00:58 

3, 2...

Акира777
Название: XVI
Автор: Акира777
Жанр: экшн, мистика, драма, слэш
Пейринги: Гриммджо/Ичиго
Размер: макси
Примечания: ООС, АУ
Рейтинг: NC-17
Саммари: Только тот, кто имеет Путь, дойдет до цели. Цель не является выходом, им является Путь.
Статус: закончен



Прослушать или скачать In The Middle Of The Night бесплатно на Простоплеер

Гриммджо нахмурился, пытаясь оградить собой Ичиго и как никогда понимая Ренджи. Хоть он многого и не понимал, подпускать Первого к своему Путнику не хотелось.
- Да брось, ты такой колючий, - Первый явно веселился, наблюдая за попыткой Гриммджо оградить Ичиго. – И что Ичиго в тебе нашел?
- Хичиго! – неожиданно прикрикнул Куросаки, заставив Первого недовольно скривится.
- Кто ты такой? – напряженно спросил Гриммджо, рассматривая парня, который еще пару минут назад был драконом. – Это ведь ты заставил меня гоняться за артефактами дракона.
- Я никого не заставлял, - хмыкнул Хичиго. – Это было исключительно твое решение, а я лишь сказал, что ты встретишь своего Путника благодаря этому. И не солгал.
- Ты не ответил на вопрос, - Гриммджо прищурился.
- Я вроде представился – я Первый.
- Это ни о чем мне не говорит.
- Ну хорошо, объясню для тупых, я – Первый Создатель, - Хичиго оскалился, перевел взгляд на Ичиго и добавил, - а наш драгоценный Ичиго – шестнадцатый.
- Шестнадцатый? – удивленно переспросил Гриммджо, переводя взгляд на своего Путника. Ичиго сдержанно кивнул. – С твоим именем… совпадение?
- О, я объясню! – Хичиго, кажется, радовала перспектива с кем-то пообщаться. – Он пятнадцатый Создатель – человек, но шестнадцатый, если учитывать меня – дракона. Даже те, кто в курсе о Создателях, не знают всей нашей истории, что прискорбно, но, думаю, скрывать наше существование правильное решение. Однако в связи с этим история Создателей, в отличие от истории Стражей или Воинов, совершенно искажена. Даже у нынешнего императора есть сведения только о первом Создателе-человеке, но никаких – обо мне. А ведь именно я тысячи лет тому назад поделился с людьми своей силой, позволив им получить способности и Стражей, и Воинов. Именно я создал большую часть существующих по сей день артефактов. Но, к сожалению, именно обо мне лучше не знать всему остальному миру, обо мне положено знать только тем, кто смог унаследовать мою искру – дар Создателя. Ты стал исключением только потому, что ты первый Воин, выбравший себе в Путники Создателя. Такого еще никогда не было, прежде парой Создателей всегда были обычные люди.
- Значит, ты Первый Создатель, и… с тебя началась эта каша с артефактами? – Гриммджо чуть расслабился, он начинал вникать в суть вещей.
- Эй, благодаря мне ваш мир не такая нудная задница, как могла бы быть без артефактов, - хмыкнул Хичиго. – Тем более, я создал Хранителей и Воинов, чтобы за артефактами приглядывали, так что вы должны сказать мне спасибо. Я сделал вас круче всех остальных людей, неужели не чувствуешь благодарности?
- Видимо, я неблагодарная скотина, прости, но обойдешься без «спасибо», - усмехнулся Гриммджо и перевел взгляд на Ичиго. Тот был крайне напряжен, а одна его нога все еще была на цепи. – И Ичиго я забираю.
- Уверен? – голос Хичиго неожиданно переменился, стал серьезным и холодным как сталь. – Ты ведь все еще не знаешь всего.
- Прежде чем я узнаю все окончательно, я уберу это, - Гриммджо склонился к ногам Ичиго и разорвал цепь, привязанную к нему. После того, как цепь была разорвана, металл неожиданно рассыпался крошкой.
- На самом деле, его здесь удерживала вовсе не она, - на удивление спокойно пожал плечами Хичиго.
- Что же тогда? – подал голос Ичиго, смотря на Первого так, как будто тот должен был открыть ему тайну мироздания.
- Я и ты сам, вместе, - сейчас, несмотря на то, что Гриммджо был здесь, между этими двоими было что-то, заставляющее чувствовать себя лишним. – Ты отдал свою жизнь мне, чтобы я создал артефакт, и сейчас то, что от нее осталось – мое. Ты осознаешь, что не имеешь права на счастье после того, как предал человека, что любил тебя. И это создало цепь, приковавшую тебя к миру Начал. Да, Гриммджо в битве за тебя разрушил эти цепи, но когда я открою тебе еще одну сторону Создателя – ты сам предпочтешь остаться. Потому что он, - Хичиго перевел взгляд на Гриммджо, - возненавидит тебя.
- Я никогда не сделаю этого, - рыкнул Гриммджо, делая шаг к Первому, но тот не шелохнулся.
Его желтые глаза смотрели холодно, и нельзя было описать словами то, что Гриммджо увидел в их глубине. Это была не надежда, не раздражение, не ожидание… но что-то, что смешивало все эти чувства в одно, делая Гриммджо помехой.
- Никогда не говори «никогда», - Хичиго ответил на взгляд Гриммджо и вновь посмотрел на Ичиго. – Как Создатель ты прожил слишком мало, чтобы обнаружить все грани своих способностей. Да, ты открыл для себя большую часть из них, даже смог манипулировать реальностью. Ни один прежний Создатель не стирал себя из собственного мира, так что я действительно могу гордиться твоими успехами, Ичиго. Но твоя главная сила не в этом, твоя главная сила в Созидании. Прежние Создатели использовали ее лишь для сотворения артефактов, и никто из них не пытался получить нового Воина или нового Хранителя. Ты первый после меня, создавший собственного Воина, но именно потому что ты первый человек, решившийся на это, ты не знаешь, как связаны Создатель и его творение.
Ичиго нахмурился, Гриммджо почувствовал, что лучше будет заткнуть Первого вне зависимости от того, что тот скажет, но для Хичиго он не представлял угрозы.
- Гриммджо, правда в том, что ты не прощал Ичиго, - Первый перевел взгляд на Джагерджака и устало выдохнул. Он был предельно серьезен, так что на драконью шутку списать это не получалось. Гриммджо увидел, как Куросаки сжал кулаки до побелевших костяшек, и внутри отозвалось что-то темное, что-то, заставляющее думать о том, что Хичиго необходимо уничтожить, потому что Первый все разрушит. – Правда в том, что, создавая какое-либо творение, будь то артефакт или Воин, Хранитель или Страж, Создатель образовывает невидимую связь между собой и творением, которая служит одновременно со всем и защитным механизмом. Эта связь никогда не позволит Воину, Хранителю, артефакту или Стражу уничтожить своего Создателя или причинить ему вред. Эта связь подчиняет себе эмоции, заставляя испытывать то, что выгоднее для защиты жизни Создателя. По этой причине Дух Дракона стремился призвать меня в ваш мир, хотя именно я его запечатал, и было бы куда логичней ненавидеть меня. Но связь между ним, как артефактом, что я создал, и мной, как Создателем, сотворившим его, не позволила ему ненавидеть меня, исказив его чувства до того состояния, что вы видели. И если бы Гриммджо так и остался Воином предыдущего поколения, он бы не смог на меня напасть. Предыдущее поколение Воинов принадлежит мне, так как они все еще берут начало от моей крови, поэтому останься Гриммджо прежним, он бы ощутил благоговение и трепет, признал бы меня высшим существом и не смог даже подумать о том, чтобы причинить мне вред.
- Так вот что это было в предыдущую встречу, - понял Гриммджо. Слишком сильной была его реакция на дракона, и впервые чьи-то слова он воспринял за истину даже не смея перечить.
- Да, тогда я еще считался твоим Создателем, поэтому то, что ты чувствовал, частично было из-за этой связи, - кивнул Хичиго, все еще неотрывно смотря в глаза Ичиго. – Но несколько дней назад ты стал созданием Ичиго, именно поэтому ты смог напасть на меня. Потому что теперь ты чувствуешь, что должен защищать его даже ценой своей жизни. Из-за этой связи ты прощаешь ему все, даже то, что простить нельзя. Это не твои истинные чувства, Гриммджо, это связь Создателя и его Воина. Все эти чувства – фальшивка.
- Это неправда!!! – рявкнул Гриммджо на Первого. Если бы взглядом можно было бы убивать, тот уже мучился бы в предсмертной агонии.
- Видишь? – Хичиго смотрел только на Куросаки. – Это лишь доказывает, что я не лгу.
- И что нам делать? – на удивление смиренно поинтересовался Ичиго и положил руку на плечо Гриммджо, успокаивая.
- Я могу разорвать вашу связь между Создателем и созданием, - Хичиго наконец-то перевел взгляд на Гриммджо. – В таком случае вероятней всего он захочет тебя убить.
- Я готов к этому, - Куросаки кивнул, переводя взгляд на Джагерджака.
Гриммджо покачал головой, ему не нравилась эта идея. Вдобавок Первый казался ему подозрительным и не внушал доверия. Даже если Хичиго говорил правду, сейчас Гриммджо казалось, что лучше оставить все как есть.
- Возможно, во мне говорит этот чертов инстинкт защищать Создателя, но… я не хочу, чтобы какую-либо связь между нами уничтожали.
- Но так будет правильно, - Ичиго посмотрел на Гриммджо и впервые за все время, что они здесь находились, улыбнулся.
- Твое «правильно» уже чуть все не разрушило, хочешь пережить все это вновь?!
- Я не хочу думать, что наши отношения одна сплошная ложь, - во взгляде Ичиго была решимость человека, которого уже невозможно отговорить. – Думаю, ты бы не захотел знать, что мои чувства к тебе лишь защитный механизм, так же и я не хочу. Пусть ты возненавидишь меня, но это будет то, что ты чувствуешь на самом деле. Я был готов к твоей ненависти задолго до этого, еще с первой нашей встречи, и лучше приму ее, чем отношения, в которых нет ничего настоящего.
Гриммджо прищурился. Он догадывался, что услышит нечто подобное. Нельзя отговорить решившегося прыгнуть с обрыва, можно отговорить лишь того, кто хочет, чтобы его отговорили, а Ичиго не прыгал ради отговорок. Он видел для них, не для себя, это решение как единственно верное, и Гриммджо знал, что он прав.
- Хорошо, но… даже я не могу предсказать, что буду чувствовать после того, как связь будет разрушена, - признался Гриммджо. – Если я действительно захочу тебя убить – сражайся.
Ичиго кивнул, не став спорить. Однако он был уверен, что не сможет сразиться с ним на самом деле. Слишком свежи воспоминания о том, как неверяще смотрел на него Гриммджо в их последнюю ночь.
- Я рад, что мы сошлись на столь разумном решении, - усмехнулся Хичиго, вновь теряя серьезность. – И я попрошу отойти вас друг от друга на некоторое расстояние, будет лучше, если цепь связи порвется где-то на середине, а не близко к сердцу.
Гриммджо кивнул, все еще смотря на Ичиго, и отошел на несколько метров, пытаясь запомнить то, что чувствует именно сейчас, когда их связь еще действует. Он не чувствовал благоговения или трепета, слепящего восторга или чего-то в этом духе, но он чувствовал, что может лишиться самого ценного, что у него когда-либо было. Кажется, это чувство называлось страхом?
Хичиго стал между ними, и его сосредоточенное выражение лица немного развеселило Гриммджо. А затем в руках Первого появилась молочно-полупрозрачная цепь, стороны которой уходили к груди Ичиго и самого Гриммджо. Она ощущалась и не ощущалась одновременно. Казалась чем-то эфемерным, но в то же время до боли настоящим. Желтые глаза Хичиго на мгновение вспыхнули еще ярче, его руки слегка засветились, и цепь связи в его руках начала искажаться. Медленно, словно нехотя, связующие кольца со скрипом ломались, рассыпаясь в отдельные звенья. Цепь не исчезла, когда звенья окончательно разделились, но больше не соединяла сердца двоих. И в ней теперь не было смысла. Руки и глаза Хичиго прекратили светиться, остатки соединяющей двоих цепи вновь стали невидимы человеческому глазу.
Теперь между ними была лишь пустота и бездонная пропасть, которую требовалось заполнить хоть чем-то.
Ичиго сглотнул, понимая, что больше не ощущает Гриммджо. Сердце заколотилось как бешеное, отдаваясь звоном в голове. Ни эмоций, ни сердцебиения Гриммджо Ичиго больше не ощущал, и из-за этого леденели кончики пальцев. Связь Создателя и его создания действительно была разрушена, но чувства самого Ичиго не поменялись. Защитный механизм действовал в одностороннем порядке. И это заставляло виновато опустить взгляд, осознавая, что даже пытаясь спасти дорогого ему человека он лишь в очередной раз все испортил. Оставалось дождаться лишь проявления каких-то эмоций у Гриммджо, но Ичиго не сомневался в его реакции, и когда уже чужая холодная вспышка силы сотрясла воздух, он лишь сглотнул. В конце концов, и ему пора расплачиваться за свои грехи. Стоило радоваться, что самому удалось выбрать палача.
Хичиго перевел взгляд на Джагерджака, неожиданно довольно усмехнулся и отскочил, зависнув в нескольких метрах над землей. Эти двое для него были действительно крайне предсказуемыми. И это радовало.
Гриммджо наконец-то поднял взгляд на Ичиго. Взгляд, не предвещающий ничего хорошего. Он смотрел даже не на него, а сквозь него, уже этим показывая свое изменившееся отношение. И в этом взгляде была холодная обжигающая ярость, сдерживать которую Гриммджо явно не собирался. Было там и разочарование, глубоко осевшее тенями под глазами и заставляющее Гриммджо задавать себе один и тот же вопрос раз за разом: «Того ли человека я выбрал?». Сейчас каждую секунду ответ в его голове менялся. Воспоминания о восторге, когда он понял, что нашел Путника, и воспоминания о причиненной боли смешивались, не позволяя остановиться на каком-то решении окончательно. И поэтому во взгляде его читались и отчаяние, и холодная злость. А вместе с тем от грудной клетки расползалась какая-то сосущая пустота, пробирающая до костей. Целый мир казался Гриммджо предателем. А тот, из-за кого все это произошло, стоял напротив него и ждал его... приговора.
Гриммджо действительно чувствовал, что должен наказать Ичиго. За предательство. За боль. За то, что посмел поставить себя выше и принял решение за них двоих. За то, что не доверял сам и предал доверие Гриммджо. Никогда прежде Джагерджак не позволял втыкать в свою спину нож и всегда возвращал подобные долги. Куросаки не должен был стать исключением.
У них двоих был только один выход. Потому что при всей ярости, при всем разочаровании, что Гриммджо был готов обрушить на Ичиго, тот все еще оставался его Путником. И это было единственной причиной, почему Гриммджо не набросился на него сразу в попытке свернуть шею, ведь еще до того, как он попал под влияние Ичиго, он сам его выбрал, и ответственность за это была полностью на нем.
Голубые глаза впервые посмотрели на Ичиго холодно, и сердце пропустило несколько ударов. Ичиго знал, что будет непросто, и был готов к этому. Но он оказался не готов к этому взгляду, обращенному к нему из-за собственной глупой ошибки.
- Сразись со мной, Ичиго, - хриплый голос Гриммджо вибрировал от жажды этой битвы. В нем чувствовались и ярость, и звенящая злоба, и отчаянная решимость. Пространство вокруг него было раскалено. Пусть он вымотан боем с Первым, но он хотел обрушить свою боль на Куросаки. Тот должен был ощутить свой поступок на собственной шкуре. – Потому что я, правда, хочу тебя прикончить!
Я ненавижу, когда кто-то использует меня.
- Если ты настаиваешь, то я не могу тебе отказать, - кивнул Ичиго, прикрывая глаза. Что ж, он был готов к любому его решению.
Наверное, я действительно не достоин прощения.
- Используй все свои приемчики Создателя, потому что я буду серьезен, - Гриммджо оскалил клыки.
Я буду серьезен в сражении с тобой, поэтому не думай поддаваться!
- Если я буду действительно серьезно сражаться, как Создатель, ты не выживешь, - предупредил Ичиго. Взгляд его багровых глаз был тяжелым, и это восхищало Гриммджо. Это было тем, что ему так в Ичиго понравилось. Из-за этого взгляда их история получила продолжение.
Если ты так настроен, я приму все, что ты мне дашь.
Гриммджо усмехнулся, прожигая его взглядом.
- Это уже мои проблемы, ты не находишь? – в руках Гриммджо загорелось голубое пламя. Пустота внутри требовала немедленно заполнить ее чем-то, и всепожирающая ярость подходила для этого как нельзя лучше. – Я не прощу, если ты будешь сражаться вполсилы.
Сражайся со мной, потому что только так ты докажешь мне, что я равный.
- Я буду сражаться так, как считаю нужным, - пожал плечами Куросаки, и вокруг него вспыхнул черный огонь. Темные языки пламени доходили до его груди и, видимо, должны были защищать его от атак.
Ты не должен пострадать еще раз. Я не допущу этого.
Гриммджо резко вскинул руку, направляя голубое пламя на Куросаки, которого прикрыл его черный огонь. Пламя Воина исчезло, поглощенное черным огнем Ичиго, которое образовало вокруг того своеобразный купол.
- Нападай, черт тебя дери! – еще больше разозлился Гриммджо. Его когти мгновенно вспыхнули пламенем, который он больше даже не контролировал. Жажда проучить, наказать и в тоже время сразиться брала верх над его разумом.
Признай меня! Я не хочу быть тем, кого ты использовал и перед кем всего лишь чувствуешь вину.
- Я только даю тебе фору, и тебе лучше воспользоваться ею, - черное пламя слегка расступилось, позволяя увидеть голову Куросаки и его плечи. – Ты ведь вымотан после боя с Хичиго.
Атаковать тебя в этой форме – все равно, что убить. Я уже терял тебя и не хочу больше.
- Ты пожалеешь об этих словах, - Гриммджо оскалился, показывая клыки. Ненависть, плотными кольцами сдавливающая горло прорезалась, наконец, в оглушающий рык.
Появившиеся в обеих лапах Гриммджо голубые электрические копья были мгновенно запущены в Куросаки, а за одним копьем последовала сотня. Черное пламя поглотило их всех, вновь закрыв Ичиго куполом. Гриммджо даже не мог узнать, удалось ли ему хотя бы задеть того.
Я хочу быть тем, за кого ты будешь бороться.
- Я не буду жалеть о словах, но я не могу изменить прошлое и исправить собственные поступки, - пламя вновь расступилось, показав голову и плечи Ичиго. Он был немного бледнее, чем раньше, но все еще выглядел решительным. – Менять можно только настоящее, и я буду в своем настоящем делать все, чтобы... больше не допустить прежних ошибок…
Я ни за что не подвергну твою жизнь опасности.
Гриммджо зарычал, от его когтей медленно вырисовывались голубые нити разрыва материи.
Эта рана будет гноить вечно, если я не вскрою ее сейчас.
Ичиго поджал губы, черное пламя колыхнулось, но он не ступил и шагу назад, собираясь принять и этот удар. В конце концов, лучше так, ведь если он атакует как Создатель, то, допустив малейшую ошибку, он может стереть Гриммджо.
Думаю, это твоя последняя атака, поэтому…
Гриммджо напряженно замер, когда понял, что Ичиго улыбается побелевшими губами. Это не было снисхождением, и эта улыбка пугала его куда больше, чем глаза Ичиго, когда тот вырвал его сердце. Что она означала? Руна разрыва материи замедлила свое действие из-за дурного предчувствия Гриммджо.
Нет, если он остановится сейчас, то все напрасно. Они должны вернуть друг другу все долги, и только тогда можно будет говорить, что между ними осталась еще какая-то связь, кроме разорванной.
Руна разрыва материи, почувствовав решимость хозяина, заработала на полную, за считанные секунды пожирая расстояние до Куросаки. И в тот момент, когда оставалось совсем немного, черное пламя лизнуло тело Ичиго в последний раз и исчезло, открывая Гриммджо взгляд на покалеченное тело.
Гриммджо шокировано замер, смотря на превращенную в кровавую кашу грудную клетку Куросаки и полностью продырявленный живот…
Этот придурок… не защитился ни от одной атаки, прикрылся пламенем, чтобы Гриммджо не заметил, и принял и пожирающее пламя, и сотню копий. А разрывающееся пространство через пару секунд должно было окончательно превратить его в ничто.
Чертов сукин сын!..
Руна разрыва материи исчезла, а воздух затянулся. Пространство зализывало раны.
Куросаки упал на колени, кровь брызнула на землю. Гриммджо, потрясенно наблюдающий за этим, на мгновение отстраненно подумал, что удивительно, как у того вообще к чертям не вывались все внутренности. А потом вернувшиеся эмоции накрыли его сжигающей лавиной.
- Какого хера ты творишь?! – Гриммджо стремительно подошел к Куросаки, схватил того за плечи и опустился на колени, дрожа от ярости.
- Я… - голос Куросаки был слабым, и становилась понятной его болезненная бледность, – …только хотел… чтобы все было честно…
- Тогда ты должен был сражаться! – рявкнул Джагерджак.
- Но ты ведь не смог защититься, когда я забрал твое сердце… – тихо выдохнул Ичиго. Кажется, говорить ему было больно. Его глаза закрывались, пугая Гриммджо. – Поэтому… я тоже… не должен б…
Гриммджо пораженно на него уставился, но…
Это было логичным и по-идиотски честным. Был ли хоть один нормальный человек, готовый так сурово наказать самого себя? Гриммджо таких больше не знал.
Однако была и существенная разница. Если в прошлый раз Гриммджо не смог защититься, то сейчас Куросаки не захотел. Что из этого хуже? Гриммджо нахмурился, пытаясь понять, смог бы он поступить так, окажись он сам виноватым в их ситуации, и вновь не нашел ответа. Они оба получили свою порцию боли, но Гриммджо все еще злился. Потому что Ичиго в упор его не слышал.
- Что будешь делать? – раздался над ними насмешливый голос. Гриммджо поднял взгляд и увидел Первого, о котором успел забыть во время сражения с Ичиго. – Кстати говоря, и без руны разрыва материи он умрет через несколько минут.
- Что?! – Гриммджо перевел взгляд на Ичиго, который уже закрыл глаза и, кажется, не слышал их. Внутри, сжирая ненависть и ярость, все сметал всепоглощающий страх. Никогда прежде не испытываемое Гриммджо настолько сильное самое отвратительнейшее чувство, казалось, завладело всем его существом в одно мгновение. – Этот ублюдок собирается умереть, лишь бы не сражаться со мной?!
- Думаю, он действительно предпочтет смерть, ты ведь один раз уже умер, - пожал плечами Хичиго. – С его точки зрения это честно.
- Это никакое, блядь, не честно! – зарычал Джагерджак. Он смотрел, как жизнь Куросаки постепенно тает, и не знал, что делать. А ведь у Куросаки был план по его спасению. Нет. Нет-нет-нет, он не мог потерять Ичиго. Не сейчас. Ни когда-либо в будущем. – Ты можешь его исцелить?
- Да, - Хичиго склонил голову, рассматривая Ичиго. Черные волосы Куросаки уже превращались в пепел. – Но ты уверен? Око за око, жизнь за жизнь, разве это не твой же принцип? В этом случае ты наконец-то вернешь все, что получил.
- Исцели его, - Гриммджо не отдавал себе отчета в том, кому приказывает. – Он все еще мой Путник! Он принадлежит мне, и он не может так просто сдохнуть. Это… совсем не наказание. Это побег.
- Хорошо-хорошо, - Хичиго на удивление покорно поднял руки и усмехнулся, приближаясь к Куросаки. – Мне все еще интересно, как вы закончите, поэтому я исцелю его.
Он коснулся плеча Ичиго чуть выше руки Гриммджо, и раны на искалеченном теле начали затягиваться. Джагерджак беспокойно наблюдал за ним, крылья носа подрагивали от волнения, но Ичиго действительно исцелялся. Правда, все еще весь был в крови.
Форма Создателя окончательно утратила свою силу, превратив длинные черные волосы и бинты в пепел, вновь возвращая рыжую макушку и открывая худощавое тело Ичиго. Он исцелился от ран и теперь медленно открывал глаза, растерянно смотря на Гриммджо.
- Ты… почему…
- Я понял, что ты не будешь сражаться так, упертый баран, - неожиданно усмехнулся Гриммджо. Он чувствовал странное облегчение, ведь смог вернуть Путника, и сейчас знал, что делать. – Как ты себя чувствуешь?
- Херово, но… - Ичиго помотал головой, все еще видимо не понимая, почему живой.
- Отлично, я чувствовал себя так же, - усмехнулся Гриммджо. – Я понял, что ты не будешь сражаться, как Создатель, и знаю, что поможет разрешить наши проблемы. – Костяная броня на его теле исчезла, длинная голубая грива вновь стала короткой стрижкой, лапы превратились в руки и ноги, возвращая Гриммджо в человеческое состояние. – Поэтому дерись со мной как мужик. Без всей этой сверхъестественной хуйни. Кулаками. Это единственный вариант, если ты все еще хочешь меня.
В этом «хочешь меня» не было ничего пошлого. Сейчас Гриммджо говорил не про секс или свои способности Воина. Он говорил про все, что их связывало.
Ичиго неверяще уставился на него. Да, Гриммджо все еще злился, но прежняя ярость исчезла. На дне все еще было легкое разочарование, но теперь оно относилось к ним обоим. А вот отчаяние пропало окончательно. Еще Гриммджо почему-то было весело.
- Я согласен, - кивнул Куросаки.
Он попытался подняться, но видимо был слишком слаб после исцеления и невольно ухватился за плечо Гриммджо. Джагерджак тоже чувствовал себя не лучшим образом после тяжелого боя с драконом и выплеснутой его способностями яростью. Но это было хорошо для них обоих, они смогут закончить все быстрее.
Ичиго растерянно встал напротив Гриммджо. Кажется, он все равно смутно понимал, что ему сейчас делать. Джагерджак усмехнулся и ударил первым. Хук правой у него был сильным, и Куросаки, не успевший защититься, отшатнулся, сплевывая кровь.
- Так и будешь тупить? – ухмылка Джагерджака стала шире, и в следующее же мгновение он уклонился от выпада Куросаки, заодно перехватив его руку.
Ичиго, знакомый с этим приемом, не стал медлить и замахнулся ногой, заставляя Гриммджо отпустить его руку и уклониться. Их стили боя были совершенно разными, но это не мешало Гриммджо раз за разом уклоняться от коротких рубящих ударов Ичиго и периодически атаковать самому. В человеческой форме он был физически сильнее и не уступал Ичиго в скорости, поэтому перевес складывался в его сторону. В очередной раз уклонившись от удара ногой с разворота, Гриммджо перехватил того за руку, кулаком метя в солнечное сплетение, но Ичиго успел поставить блок. Только вот сила удара была такой, что откинула Куросаки на землю, заставляя упасть.
Куросаки мгновенно подскочил, пытаясь отдышаться и уставшим взглядом буравя Гриммджо. Вот сейчас и он не хотел уступать, и Гриммджо усмехнулся. Драться с Куросаки ему нравилось. Но было заметно, что раньше тот дрался только с теми, кто слабее его, и это являлось главным преимуществом Джагерджака. Он рванул вперед на Ичиго, тот поставил блок руками, но Гриммджо проскользнул сбоку, и, не оборачиваясь, рубанул ребром ладони по задней части колена. Куросаки почти упал, чудом сгруппировавшись в воздухе и отскочив от Гриммджо на несколько шагов. Джагерджак смотрел на него все так же, усмехаясь, и он бы с удовольствием подрался подольше, но слишком устал за этот день и собирался закончить все следующей атакой. Гриммджо подобрался, как настоящая пантера, выискивая взглядом брешь в защитном блоке Ичиго. Бреши не было, его стойка была практически идеальной, руки защищали и нижнюю и верхнюю часть туловища, но…
Гриммджо рывком приблизился к Куросаки и осыпал на того град ударов, но, неожиданно уйдя влево, впервые сам ударил ногой с разворота. Ичиго не успел защититься и в очередной раз упал, толком не сгруппировавшись, и не очень удачно прокатился по земле. Гриммджо, тяжело дыша, подошел к Ичиго, не желавшему вставать на ноги, и грохнулся рядом. Их плечи почти касались друг друга, оба тяжело дышали, только Куросаки разлегся на спине, а Джагерджак лежал на животе. А затем оба неожиданно громко и надрывно расхохотались.
Хичиго нахмурился, наблюдая за ними, и скривился, стоило этим двоим рассмеяться. Он рассчитывал на несколько другой исход. Зангецу, стоявший у вновь открытых в этот мир дверей, лишь укоризненно покачал головой. Что ж, он выиграл этот спор. А Хичиго вновь придется умирать от скуки. Не став прощаться, он развернулся и быстрым шагом направился к морю, и исчез на полпути к воде. Зангецу, впрочем, тоже поспешил скрыться из виду.
Гриммджо встрепенулся, перевел взгляд на открытую дверь обратно в их мир и выдохнул.
- Нам пора, Ичиго, - он встал первым и протянул руку своему Путнику.
Хотелось как можно скорее убраться отсюда. В конце концов, они решили все свои проблемы.
Куросаки улыбнулся, сжал его ладонь и встал. Происходящее казалось ему нереальным, но он чувствовал, что хочет сохранить это нереальное как можно дольше.
Проход двери вновь светился голубизной, но на нем не было больше никакой черной тропинки, и им больше не помогал Зангецу, так что Гриммджо был не уверен, стоит ли пересекать черту.
- Не беспокойся, если Хичиго нас отпустил, то и этот мир отпустит, - Ичиго крепче сжал руку Гриммджо и решительно шагнул в ослепляющую голубизну, утягивая того за собой.
Ослепительная вспышка заставила зажмуриться. Выход несколько отличался от входа. На мгновение Гриммджо и Ичиго потеряли способность слышать и видеть, а затем почувствовали, как их выкинуло на берег.
Ичиго распахнул глаза и огляделся. Лабиринт весьма удачно выкинул их на побережье Токио. Куросаки перевел взгляд на Джагерджака, и хотел было его обрадовать, но тот смотрел на него ошарашено.
- Ты… больше не Создатель… - удивленно констатировал Гриммджо.
- Я же отдал свою жизнь Первому, чтобы он создал артефакт, так что теперь я обычный человек, - напомнил Ичиго. – Бросишь меня теперь?
Гриммджо прищурился, всматриваясь в карие глаза, но тот спрашивал серьезно, хоть тон его и был шутливым. Гриммджо проглотил так и рвущееся наружу «ты дурак?» и ответил, наконец-то расставив все точки над i:
- Ни за что.



Вопрос: ...
1. Спасибо! 
15  (100%)
Всего: 15

@темы: фик, XVI

URL
Комментарии
2014-06-13 в 01:57 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2014-06-13 в 02:08 

Акира777
Nezvaniy gost, я знала, чей комментарий будет первым! :laugh:
спасибо :dance2:

URL
2014-06-13 в 02:27 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда
:shy: :shuffle:

2014-06-13 в 17:18 

Акира777
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Перья ангельских крыльев

главная