, какая разница. Что с Ичиго? – Гриммджо требовательно уставился на Первого, словно тот был обязан ему подчиняться.
- А ты в курсе, что никто, кроме Зангецу не может тебя сюда провести, - хмыкнул Хичиго.
- Причем здесь это?
- Еще раз подумай о том, кто Зангецу, - покачал головой Хичиго, словно сетуя на то, что Гриммджо такой недогадливый.
- Он… часть сил Ичиго… - вспомнил Гриммджо. – Так значит это связано. Что происходит с ними?
- Ну, ты ведь и сам заметил, Ичиго исчезает, Зангецу вместе с ним, - склонил голову Хичиго, недоумевая, что в этом непонятного.
- До этого я и без тебя догадался, - недовольно отозвался Гриммджо. – Почему это происходит и как это остановить?
- Все дело в связях, - Первый неожиданно посерьезнел. – Чтобы создать артефакт, Ичиго отдал мне свою жизнь. Следовательно, у него нет прошлого, а значит, не может быть настоящего и будущего. Он никогда не рождался и никогда не имел самого важного из того, что делает человека человеком. У него не было связей. О его существовании не знает никто кроме тебя, и в то, что он есть, никто не поверит. Вы встретились с твоей знакомой после нашего сражения, Ичиго познакомился с ней, однако сейчас она не вспомнит, что ты пришел с кем-то и не поверит в это, если ты ей скажешь, что был кто-то еще. Его не поддерживает ни связь крови, ни связь эмоций, ни действия. Для окружающих людей он словно камень, и только ты осознаешь юношу. Из-за этой вашей Воинской способности создавать связи с Путниками. Это единственное, что пока держит его в вашем мире.
- Но это невозможно, только вчера мы были среди людей, и они его видели, - рыкнул Гриммджо, не желая верить Первому.
- Не понимаешь… - устало выдохнул Хичиго. – Хорошо, я покажу тебе самое начало.
-Чт…
Гриммджо отступил, неожиданно оказавшись в больничной палате. Более того, в палате, в которой принимали роды, и Джагерджак дико уставился на женщину, собирающуюся рожать, и медперсонал вокруг нее.
- Что за черт?! – потрясенно выдохнул Гриммджо.
- Не беспокойся, они нас не видят, - Хичиго подошел ближе к женщине и провел рукой над ее животом. – Я позволю увидеть тебе связи только одного человека в этой комнате, иначе ты ничего не поймешь. Смотри внимательно на младенца, как только он появится.
- Мне, правда, обязательно это видеть? – сглотнул Гриммджо.
- Если ты не поймешь, что с Ичиго, не сможешь ничего сделать, хочешь уйти? – пытливо посмотрел на него Хичиго.
- Остаемся.
- Так я и думал.
И Гриммджо смотрел. Он видел много страшных вещей, но определенно, только эта будет преследовать его в ночных кошмарах. И если бы от этого не зависело и его будущее, Гриммджо предпочел бы зажмуриться. Женщина кричала, что-то галдели врач и медсестры, и все казалось таким бессмысленным, а затем…
Стоило новорожденному впервые вдохнуть, закричать и заплакать, как вокруг него начали появляться нити. Все разных цветов, и с каждым его новым действием, с движением маленьких пальчиков, с каждым ударом его сердца нитей становилось все больше. И эти же нити с первых же секунд его жизни связали его и с матерью и людьми вокруг. К медсестрам и врачу тянулись бело желтые нити, тонкие, как паутинка, к матери – плотная красная нить, которая с каждой секундой становилась больше и плотнее.
- Вот что такое связи, - Первый щелкнул пальцами, и все пропало, а они вновь оказались среди скал, в мире Начал. – Они окутывают весь мир, и они доказательство того, что ты живешь. Из всех этих нитей у Ичиго только одна – та, то связывает вас двоих. Его дыхание, сердцебиение, речь не создают нити связи, поэтому люди осознают его только тогда, когда он рядом с ними или как-то воздействует с ними. Но после этого они мгновенно о нем забывают. Вот что такое забрать жизнь. Невозможно существовать без настоящего и будущего. Поэтому… ваш мир стирает Ичиго.
Гриммджо сжал кулаки. Он все равно не знал, что делать.
- Но почему связи между нами недостаточно?
- Может, и достаточно, кто знает, - пожал плечами Первый и неожиданно улыбнулся. – Он ведь еще не полностью исчез.
- А что будет, если он исчезнет полностью?
- Станет частью тебя, как Коготь и Сердце Дракона, - ответил Хичиго.
- В смысле частью меня? – Гриммджо посмотрел на руку, на которой раньше носил Коготь и не мог понять как это.
- Частью твоей души, - отозвался Первый и развел руками, будто это все очень просто. – С Сердцем было просто, ведь это был мертвый ребенок с желанием жить. Настолько сильным желанием, что жил мертвым и заодно создал небольшую армию зомби в радиусе пяти километров. Пришлось заточить это дитя, но у него никогда не было ничего, кроме желания жить. Ни разума, ни эмоций, ни истории и он просто стал твоим сердцем. Ичиго позволил ему делать единственное, чего он желал – жить. И этому ребенку было совершенно все равно, кем жить, и он живет тобой, а ты… живешь им.
- А Коготь?
- Вы ведь синхронизировались, - усмехнулся Хичиго. – Никогда не задумывался, что это значит? Не замечал, что он становится похож на тебя? Начинает думать как ты?
- Начал замечать, но потом все так быстро произошло, и теперь он молчит, - Гриммджо прислушался к себе, пытаясь ощутить его, но был только он один.
- Синхронизация позволяет достичь так называемого эффекта близнецов, - Первый задумчиво посмотрел на Гриммджо, будто что-то вспоминая. – Постепенно душа, являющаяся артефактом, перенимает твои черты, твои мысли, твои эмоции и становится точно такой же, как твоя душа. Так как внешней оболочки, от которой бы зависело жизнеобеспечение, нет, то ничто не мешает двум душам стать одним целым. Когда Коготь перенял твои черты окончательно, синхронизация завершилась. Кстати, эффект есть и обратный, так как синхронизация в твоем случае полная, то и ты можешь вскоре заметить за собой какие-то несвойственные тебе эмоции или желания. Они должны были бы принадлежать Когтю, но теперь вы одно целое, и они принадлежат тебе.
- Значит, я поглотил две души, - Гриммджо уставился на Хичиго, одним взглядом говоря «ты шутишь».
- И, вероятно, скоро поглотишь третью, - кивнул Первый.
- Я этого не сделаю, я что-нибудь придумаю, - покачал головой Гриммджо и развернулся к выходу.
- Очень на это надеюсь, - прошептал Хичиго, смотря вслед исчезающему в дверном проеме Воину.

Каракура была небольшим городком, в котором в основном жили самые обычные люди. Поэтому Ягуар, затормозивший около одной из школ, был замечен всеми. В особенности самими школьниками, некоторые из которых прилипли к окну, чтобы рассмотреть крутую машину. Мужчина, вышедший из нее, привлек еще больше внимания, в особенности его ярко-голубые волосы.
Невероятное количество предположений разнеслось по школе буквально за пару минут перемены. Гриммджо успел побывать и ухажером Тацуки Сэй, неназванной королевы школы, и мужем директрисы, и шантажистом, извращенцем, педофилом и филантропом. Сам Гриммджо предпочитал не реагировать на раздражающие взгляды, ведь стоило хотя бы посмотреть на одного из детей, и начнется бесконечная череда вопросов.
- Не видишь ее? – Гриммджо чувствовал себя неуютно среди пялящихся на него детей. У него не было к ним особой любви, и единственной эмоцией, которую они вызывали у него, было раздражение.
- У нее должны закончиться занятия, - отозвался Ичиго, стоящий рядом с ним.
Из главного хода неожиданно начали выходить небольшие группки детей. Сегодня у класса Куросаки Карин и Куросаки Юзу занятия заканчивались раньше, чем у остальных.
- Вот она, - Гриммджо никогда прежде не видел такого выражения лица у Ичиго, но, наверное, именно так и должен был смотреть на близкого тот, кто спас и потерял одновременно.
Две девочки, похожие и непохожие одновременно, вышли одними из последних. Одна рыжая, как и Ичиго, с улыбкой на светлом лице что-то болтала и постоянно дергала за руку вторую. Та была темненькой, хмурой и раздражительной, но на сестру смотрела ласково. И в ней была сила, небольшая, но все же. Почувствовав чужой пристальный взгляд, она посмотрела в сторону Гриммджо и нахмурилась.
- Вы похожи, - хмыкнул Гриммджо.
- Даже больше, чем ты думаешь, - усмехнулся Ичиго. – Она могла обыграть меня в футбол.
- Ты поддавался.
- Она все-таки младшая сестра, я не мог не поддаваться. Но, думаю, сейчас она меня бы сделала. Я не фанат игр, а драться приходилось постоянно, вот и наработался навык, - Ичиго улыбнулся, смотря, как Карин пытается спрятать за собой Юзу.
- Твоя реакция все равно многого стоит, - Гриммджо прикрыл глаза, вспоминая их драку.
Какое-то время они двое стояли молча. Дети проходили мимо них, периодически оглядываясь, но ничего не происходило.
- Спасибо, - неожиданно сказал Ичиго.
Карин и Юзу уже скрылись за поворотом, до которого настороженно оглядывались.
- Они тебя даже не увидели, - прошептал Гриммджо.
- Зато я увидел их.
Дорогу домой они оба молчали. Ягуар ехал тихо, и только музыка немного разряжала напряженную атмосферу в салоне. Ичиго стал прозрачным почти полностью. Процесс происходил быстро, и недели оказалось достаточно, чтобы сделать его полупризраком. Пока еще он мог касаться Гриммджо, но иногда его руки проходили сквозь людей. Это было страшно, но Ичиго улыбался. Последнее, что он мог – это улыбаться.
Ягуар затормозил у дома спустя полтора часа. Впрочем, никто не спешил из него выбираться. Гриммджо о чем-то думал, уставившись в лобовое стекло, а Ичиго его не тревожил.
- Он ничего не говорил про прошлое, - бессмысленно пробормотал Гриммджо и удивленно оглянулся на Ичиго, когда почувствовал прикосновение рук к своему лицу.
- Правда, спасибо. За все. Никто не делал для меня столько, как ты.
Ичиго притянул Гриммджо к себе и поцеловал. Он редко проявлял в этом инициативу, и Джагерджак мгновенно ответил, не позволяя отстраниться. Ему нравилось целоваться с Ичиго, нравилось чувствовать его губы, его сбившееся дыхание, его волнение. И все это было таким… настоящим.
Гриммджо неожиданно прервал поцелуй, отстранился и ошарашенно уставился на Ичиго.
- Я знаю, что делать! Я гений! Мы едем в Каракуру, - воскликнул Гриммджо и начал разворачивать Ягуар.
И усмехнулся на удивленный взгляд Ичиго.

Первый недовольно смотрел на шахматную доску. Черная ладья начала свое движение к белой пешке, и даже попытки Хичиго вернуть ладью обратно останавливали ее ненадолго. Все-таки фигура была живой и… голодной.
Дверь в мир Начал распахнулась вновь, в этот раз пропустив сразу двоих. Гриммджо мгновенно направился в его сторону, таща за собой Ичиго. Хичиго удивленно посмотрел на них, а затем почувствовал еще одно движение. Опустив взгляд, он заметил, что белая пешка тоже начинает оживать. Однако она все еще оставалась пешкой.
- Хватит заниматься ерундой! – раздраженно воскликнул Гриммджо.
- Не думаю, что ты поймешь, но это важно, - хмыкнул Хичиго, не став уточнять, что Ичиго все еще не исчез только потому, что он отодвигал черную ладью назад.
- Ты сказал, что невозможно жить без настоящего и будущего, но ты ничего не сказал насчет прошлого, не просто так ведь, - Гриммджо пытливо посмотрел на Первого.
- Если есть настоящее, его можно сделать началом, - усмехнулся Хичиго.
- И ты сказал, что наш мир стирает Ичиго, возможно ли, что в каком-то другом этого можно будет избежать?
- А ты смелый, да? – развеселился Хичиго, но идея ему нравилась. – Но в общем-то да, другие миры, вероятно, не будут так яростно его стирать, как ваш, ведь, по идее, будущее Ичиго было связанно именно с вашим миром. Только вот он все равно не будет создавать связи, жизни у него ведь нет, поэтому рано или поздно, скорее рано, это начнется опять. Это отсрочка.
- Это ведь при условии, что Ичиго человек, не так ли? – Гриммджо выжидающе уставился да Первого.
- Бинго.
Ичиго удивленно переводил взгляд с одного на другого и не совсем понимал, о чем говорили эти двое, хотя решалась именно его судьба.
- Ты ведь можешь восстановить нашу связь как между созданием и Создателем? Я видел, ты разорвал ее, но не уничтожил.
- Полностью уничтожить мог ее только Ичиго, но он был слишком молодым Создателем, чтобы знать, как это делается, - кивнул Хичиго.
- Восстанови ее; это последнее, что я могу – попросить тебя сделать это.
- Почему никто не поинтересуется моим мнением? – возразил Ичиго. – По-моему, мы обсуждали это, и я не хочу, чтобы твои чувства были защитным механизмом.
- Ну… знаете… - неожиданно неуверенно отозвался Первый. - Они и не будут.
- Что?! – одновременно воскликнули Гриммджо и Ичиго.
- Как бы это объяснить… защитный механизм работает только тогда, когда нужна защита. Сейчас, даже если я восстановлю эту связь, ничего не изменится, но если Ичиго сделает что-то, что вызовет твой гнев или разочарование, - Хичиго ткнул пальцем в грудь Гриммджо, - то он вновь заработает.
- Можно было сказать об этом раньше, - рыкнул Гриммджо, раздраженно уставившись на Первого.
- У меня и своя жизнь есть, мне что, постоянно связываться с вами, как только вспомню какой-то нюанс? – фыркнул Хичиго.
- Было бы неплохо, - выдохнул Ичиго, с осуждением уставившись на него.
- Тогда восстанавливай, вперед, - теперь в голосе Гриммджо стало больше уверенности.
- Ты точно уверен? – обеспокоенно спросил у него Ичиго.
Гриммджо посмотрел в его глаза, в который раз убеждаясь, что и без всякого защитного механизма они имеют какой-то совершенно магический эффект, и усмехнулся:
- Точнее не бывает.
Первый хмыкнул, и в следующее мгновение Гриммджо и Ичиго вновь увидели цепь, которая связывала их ранее. Неосознанно созданное Ичиго спасение. Хичиго взял оба конца в руки, и яркая вспышка ослепила всех. А затем Ичиго неожиданно засветился как солнце. Его сущность сияла, как сверхновая. Он был огнем, и он полыхал. Создатель возрождался их пепла.
Гриммджо заворожено смотрел на ту силу, которая позволила ему жить против всех законов природы. Она была прекрасна. Похожей на живое солнце. И если Ичиго был солнцем, то Гриммджо был наиближайшей к нему планетой.
- Чувствую себя священником, который только что поженил молодоженов, - поморщился Хичиго.
Гриммджо не отреагировал, а Ичиго еще восстанавливался, заново приобретая все чувства и слух в том числе. Теперь его тоже можно было назвать новорожденным.
- Свою работу я сделал. Где выход, знаете, - обратил на себя внимание Хичиго, как только Ичиго осознанно на него посмотрел.
- Что насчет другого мира? – приподнял брови Гриммджо.
- Ты видишь еще какие-то двери кроме той, через которую вы вошли? – Хичиго закатил глаза, устав все разъяснять. – Она выводит туда, куда надо. И, да, можете считать подарком.
- Что именно? – удивился Ичиго.
- Потом поймете, а теперь идите, мне нужно закончить партию.
Гриммджо и Ичиго неуверенно переглянулись. Он поставил белую пешку на конец доски и, судя по всему, трансформировал ее – фигурка начала изменяться. Не видя больше смысла здесь оставаться, Гриммджо и Ичиго двинулись к выходу. У двери их неожиданно встретил какой-то мальчишка, который кивнул Ичиго, а тот посмотрел на него очень удивленно. Именно мальчик открыл двери и дождался, пока они оба скроются в лабиринте троп, чтобы оказаться в одном из лучших миров.
Хичиго с нескрываемым интересом ждал следующего хода игральной доски. Белая пешка уже стала ладьей, и ее свет был мощным настолько, что заставлял жмурится даже его. Где-то в другом мире Гриммджо и Ичиго ступили на землю, создавая новое начало, а здесь черная ладья влетела в белую и вместо того, чтобы сбить ее с доски, разбилась вдребезги.
- Кажется, мы выиграли эту партию, - раздался сзади голос, и Хичиго обернулся.
Новый облик Зангецу знатно рассмешил Первого, но он только улыбнулся, не желая обидеть друга.
- Ты когда-нибудь признаешься ему, что ты тоже часть его сил? – спросил Зангецу.
Хичиго все же прыснул, не удержавшись, ведь для детского лица столь серьезный тон действительно не подходил.
- Еще чего, - весело отозвался Первый.

Асуры были сильны. Гриммджо рассчитывал с ними справиться до прихода своего отряда и отряда Каран, но подмога прибыла как раз вовремя. Асуры, которых останавливали на узкой тропе и в воздухе, пробирались по скалам и все же обошли их. Именно тогда они встретились с Ровном и тремя отрядами Армии Спасения Смотрящего Города. Ровн, восседающий на трехглавой гончей, усмехнулся обернувшемуся к нему Гриммджо и покачал головой:
- Вы с Каран крайне безответственные командующие, мне пришлось выводить и ваших ребят.
- Я просто пытаюсь оставлять живых, поэтому здесь все еще цело, - хмыкнул Гриммджо и уклонился от струи пламени, вновь рванувшись в лобовую атаку на асур.
- Эти дети должны быстрее повзрослеть, - устало выдохнул Ровн, посмотрев на Каран, застывшую в воздухе. Его «седые» глаза выражали осуждение и понимание одновременно. Ровн поднял руку вверх и выпустил когти так, чтобы это видел каждый солдат. И в следующее мгновение рев разнесся над Выжженными Землями. В Армии Спасения не было ни одного существа, которое бы уступило полубогу. Тем более падшему. Пусть и воины. – Дети! Покажите эти невежам, что эта песочница занята!
Поток солдат рванул на врага. Кто-то двинулся к асурам в тени, кто-то взлетел как Каран, кто-то стал бесплотным. В этой битве у асур было очень мало шансов.
Каран неожиданно захлопала крыльями на месте. Гриммджо только обратил внимание на то, что она уже несколько минут как прекратила сражение и что-то разглядывала, находясь выше всех. Он рванул к ней, вспоминая почти забытую за неиспользованием руну полета.
- Почему ты… - Гриммджо хотел спросить почему она остановилась, но понял, только взглянув на тех асур, что шли дальше всех. Они несли гробницу, вокруг которой в воздухе кружили голубые огоньки. – Что за черт?
- Подожди, я пытаюсь проникнуть в разум одного из них, - Каран прикрыла уши руками, пытаясь сконцентрироваться.
Гриммджо кивнул и огляделся. Сейчас он должен был ее защищать, и в счет этого он прекращал быть милосердным. К подлетевшим двум асурам он применил Сокрушение, превращая их в кровавую кашу из костей и внутренностей.
- Мы… - прошептала Каран, поморщившись, - возродим…
Гриммджо приходилось прислушиваться к ней и уничтожать подбирающихся асур одновременно. Он понимал, что пробраться в разум полубога трудно и что еще труднее не дать ему понять, что ты в его голове, но теперь не факт, что у них осталось достаточно времени.
- Нельзя! – вдруг вскрикнула Каран. – Гриммджо, они хотят возродить старого бога войны. Того, кто Чудовище и Зверь. Того, кто пожирал континенты! Этого нельзя допустить!
- Мы и не допустим, - усмехнулся Гриммджо, и Сокрушение двинулось в сторону последнего отряда асур и гробницы.
Асуры на пути Сокрушения пытались его остановить, но все как один превращались в фарш. Но синие огни вокруг гробницы неожиданно расширились, создавая круглую сферу, и защитили последний отряд и гробницу даже от Сокрушения.
- Так вот она какая… - протянул Гриммджо, наблюдая за тем, как крышка гробницы открывается. – Сила старых богов. Удивительно.
Из гробницы поднимался черный дым, постепенно приобретая четкие формы. Кажется, старый бог выбрал облик гиганта, и теперь дым медленно становился плотным. Но сияющие красные глаза уже были видны, и в них Гриммджо не видел осознанности. Только ослепляющую ярость и огромную силу.
- Что ж, они решили нас познакомить с их богом, а я познакомлю их с Создателем, - усмехнулся Гриммджо.
- С нашим, - поправилась Каран и взяла его за руку.
- С нашим Создателем, - согласился Гриммджо, сжимая ее руку.
И потянулся ко всем соединяющим его с Ичиго связям. К связи между Воином и Путником. К печати, оставленной на нем самим Куросаки. К цепи создания и Создателя. И он явился.
Гриммджо потрясало это его возникновение, словно Ичиго был здесь и до зова. Его длинные черные волосы развивались от ветра, поднятого сражением, багровые глаза уже смотрели осуждающе, а его сила не чувствовалась никем из присутствующих. Потому что был выше всех.
Сражение на пару секунд остановилось. Асуры почувствовали, что что-то изменилось, каждый второй из Армии Спасения восхищенно прошептал: «Маршал».
- Ты пытался их спасти, - Ичиго посмотрел в глаза Гриммджо, выражая благодарность одним взглядом.
- Но они не захотели быть спасенными, - прошептала Каран, начиная дрожать. Старый бог пугал одними красными глазами, а теперь из дыма практически полностью воссоздалось и его гигантское тело.
- Не бойся, - Ичиго мягко улыбнулся, - сегодня они увидят, что такое милосердие, и, возможно, изменятся.
И Гриммджо увидел это во второй раз, но, несмотря на это, для него происходящее было не менее невероятным, нежели для Каран и Армии, которые видели всё впервые.
Ичиго становился солнцем. Звездой, освещающей все на своем пути. Гриммджо все еще был ближайшей к нему планетой, но теперь уже не единственной. Каран, стоящая рядом, увидела наконец истинную сущность своего Создателя и поняла различия между ними.
Солнце освещает миры, а планеты только принимают его свет. Солнце стоит на месте, а планеты кружат вокруг него. Солнце настолько горячее, что может сжечь, если приблизиться слишком сильно, но без него была бы вечная тьма и холод.
Ичиго светил всем, но одних его свет сохранял, придавал сил, вдохновлял идти дальше, и Каран повезло принадлежать именно к ним. Но других… тех, кто угрожал миллионам жизней в погоне за властью и разрушением, этот свет сжигал дотла. И живое солнце было действительно последним, что увидел старый бог в своей вечности.




Вопрос: сказать спасибо?
1. Спасибо!!! 
21  (100%)
Всего: 21

@темы: фик, XVI

URL
Комментарии
2014-07-29 в 04:23 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2014-08-03 в 18:45 

Акира777, долго не решалась оставлять комментарий по двум причинам. Во-первых это прощание с историей. Во-вторых даже не знаю как передать словами чувства, вызванные от прочтения фанфика и эпилога в особенности. С каждой главой повествование становилось мощнее. И в плане сюжета, и стиля, и текста. Казалось, Акт III. Шестнадцатый это апогей мастерства и на этом моменте стоит откланяться. Каюсь, с тревогой ждала последнюю главу. Но, перефразируя Ежи Леца, сверху постучали. Эпилог как венец. История рассказана. За ней могут последовать другие, но именно эта завершенная, выверенная, совершенная. Без эпилога даже послевкусие было б совершенно другим. С канонным миром Блича я знакома поверхностно, но как по мне характеры персонажей выдержаны на отлично. Не могу не отметить рост Гримджо над самим собой. Все-таки собственничество побороть, особенно такому типу как он, очень не просто. Не смотря на подсказки, разбросанные в тексте, личность Ичиго, а также сюжетные повороты для меня до последнего оставались загадкой. Хичиго, обаятельный гаденыш, "вечно хочет зла, но совершает благо". Выход глав разбросан по времени и многие детали от меня ускользнули, так что в ближайших планах у меня перечитывание XVI. Да и нужно время, чтобы осмыслить последние главы, ведь именно в них закрутилось столько событий! И душу бередит жертва Ичиго. Без нее то и не было этого щемяще-тоскливого, но такого приятного чувства. А может оно приятно еще и волнующим предвкушением загадок нового мира, которые нам не суждено узнать, как и тайну Соляриса. И как бы ни было грустно, нужно отпустить героев, а история будет вечно жить в наших сердцах.
Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина,
Кто не дочел ее романа
И вдруг умел расстаться с ним,
Как я с Шестнадцатым моим.

p.s. очень лестно, что XVI посвящен мне и спустя годы я могу полностью насладиться этой удивительной историей ^^

2014-08-05 в 03:04 

Акира777
Nezvaniy gost, Firsa, увидела ваши комментарии только сейчас, интернет глючит здесь страшно. Большое спасибо за постоянную поддержку и внимание, я всегда знала, что вы двое всегда отзоветесь на новую часть и это придавало сил))
Firsa, Конечно, прощаться с героями полюбившихся историй всегда грустно, но... (Добби свободен!!!) как гора с плеч после его окончания))
Я с самого начала знала, что эпилог необходим и пусть меня будут осуждать за то, что концовка слита или еще из-за чего, только эпилог в моем случае показывает действительно все. Без него у Шестнадцатого был бы обгрызенный кусок паззла)
На счет ооса всегда у всех свое мнение, все ведь в сущности зависит от собственного фанона. Я не могу отрицать, что допускала возможно какие-то отклонения от их характеров в начале и приблизительно до середины,но с ростом моих способностей как автора я старалась, чтобы герои были как можно более каноничными)
Хичиго кстати самый каноничный получился х)))
А на счет загадок нового мира - кто знает, может Смотрящий Город еще и всплывет))
И да, герои останутся в наших сердцах и мыслях ♥

п. с. конечно тебе, ты ж пинала :D

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Перья ангельских крыльев

главная