21:21 

Думаю, можно считать подарком на Рождество ;)

Акира777
Название: XVI
Автор: Акира777
Жанр: экшн, мистика, драма, слэш
Пейринги: Гриммджо/Ичиго
Размер: макси (60 тыс. слов)
Примечания: ООС, АУ
Рейтинг: NC-17
Саммари: Только тот, кто имеет Путь, дойдет до цели. Цель не является выходом, им является Путь.
Статус: в процессе


Настоятельная рекомендация читать под:

Прослушать или скачать TaeYang Ringa Linga бесплатно на Простоплеер


Гриммджо не тронул его в такси, но как только дверь лифта закрылась, отвозя их на нужный этаж, Ичиго тут же был прижат к стенке. Джагерджак был похож на пса, который сорвался с цепи и добрался до лакомого куска мяса, что все время лежал рядом, но из-за цепи не было возможности его схватить.
Он целовал одновременно и яростно и отчаянно, словно боялся, что Ичиго ускользнет в любой момент. Но Куросаки не собирался этого делать, не сейчас, поэтому он отвечал, обхватывая Гриммджо за шею руками и притягивая к себе как можно ближе.
Они вывались в коридор, как только дверь лифта открылась и еще минут пять целовались, забыв о квартире. Гриммджо не отпускал Ичиго ни на секунду, он продолжал целовать его в шею, за ухом, в плечо через ткань рубашки даже когда тот отвернулся открыть дверь.
Они раздевались на ходу, по пути в спальню, оставляя за собой ворох одежды. Гриммджо не мог поверить в то, что это наконец-то произойдет. Он боялся, что в какой-то момент просто проснется, и наутро Ичиго опять будет смотреть на него как прежде. Джагерджак сотню раз прокручивал это у себя в голове – их первый раз. Он не знал как, но он знал, что должен сделать этот раз идеальным. Таким, чтобы Ичиго никогда и не думал пробовать что-то с кем-то другим. Таким, чтобы Куросаки навсегда запомнил, что может принадлежать только Гриммджо. Таким, чтобы его нельзя было забыть не из-за боли, а из-за того, что ты с тем, с кем нужно.
Куросаки цеплялся за его плечи, оглаживал кончиками пальцев накачанную грудь, рельефный пресс и нерешительно останавливался у кромки джинсов, позволяя Гриммджо первому переступить черту. И Джагерджак с удовольствием это сделал, повалив Ичиго на кровать и стянув с того ненужные им сейчас брюки. С собственными джинсами Гриммджо разобрался еще быстрее и вернулся к прерванным поцелуям, параллельно избавляя их обоих от нижнего белья. Он не закрывал глаз, чтобы улавливать каждую эмоцию на лице Ичиго и видел, что тот будто окунается в омут с головой, тонет в нем, впервые познавая новую грань близости. И Гриммджо хотел, чтобы Ичиго погряз в нем, забыл про воздух и дышал им, потому что был эгоистом и собственником, но в тоже время готов был отдать взамен все, что имел. Сейчас Гриммджо уже не казалось глупым выражение про мир к ногам, потому что он сам был готов пойти завоевывать целые миры, лишь бы Ичиго продолжал смотреть на него именно так.
…словно Гриммджо жизненно необходимый ему кислород.
…словно Гриммджо и солнце, и небо, и луна, и звезды.
Словно Гриммджо целая вселенная.
Этот взгляд, который таил в себе и страх, и нерешительность вместе с уверенностью в том, что все правильно, полный желания и какого-то предвкушающего трепета – о, Гриммджо точно был уверен, что за этот взгляд можно не только убить, за него нужно было бороться и за него нужно заплатить. Однако он был согласен с любой ценой.
Губы занемели от поцелуев, но прервать их было почти невозможно. Руки Гриммджо скользнули по бокам Ичиго, изучая, лаская и успокаивая одновременно. Его широкие чуть шершавые ладони мягко оглаживали поясницу и бедра, пока не предпринимая активных действий, позволяя привыкнуть и взять более спокойный темп. Ичиго подчинился, зарываясь пальцами в волосы Гриммджо, он закрыл глаза, показывая, что сейчас полностью доверяет партнеру и полагается на него. Гриммджо не мог разрушить это доверие, он углубил поцелуй, теперь больше лаская языком, нежели пытаясь перехватить инициативу. Покусывал губы, которые уже так давно манили, проходился по кромке зубов, отстранялся, но тут же возвращался обратно к Ичиго, не имея возможности оторваться. Поцелуй из страстного стал мокрым, медленным и тягучим. Воздуха не хватало, но это не волновало ни одного из них. Лучше было задохнуться, чем прерваться хоть на секунду. Эти поцелуи, взгляды, прикосновения были хуже опиума и пьянили больше хмеля, затуманивали разум. Если еще минуту назад Гриммджо казалось, что он способен контролировать себя, то теперь он был уверен в обратном. Он не смог бы остановиться, даже если бы Ичиго попросил, но тот, казалось, находился в такой же ситуации, потому что не мог прекратить трогать Гриммджо. Его руки то запутывались в голубых волосах, то обнимали мощную шею, то скользили вниз по широкой спине. Ичиго тоже желал изучить Гриммджо, и это было приятно, вызывало дрожь по всему телу и будто говорило «я уже твой».
Гриммджо оторвался от губ Ичиго только для того, чтобы спуститься ими ниже, к шее, которая манила своей чистотой и словно просила оставить на ней клеймо. Первый засос получился небольшим, а во второй раз Джагерджак все же не сдержался, оставляя четкую метку «мое», которая наутро должна была налиться лиловым. Ичиго поощрительно дернул его за голубые пряди и прикусил губу, сдерживая тихий стон. Гриммджо в ответ только спустился ниже, изучая ямочку между ключиц и с удовольствием вылизывая и покусывая выпирающие косточки. Самой яркой реакцией стал несдержанный стон, когда он накрыл губами один сосок и засосал его, играясь с ним языком, и приласкал руками второй. Гриммджо специально пока не трогал Ичиго ниже, желая детально изучить все его тело, каждый участок, прикосновения к которым приведут к тихим матам сквозь зубы и невозможности сдержать стоны. Руки Гриммджо крепко держали Ичиго за бедра, пока тот покусывал его сосок, пытаясь определить ту планку, что стояла между наслаждением и болью. Но боязнь преступить черту не позволила мучить долго, поэтому Гриммджо спустился еще ниже, вылизывая каждый кубик пресса на карамельной коже и оставляя на нем россыпь засосов.
Возбужденная плоть Ичиго, тем не менее, оставалась без внимания, и он пытался направить Гриммджо ниже, но тот лишь перехватил его руки, переплел их пальцы и железной хваткой пригвоздил к простыням. Он слишком хорошо знал, что если позволить кончить Ичиго сейчас, то проникновение будет действительно болезненным, а этого хотелось избежать. И пусть боль будет в любом случае, но все зависело от того, какой именно она будет. Гриммджо хотел, чтобы Ичиго запомнил только приятную боль, ту, которая быстро смывается наслаждением.
Касаясь губами и чуть засасывая кожу на внутренней стороне бедра Гриммджо не представлял, что вызовет столь яркую реакцию – Ичиго выгнулся до хруста в позвонках и застонал в голос, заставляя волосы на загривке встать дыбом, а глаза налиться голубым светом. Гриммджо вскинул взгляд вверх, почувствовав, как возбуждение проходит по телу волной, усиливается от подобных звуков из уст Куросаки, которые в его исполнении звучали уж слишком пошло и слишком вызывающе. Приглашающе. И накрыл манящие приоткрытые в стоне губы своими, заглушая стон, из-за которого темнело в глазах. Член Гриммджо потерся о член Ичиго, заставляя их обоих вздрогнуть и судорожно выдохнуть, теряя остатки разума. Но на грани сознания Гриммджо понимал, что подготовку стоит начать сейчас и потянулся к тумбочке рядом с кроватью, внутри которой с недавних пор лежала смазка. Отвлекая Ичиго поцелуями, Гриммджо выдавил на пальцы немного смазки и без предупреждения, но медленно и плавно ввел внутрь его тела первый палец, за что тут же получил. Ичиго укусил его за нижнюю губу и откинулся головой на подушки.
- Неужели больно? – тяжело дыша, спросил Гриммджо.
Говорить было проблематично из-за сбившегося дыхания, но он не верил, что кто-то вроде Куросаки почувствует сильный дискомфорт из-за столь незначительно проникновения.
- Холодно, - нашел в себе силы усмехнуться Ичиго. – И мокро.
Гриммджо тихо застонал, не понимая, почему столь обычные фразы звучат настолько развратно, вызывая звон в ушах от накатывающего возбуждения. Дело было в том, что их произносил именно Ичиго? Или проблема была в интонациях? Или в том, что параллельно с этим Ичиго сжимался, явно намекая на то, что Гриммджо стоит продолжить и пойти дальше.
Проникая внутрь пока что только пальцами, растягивая неразработанные мышцы изнутри, Гриммджо готов был кончить от одного только осознания того, как в Ичиго должно быть узко.
Первым.
Он будет у него первым.
Это делало Гриммджо и счастливым и безумным одновременно. Хотелось смеяться и спрятать Ичиго ото всех, быть единственным, кто сможет его видеть и касаться. Подобная одержимость пугала, но не позволяла так просто от себя избавиться и более того, Гриммджо собирался позволить ей остаться. Потому что это был его Путник, и он имел полное право на подобные эмоции.
Растягивая Ичиго уже тремя пальцами, разводя их в стороны Гриммджо чутко следил, как тот выгибается под ним, на какие движения отзывается стонами, на какие дрожью, проходящей по телу.
Еще одним чувствительным местом оказался участок кожи прямо под мочкой уха, Ичиго даже наклонил голову, давая Гриммджо больше свободы. Удовольствие неприступной гранью маячило на периферии сознания, стоило пальцам войти чуть глубже, задеть чуть больше и Ичиго выгибался в немом стоне, готовый позволить Гриммджо больше.
- Давай, - попросил Ичиго, разводя ноги чуть шире.
Гриммджо сглотнул, доставая пальцы, и совершенно бездумно посмотрел на влажный разработанный, но все еще недостаточно растянутый вход.
- Поначалу будет больно, - предупредил Гриммджо. – И у меня не хватит выдержки дать тебе много времени, чтобы привыкнуть.
Ичиго кивнул и вновь потянул его на себя, давая понять, что готов. Он был готов даже больше, чем думал, потому что было нестерпимо видеть, как голубые горящие страстью и желанием глаза прикованы к тебе так долго. Им хотелось ответить, и сейчас Ичиго мог позволить это себе, открываясь навстречу и отвечая на каждое прикосновение, каждый взгляд и эмоцию.
Гриммджо вошел одним быстрым стремительным движением, чтобы не растягивать болезненное проникновение, которого было не избежать в первый раз. И вспышка странной тягучей, но приятной сладковатой силы окутала их обоих, словно в кокон, и впиталась в кожу. Ичиго прикусил губу, болезненные ощущения быстро сходили на нет, но он был уверен в том, что дело не в этой магии. Гриммджо навис над ним, опираясь на руки, и смотрел так, будто Ичиго очень ценный и хрупкий артефакт, который нельзя было ни в коем случае разбить. Он не хотел делать больно, но хотел как можно скорее сделать его своим, и это желание позволяло Воину немного облегчить ощущения, испытываемые Путником, хотя бы частично перенять их на себя.
- Гриммджо, - тихо выдохнул Ичиго, притягивая его для поцелуя и тот беспрекословно подчинился.
Гриммджо накрыл его губы своими, и начал медленно плавно двигаться внутри, пытаясь найти оптимальный угол проникновения в их положении. Подхватив одну ногу Ичиго под коленкой и практически закинув ее себе на плечо, он добился первого неуверенного стона. Первые толчки были… нет, Ичиго даже не мог толком назвать их болезненными, скорее неприятными, но эта боль когда Гриммджо входил чуть резче вспыхивала искрами удовольствия. Неторопливый размерный ритм позволял привыкнуть к странному ощущению заполненности, почувствовать, как сливаешься в одно целое с другим человеком и прочувствовать уже совершенно иной уровень связи. Гриммджо не слышал, он чувствовал, как бьется сердце Ичиго, как он дышит, его взгляд, его странное возбужденно-потерянное состояние, необходимость держаться за что-то. Поэтому он вернулся к прерванным ласкам. Гриммджо покрыл порхающими поцелуями лицо Ичиго, вновь засосал кожу на шее около уха и сжал руками упругие ягодицы, разводя их чуть в сторону, позволяя себе проникнуть еще чуть глубже. Ичиго застонал и прогнулся в спине, одновременно цепко хватаясь за руки Гриммджо. Совсем хорошо стало, когда его возбужденный, уже мокрый член накрыла широкая ладонь Джагерджака и стала дразняще ласкать в такт толчкам.
Гриммджо довольно порыкивал, ощущая вокруг своего члена давящую горячую узость и постепенно ускорялся. Он знал, что не продержит медленный темп долго, эмоции Воина, полноценно обретшего Путника брали над ним контроль, заставляя заклеймить, присвоить себе всего Ичиго. Сейчас, присваивая себе его тело, изучая его, нежа в своих руках Гриммджо понимал, что должен получить и душу. Ичиго обязан остаться с ним вместе после всех этих чертовых испытаний, что они прошли, после этой дороги, что они преодолели. Постепенно срываясь в быстрый темп, Гриммджо входил все глубже и резче. Он неотрывно следил за реакцией Ичиго и видел, что тот начинает испытывать от всего этого удовольствие, поэтому ускорил движения своей руки на его члене, сжимая уже сильнее. Ичиго выгибался и царапал короткими ногтями его руки и плечи, но не отстранялся, наоборот, поддавался навстречу, вскидывал бедра, сам видимо не до конца понимая, хочет ли уйти или хочет продолжить. Наслаждение все больше оттесняло боль, пока не стало чувствоваться отчетливей и острее, оно укутывало с головой, но было дико непривычным. Новые ощущения кружили голову, а новые поцелуи Гриммджо пьянили и он почти забыл, почему решился на это. Забыл бы, если бы сила сама не высвободилась. Ограничитель, что Ичиго постоянно поддерживал, таял с каждым толчком Гриммджо. Он терял голову и терял контроль и, в конце концов, Гриммджо сам не понял, как выпустил когти и клыки. Голубые волосы немного удлинились, а тело стало будто длиннее, тяжелее и гибче одновременно.
Гриммджо прикусил шею Ичиго, действительно понимая теперь, что означают силы его мальчишки, но сейчас они волновали его меньше всего. Куда более важным сейчас было довести Ичиго до пика и позаботиться про него после.
- Гриммджо… - простонал Ичиго, выгибаясь еще сильнее, когда ласкающая его возбужденную плоть рука задвигалась еще быстрее.
Гриммджо рыкнул, чувствуя, как мышцы вокруг его члена сжимаются, перешел на максимально допустимую в их случае скорость, не вдалбливая в кровать, но проникая размашистыми толчками достаточно глубоко. Его рука на члене Ичиго задвигалась чуть медленней, чтобы тот не кончил раньше. Узость и жар, охватывающие член Гриммджо становились все невыносимей, посылая по телу судороги удовольствия, и он кончил, чувствуя, как накрывающая волна оргазма уносит усталость и убирает трансформацию. Ичиго кончил следом, как только рука Гриммджо стала ласкать чуть быстрее и сильнее сжала его член. Послеоргазменная нега укутала их обоих, подавляя желание встать и дойти до душа. Однако Гриммджо знал, что наутро Ичиго будет совершенно не рад следам от подсыхающей спермы на животе и что хуже – внутри. Хотя как раз Джагерджак предпочел бы оставить все как есть, ведь это было лучшее подтверждение того, что теперь Ичиго принадлежит ему. Все еще не полностью, ведь они не говорили полноценно ни разу на тему того, что будет после окончания их путешествия.
Гриммджо нашел в себе силы встать и потянул утомленного Куросаки на себя. Тот смотрел устало и раздраженно, явно предпочитая остаться в кровати.
- Пойдем, - покачал головой Гриммджо. – Если хочешь – могу понести на руках. Ты опять сделал меня сильнее.
- Я дойду, - поджал губы Ичиго, но все же схватился за него, вставая. Гриммджо так и знал, что это станет проблемой. – Все в порядке, оно скоро пройдет, пусть у меня и не такая зашибенная регенерация.
Гриммджо хмыкнул и все-таки подхватил Ичиго на руки, вызывая у того возмущенный вскрик. Относительно быстро смыв с них обоих следы бурной ночи, Джагерджак таким же путем утащил своего Путника обратно, только теперь закинув на плечо, за что получил не особо болезненные удары по спине. Уложив Ичиго на постель, Гриммджо скинул одеяло, на котором остались следы спермы, и вытащил с полки под кроватью новое.
- Хачи убьет нас, если мы не уберем здесь потом, - сонно пробормотал Ичиго.
- Спи, я завтра занесу все в химчистку, - улыбнулся Джагерджак, чувствуя, что тоже проваливается в сон.
Это было странно, потому что он не чувствовал усталости, но глаза слипались. Гриммджо дождался, пока дыхание Ичиго станет равномерным и позволил себе тоже провалиться в сон.
Ему снилось что-то темное и гнетущее. Гриммджо казалось, что он видит свет, который неожиданно вспыхивает взрывом, а затем гаснет и он чувствовал, что не должен позволить этому случиться, но был совершенно беспомощен. Это всегда было для него самым страшным – оказаться неспособным сделать что-то, когда это действительно необходимо. Полагаясь на силу и расчётливый ум, на свои способности к регенерации у него всегда был план действий, но сейчас, когда тьма стелилась перед глазами, тело было парализовано, а в ушах стоял звон, он понимал, что совершенно бессилен. И этот кошмар, что снился Гриммджо, неожиданно превратился в реальность, когда он понял, что боль настоящая.
Джагерджак распахнул глаза от дикой боли, что пронизывала его грудную клетку, и встретился взглядом с Ичиго. Глаза Куросаки были серебряными и холодными, как луна, и это именно его рука пронзала левую грудь Гриммджо. Воин чувствовал, как ладонь Куросаки входит все глубже в тело, как кровь стекает с груди вниз по коже, как ее металлический запах заполняет все легкие, но не мог даже пошевелиться. Он не понимал, что сделал не так, почему все это вообще происходит, но и спросить не было сил, из горла вырывались только приглушенные хрипы.
- Прости меня когда-нибудь, если сможешь, - Ичиго посмотрел на него с тоской и Гриммджо понял, что его глаза вовсе не были холодными, они лишь отражали безразличие лунного светила, но сами были влажными. Куросаки… плакал? Нет, он не мог плакать, но ему было очень грустно. – Это – моя просьба, о которой я говорил. Мне нужно твое сердце.
Ичиго был предельно серьезен, а по его взгляду было понятно, что уже ничего не изменить. И Гриммджо обреченно закрыл глаза, когда рука Ичиго обхватила его бьющееся сердце и дернула на себя, вырывая из грудной клетки и пачкая все вокруг брызгами крови. Мир померк, а темнота и мрак с радостью приняли Гриммджо в свои смертельные объятия.



Гриммджо медленно открыл тяжелые, будто свинцом налитые веки. Голова дико раскалывалась, но он определенно мог видеть и… способность слышать пока еще не вернулась к нему, да и видел он все как в тумане. Белое перед глазами навевало мысли о загробном мире, но…
Гриммджо судорожно вдохнул сквозь сжатые зубы, зажмурился и вновь открыл глаза, надеясь, что во второй раз картинка станет четче. И, правда, хоть голова и закружилась, отзываясь головной болью, теперь он видел прямо перед собой, или точнее, над собой белый обычный потолок. Совершенно чистый, словно вчера сделанный, без малейших трещинок и шероховатостей белый потолок чужой квартиры. Гриммджо задышал спокойней, местность, судя по всему, не изменилась, и он все еще был в квартире Хачи.
Постепенно, вместе со слухом и зрением, возвращалось и обоняние, позволив учуять стерильность квартиры. Казалось, что в этой квартире никто и не жил практически две недели. Гриммджо не мог чувствовать свой собственный запах, но ни запах Ичиго, ни запах хозяина квартиры учуять не удалось.
Вместе с обонянием вернулся и вкус, позволив ощутить на языке неприятную горечь и сглотнуть накопившуюся слюну. Хотелось пойти попить воды, но Гриммджо опасался, что восстановился пока недостаточно.
Последним вернулось к нему осязание. Гриммджо чувствовал, что лежит на постели, приятная теплая ткань под ним совершенно не раздражала чувствительную кожу, но казалась слишком ровной, словно он не пролежал на ней несколько часов, а только что лег, слевитировав с воздуха, чтобы не создать ни одной складочки.
Гриммджо поморщился и попытался сесть. Первая попытка закончилось провалом, голова закружилась, все вокруг неожиданно перевернулось вверх тормашками, создавая ощущение быстро вращающейся карусели, и не найдя за что ухватиться Гриммджо вновь упал на подушки. Однако, пытаясь сесть он смог мельком разглядеть обстановку и окончательно убедился в том, что это была квартира Хачи. Только вот… ни одной неровно лежащей вещи. Но то, что действительно насторожило Гриммджо был даже не идеальный порядок, а небольшой слой пыли практически на всех предметах. Когда головная боль поутихла, а окружающее пространство прекратило выписывать вокруг него хороводы, Гриммджо все же смог сесть.
Осмотрев комнату, он мог с уверенностью сказать, что вокруг творилась какая-то чертовщина. Мало того, что очнулся Гриммджо днем, спустя непонятно сколько времени после того, как Куросаки… а вот что сделал этот чертов ублюдок ему еще предстояло выяснить. В любом случае, единственной вещью, подтверждающей, что Гриммджо заселялся в эту квартиру, была все та же сумка с вещами, в которой даже должен был храниться еще один важный предмет – таинственная цепочка с буквой Z.
Во всем теле чувствовалась слабость, а голова не только кружилась, но и раскалывалась. Гриммджо даже чувствовал, что воздух вокруг стал как-то… тяжелее. Он не мог вдохнуть полной грудью и полностью выдохнуть. Более того, окружающее пространство казалось… непривычно тихим. Ни пения птиц за окном, ни капающей из крана воды, ни шума машин. Даже секундные стрелки на обычных часах не издавали особого звука, и если бы Гриммджо не прислушался, он бы точно не услышал тот тихий стук, что они издавали.
- Что за чертовщина… - нахмурился Гриммджо и медленно, все еще ощущая в теле слабость, встал.
Несмотря на то, что все кости ломило и хотелось просто улечься еще раз и, укрывшись одеялом уснуть надолго-надолго, Гриммджо добрел до кухни и налил себе стакан воды. Вспомнив, откуда брал таблетки Куросаки, когда ухаживал за ним, он забросил обезболивающее в рот и залпом выпил весь стакан. Горечь немного отступила, но таблетка должна была подействовать только через двадцать-тридцать минут.
Гриммджо потянулся, пытаясь встряхнуть тело от, судя по всему, долгой спячки. Повертев головой из стороны в сторону и еще раз пережив «карусель», Гриммджо потихоньку приходил в себя. Мозг начинал нормально функционировать и теперь уже не только привычно постоянно работающие инстинкты давали сигналы о том, что что-то не так, но и сознание.
Куросаки вырвал его сердце. В самом прямом смысле этих слов. Гриммджо мог бы добавить, что и в переносном, но он был жив и его Путник, хоть и натворивший делов, судя по чувствующейся на периферии сознания связи тоже. А значит, им предстоял долгий и тяжелый разговор, прежде чем Гриммджо или поймет, что совершил самую большую ошибку в жизни, выбирая собственного Путника, или… убедится в том, что его выбор был идеальным, как у всех остальных воинов. Однако, несмотря на это, сердце колотилось в груди все быстрее, словно произошедшее было лишь кошмаром. Но боль в теле, особенно в грудной клетке, давала понять, что случившееся не было сном, да и отсутствие Куросаки в квартире это лишь подтверждало.
Гриммджо чувствовал, что во всем этом что-то упускает, но понял только когда взъерошил правой рукой волосы и не ощутил привычного металла Когтя Дракона на руке. Как можно было этого не заметить сразу? Единственным разумным объяснением было то, что фантомное присутствие артефакта Гриммджо все же ощущал, однако на руке, как бы внимательно он ее не рассматривал, Когтя не было. Снять артефакт можно было только со смертью его владельца, а значит, Гриммджо действительно умер. Куросаки зачем-то забрал Коготь и свалил, так получалось? Только вот… это было слишком простым объяснением для поступка Ичиго и, зная его, Гриммджо решил кое-что проверить.
Взяв из кухонного набора самый большой и острый нож, он занес его над рукой и резко опустил, совершенно серьезно намереваясь себя ранить. Только вот меньше, чем за секунду до того, как нож впился бы в кожу, часть руки, на которую должен был прийтись удар, окольцевала костяная броня и не позволила ножу оставить даже царапину.
- Как любопытно, - усмехнулся Джагерджак, и хоть голова его все еще болела, он вполне ясно осмысливал ситуацию. – А если так…
Гриммджо мягко коснулся ножом собственной шеи и пока не намереваясь резать, провел холодным лезвием по коже. Броня не появилась. Однако стоило ему надавить чуть сильнее, так, чтобы выступили первые капли крови, как костяная броня вновь материализовалась, оберегая его от собственных, и, скорей всего, вероятных чужих атак.
Проверять, защищены ли его глаза, Гриммджо не стал. Хотя, он был уверен, что и здесь его новые способности найдут способ защитить его. Да, это было что-то совершенно новое, и хоть в прошлые разы, после синхронизации с Когтем он уже укутывался в костяную броню, но эффект был другим и новая броня казалась тоньше, но… прочнее. Н6есмотря на то, что Гриммджо не видел никаких защитных рун, он был совершенно уверен, что эта новая форма идеальна.
Попытки дозваться до Когтя не принесли никаких результатов и Гриммджо недовольно поморщился. Получить ответы на свои вопросы было не у кого. Обычно, в таком случае ему хотелось бы кого-то убить и вытрясти желаемую информацию, но сейчас все было иначе. Несмотря на все произошедшее где-то глубоко внутри он чувствовал покой. Словно именно сейчас все идет так, как должно было идти с самого начала и это настораживало. Его собственное спокойствие Гриммджо обычно считал уверенностью в успешном завершении дела, но в случае с Куросаки разве можно было быть в чем-то уверенным?
Гриммджо зашел обратно в спальню, вновь отметил потрясающую чистоту, будто необитаемой никем квартиры и открыл дорожную сумку. В ней оказались только его вещи и, хвала богам, та самая цепочка. Гриммджо почему-то подозревал, что она могла быть очень важным ключом, который не стоило бы просто так терять или упускать.
Вещи Гриммджо не заинтересовали, единственное, что он взял, была банковская карта и документы, доставленные другом Ичиго. Он собирался вернуться в Каракуру и найти Ичиго. В том, что того нет Киото Гриммджо не сомневался, ведь нить, связывающая его с Путником шла куда-то глубоко-глубоко внутрь мира и обрывалась, а значит, расстояние, которое их разделяло, могло исчисляться десятками тысяч миль.
Быстрей всего до Каракуры от Киото можно было добраться на поезде, поэтому поймав такси, Гриммджо приказал доставить его на вокзал. Несмотря на его помятый внешний вид и некоторую грубость, водитель не решился с ним спорить и доставил того в нужное место. Гриммджо расплатился последней наличкой, которую нашел в дорожной сумке и поторопился купить билет.
На вокзале как всегда толпился народ, но Гриммджо слышал шум толпы приглушенно, звуки доносились будто из-за толстого стекла, заставляя Пантеру досадливо морщится. В обычные дни он был бы рад избежать излишне громких звуков и более того, человеческого гомона, но не в том случае, если это свидетельствовало о нарушении его состояния. Голова хоть и перестала болеть, но все еще было поддернуто легкой дымкой тумана, заставляя Гриммджо идти очень медленно и осторожно. И хотя он не замечал этого, на даже в таком состоянии при ходьбе он обгонял некоторых, удивленно косящихся на него людей.
В поезд на Каракуру зашло не так много народу, что позволило Гриммджо спокойно сесть, не сгоняя недовольным взглядом никаких подростков. Видимо, его состояние понимал не только он, но и окружающие, так как рядом никто не рисковал садиться. Уставшие люди предпочитали спокойно постоять несколько минут, нежели сесть с парнем странной наружность и взглядом и аурой убийцы.
Гриммджо выдохнул. Куросаки не раз попрекал его за подобное отношение к окружающим, но сейчас некому было его одернуть, и Гриммджо невольно горько усмехался. Нет, Ичиго должен был ответить на все его вопросы и Пантера не мог позволить ему прятаться. Только вот… наверное, идея сначала заскочить в квартиру в Каракуре или на крайний случай в Форт Кнокс и отоспаться была не так уж и плоха. Пожалуй даже, Форт Кнокс был предпочтительней, ведь там был Форте, который бы накормил бы и напоил его, когда Гриммджо проснется.
Когда спустя полчаса он вышел из поезда, половина вагона вздохнула с облегчением. Гриммджо поморщился, провожая поезд взглядом. Неужели выдержать его присутствие действительно было так сложно?
Тот же Абараи, несмотря на разницу в силе, ни разу не стушевался под его взглядом и смотрел с вызовом. Мелкая Кучики тоже не уступала своему названому братцу, хоть и бесила этим похлеще хренова бабуина. Даже Форте большую часть времени делал вид, что общается с Гриммджо на равных и только в моменты, когда Джагерджак был в ярости позволял себе взглядом высказать уважение, подчинение и… страх. Однако, несмотря на это все еще только Куросаки оставался исключением из правил.
Ичиго смотрел всегда так, словно не он равен Гриммджо, а словно именно Гриммджо не уступает ему самому.
Сначала это бесило, потом вызывало легкое раздражение, веселило и в конце концов именно это оказалось тем, что Гриммджо так долго искал.
Только тот, кто мог так на него смотреть, мог стать равноценным ему партнером. Путником.
Теперь, благодаря стараниям Куросаки все было перевернуто с ног на голову. Гриммджо ничего не понимал. Это было самым паршивым – Куросаки даже не потрудился объяснить мотивы своих поступков и Гриммджо все еще не осознавал, почему был жив. Хотя… если Куросаки не врал на счет своих чувств, то было совершенно неудивительно, что Гриммджо все еще ходит по бренной земле.
- Гребаный ублюдок, - нахмурился Джагерджак.
Больше всего он злился на Куросаки из-за того, что тот ничего не объяснил.
Холодный воздух освежал горячую голову и Гриммджо замедлил шаг. Он только сейчас понял, что идет по знакомому маршруту в сторону одного кафе, посетители которого практически никогда не были обычными людьми.
- Гриммджо-сан, - Джагерджак в который раз поморщился, услышав противный голос панамочника и в непривычной ему манере сел за самый дальний столик.
Кажется, даже Урахара подавился воздухом от удивления, но весьма быстро пришел в себя.
- Чего желаете? За полгода я уже успел подзабыть ваши вкусы, - противно заулыбался Киске.
Гриммджо нахмурился и перевел взгляд на панамочника. Полгода? Он пропутешествовал с Куросаки чуть меньше, чем два месяца, даже если учитывать, что последние пару недель он провалялся, обезвреженный Духом Дракона. Или же четыре месяца он приходил в себя после того, как Куросаки вырвал ему сердце? У него что, новое что ли отрастало?
- Кофе, - попросил Джагерджак и Урахара кивнул, не сводя с него подозрительного взгляда.
Ему нужно было понять, что происходит, и для этого он знал только одну подходящую кандидатуру.
Абараи Ренджи, чертов бабуин, его заклятый соперник и иногда партнер по спаррингам в особо неудачные для Ренджи дни, должен был многое знать о Куросаки. В конце концов, ведь прежде чем познакомится с тем лично, Гриммджо довелось узнать, что эти тот один из лучших друзей Ичиго.
- Ваш кофе, Гриммджо-сан, - Киске появился прямо перед его столиком и Гриммджо напрягся. Обычно тот не разносил заказы своим посетителям.
- Чего тебе нужно? – вкинул брови Джагерджак, в ответ, сверля панамочника пристальным взглядом.
- Ничего, просто любопытно узнать, как Воин без артефакта умудрился в одиночку найти и обезвредить пять артефактов Дракона за каких-то жалких полгода, - пожал плечами Киске.
Панамочник еще несколько минут подождал, пока Гриммджо хоть как-то отреагирует на его слова, но так и не дождался. Киске разочаровано вздохнул, когда понял, что ничего этим не добьется и вернулся на свое место за барной стойкой. Остальные посетители ошарашено проводили его взглядом, зная, что тот непростой человек и без повода в чужие дела вмешиваться не станет.
И несмотря на то, что о его поездке знало не так уж много людей, Гриммджо мог пересчитать по пальцам одной руки, Урахара точно был осведомлен о всех ее подробностях. Так почему же, в таком случае, он сказал «в одиночку»?..

Тренировочный полигон Хранителей в Каракуре был предоставлен Урахарой и представлял собой своеобразную пустошь с несколькими скалами. Зато, тренируясь здесь, Хранители не опасались разнести что-нибудь ценное или важное.
Гриммджо довольно хмыкнул, когда увидел, что Абараи тренируется с мелкой Кучики. Панамочник не солгал и Хранители Каракуры действительно были на полигоне, вместе с Йороучи. Кем была эта странная и, несомненно, сильная женщина, для Гриммджо оставалось загадкой, но так как все Хранители относились к ней с большим уважением, он понимал, что она далеко не простой человек. Йороучи сидела невдалеке и наблюдала, не вмешиваясь в тренировку, лишь потягивала саке из бутылки.
- Йо, - усмехнулся Гриммджо, как только Ренджи перевел взгляд на него и непроизвольно заслонил собой Рукию.
Самого Джагерджака такая реакция веселила, мелкую Кучики, насколько он знал, раздражала, но Ренджи упорно пытался уберечь названную сестренку от «кровожадного монстра». Гриммджо, конечно, пытался пару раз объяснить, что просто доставал из мелкой Проклятие, но не мог объяснить, почему делал это с таким удовольствием. И хотя все Воины согласились бы с ним в том, что мелкая Кучики большая заноза в заднице, Хранители явно девчонку любили. Но, несмотря на всю эту любовь, Гриммджо знал, что если бы сейчас действительно захотел убить ее – с нынешним уровнем Хранителей ни один из них не смог бы его остановить.
- Зачем явился? – нахмурился Абараи. По его рукам пробегали алые электрически разряды, показывая, что он может атаковать в любой момент.
- Нужно поговорить, хотя против спарринга я тоже не возражаю, - Гриммджо оскалился и снял рубашку, но он не собирался прибегать к трансформации.
- Хорошо, - кивнул Абараи, - сначала спарринг, а потом поболтаем, если еще будешь в состоянии болтать. Рукия, отойди.
- Нет, пусть тоже нападает, - Гриммджо перевел взгляд на Кучики. – Она немногим слабее тебя, хватит носиться с ней, как с писаной торбой. Ей тоже будет полезно потанцевать с Воином моего уровня.
- Нет, Рукия не бу…
- Заткнись Ренджи, - неожиданно резко осадила друга Кучики. – Я согласна, мне нужны тренировки и с другими противниками. Но не плач потом, Пантера, что двое завалили одного и это было не очень честно.
- Не беспокойся за меня, мелкая, лучше нападай, - усмехнулся Гриммджо и повел плечами, показывая, что готов.
- Ты даже трансформироваться не собираешься, ублюдок? - пораженно поинтересовался Ренджи. – Неужели ты думаешь, что мы настолько слабы?!
- Дело не в том, что вы слабы, ваша проблема в том, что я вернулся немного более… сильным, - Гриммджо прищурился, одаривая своих противников тяжелым взглядом. – Давайте, нападайте, или я ус…
Прежде, чем он договорил, в него чуть не ударил ледяной столб и если бы в последнюю секунду он не выставил вперед руку, Гриммджо мог бы стать ледяной статуей. Однако он успешно заблокировал ледяную атаку черной мохнатой когтистой лапой, которая заставила его самого удивленно приподнять брови. Гриммджо хоть и понимал приблизительно, как работают его новые способности, но не ожидал, что, в конце концов, реально станет Пантерой. И лед бы продолжил окутывать его руку, если бы Гриммджо мысленно не пожелал разрушить его, заставив костяную броню, которая окутала его руку до локтя, вспыхнуть Руной Огня. Лед рассыпался на тысячу осколков как обычное стекло, а в сторону мелкой Кучики ударила тонкая полоса голубого пламени.
От силы огненной руны Гриммджо Кучики спас Абараи ударив в землю рядом с ней мощнейшим разрядом электричества. Однако он не учел, что электричество, встретившись с пламенем, произведет такой грандиозный взрыв, что Рукию попросту отбросит назад взрывной волной. Мелкая Кучики перекувыркнулась в воздухе и прежде, чем она упала, под ней вырос еще один ледяной столб, спасший ее от нескольких переломов. Она действительно хорошо управлялась со своими способностями Хранителя.
В следующее мгновение в Гриммджо была направлена красная волна электричества, больше похожая на змею, чем на обезьяну, но он вновь заблокировал ток голубым пламенем, в этот раз даже осознанно придав ему форму Пантеры. Раздался еще один взрыв, от столкновения их сил и Абараи снесло назад, но Хранитель притормозил, зацепившись за одну из стоящих рядом скал. Гриммджо же взрывная волна не тронула вовсе, она прошла, огибая его. Руна Защиты работала в пассивном режиме.
- Достаточно, - разочарованно приказал Джагерджак.
- Это еще не все! – вскрикнул Ренджи, и позади Гриммджо неожиданно появилось несколько красных электрических цветов, которые образовывали вокруг него окружность.
Гриммджо оказался центром этой окружности и сразу понял, чем ему это грозит. Тем не менее, он не стал контратаковать своим огнем, а доверился собственной защите. И когда цветы взорвались, мощные красные заряды тока ударили в центр окружности и должны были затем поджарить противника, образуя еще один вертикальный красный разряд, но вертикальной вспышки не последовало.
Ренджи не мог рассмотреть, что произошло из-за искр, оставшихся от его Забимару, но как только дым и пыль расступились, он увидел, что торс, руки и частично шею Гриммджо окутывает белая костяная броня. По ней периодически пробегались красные разряды тока, но Пантере никакого вреда они не причиняли, тот словно не чувствовал их. И Гриммджо был слишком спокоен. Он явно знал, что атака Ренджи не причинит ему вреда и хоть он не трансформировался, странная броня, покрывшая его тело, защищала Пантеру даже без активации.
Джагерджак действительно стал сильнее. Он был уже не тем Пантерой, которого когда-то знал Ренджи, он был чем-то иным, неподвластным тем законам, которые Ренджи знал. И Рукия тоже чувствовала это, она подошла к нему сзади и перехватила за руку, чуть выше локтя, безмолвно приказывая отступить.
- Я же сказал, что достаточно, - Гриммджо размял шею и недовольно посмотрел на своих противников.
Рукия стала ближе к Ренджи, не позволяя Абараи задвигать ее за свою спину, и спокойно встретила взгляд Джагерджака. Сейчас, даже несмотря на то, что схватку он определенно выиграл, победителем он не выглядел. Он выглядел уставшим, тени под его глазами давали понять, что его сон был больным, а выражение его лица напоминало ей саму себя и брата, когда они потеряли Хисану. Хисана была обычным человеком, но из-за болезни не протянула и до тридцати. Тогда Рукия и поняла, почему обычно Хранители не связываются с обычными людьми – видеть, как стареет человек, в то время как сам остаешься молодым – тяжело, но еще тяжелее осознавать, что твой друг или возлюбленный умрет куда как раньше тебя. И если Хранители справлялись с этим, выбирая себе друзьями и возлюбленными других Хранителей, у Воинов с их Путниками все было гораздо сложнее. И, пожалуй, Гриммджо выглядел именно как Воин, потерявший своего Путника.
- О чем ты хотел поговорить? – поинтересовалась она.
- О Куросаки, - нахмурился Гриммджо.
Дым вокруг него окончательно развеялся, его костяная броня исчезла, и Гриммджо вновь одел на себя рубашку.
- Что тебе нужно от Императора? – удивился Ренджи.
- Не от Императора, от его сына, я говорил про Ичиго, - помрачнел Гриммджо.
- Про кого? Ты клубники, что ли, хочешь? – еще более удивленно отозвался Ренджи.
- Не шути, Ичи – как Первый, Го – как Защитник. Я ищу Куросаки Ичиго, разве он не твой лучший друг? – Рукия понимала, что на этот вопрос лучше ответить не шутя, потому что с каждым ответом Джагерджак злился все больше, а Ренджи этого не понимал.
- Мы не знаем никакого Куросаки Ичиго, - вмешалась Кучики. – У Императора только две дочери, Карин и Юзу. Я не знаю, кто тот, кого ты хочешь найти, но возможно тебе стоит поговорить с Йороучи-доно. Она лучше всех осведомлена о людях, имеющих отношения к Хранителям и Воинам и вообще ко всем, кто имеет отношение к артефактам.
Йороучи, наблюдавшая все это время с легкой ленцой, кивнула Гриммджо, соглашаясь помочь. Когда он подошел к ней, пройдя мимо удивленного Ренджи и крайне напряженной Рукии, первые же ее слова ошарашили его:
- Обновленный Воин это очень интересно.
- Что? – Гриммджо посмотрел на нее вопросительно. Она могла рассказать ему что-то о его новых способностях?
- Твоя структура… не как у обычного Воина. Ты будто, - Йороучи задумалась, - более совершенный сейчас, чем остальные, хотя когда ты отправлялся за артефактами Дракона, ты был вполне обычным Воином. Сейчас же твоя структура более сложная, усовершенствованная, ты словно ограненный бриллиант, когда остальные Воины являются грубыми необработанными алмазами, если это с чем-то сравнивать. Очень интересно, что сделало тебя сильнее.
- Куросаки Ичиго, человек, которого я ищу, - усмехнулся Гриммджо, зная, что кто-кто, а эта женщина точно поймет, что он имел в виду.
- Неужели… - ошарашено отозвалась она. – Но… в нашем веке он не рождался!
- Не рождался? – Гриммджо нахмурился. – Что значит, не рождался?
- Не здесь, - Йороучи встала, оставляя саке на полигоне и махнула рукой Рукии и Ренджи, которые наблюдали за ними, давая понять, что это будет разговор один на один, и они не должны вмешиваться.
Гриммджо последовал за ней, уходя с тренировочного поля и бросая недовольный взгляд на Ренджи и Рукию. Как они могли забыть своего друга? Как они могли забыть Ичиго? И почему, черт возьми, его забыли все?
Прежде чем явиться сюда Гриммджо прорыл весь интернет, порылся в архивах и заглянул во все возможные документы семейства Куросаки. Как его не обнаружили было непонятно, единственным адекватным ответом на это было то, что все-таки обнаружили, но решили посмотреть, что он будет делать и сочли его действия не опасными. Или он действительно был чертовски удачлив. Но даже несмотря на то, что претензий никто не предъявлял, документы, связанные с Ичиго, найти не удалось. Ни свидетельства о рождении, ни паспорта, ни в одну школу Каракуры не поступал ученик с таким именем. То, что происходило, было похоже на одну большую грандиозную, но затянувшуюся шутку и Гриммджо не хотелось смеяться. Не хотелось представлять мир, в котором его Ичиго бы не было. Пусть и такого странного, не до конца откровенного, вечно считающего, что знает все лучше всех, но такого единственно идеального для Гриммджо.
Йороучи провела его в каморку, где стояли две чашки зеленого недопитого чая. Она присела на пол, рядом с низким столиком и Гриммджо сел рядом с ней, напротив, желая видеть глаза. Он неплохо разбирался во лжи и по взгляду бы понял, если бы она начала вешать ему лапшу на уши.
- Как ты знаешь, у Императора два ребенка, две девочки – Карин и Юзу, - Йороучи, кажется, намекала на его своевольное обращение с архивом Хранителей. – Но только Ишшин, я и Урахара знаем, что должен был быть еще один ребенок. Мальчик. Он должен был быть на три года старше двойняшек, но Масаки, жена Ишшина, потеряла мальчика на втором месяце беременности, у нее случился выкидыш. Именно этот мальчик должен был стать тем, о ком ты говоришь, на него указывали звезды. На него указывало все. Но он так и не родился, прервав цепь. И, если честно, до того, как ты появился, я думала, что мы оказались недостойным поколением, но если то, что ты говоришь – правда, то я даже не знаю, как это можно объяснить. Такие как те, кем должен был стать первый ребенок Императора, могут изменить слишком многое. Нам, Хранителям, людям, Воинам, дано видеть лишь грань их сил и мы никогда не осознаем всех масштабов их возможностей. Если это правда, что он родился, то только ты можешь его найти, потому что единственный помнишь. Помнишь потому что тебе позволено помнить.
- Да уж, его способности действительно… грандиозны, - недовольно хмыкнул Гриммджо. Теперь он уж точно не сомневался в том, что это еще какой-то фокус Ичиго. Он видел множество граней силы Ичиго, но никогда не видел всего, но видимо узнал об еще одной способности своего Путника. – У меня есть кое-что, что осталось после него. Посмотришь?
Йороучи кивнула, и Гриммджо достал из нагрудного кармана рубашки цепочку с буквой Z. Сейчас она грела его руку и будто ластилась, а черный металл буквы завораживал.
- Красивое плетение, - Йороучи аккуратно взяла цепочку, детально рассматривая ее. Наибольшее внимание она уделила букве, удивленно и напряженно всматриваясь в черный металл. – Это может показаться бредом, но, кажется, оно не очень довольно тому, что находится не в твоих руках.
Гриммджо взял цепочку обратно, но положил ее на ладони так, чтобы Йороучи могла все рассмотреть.
- Почему здесь английская зет? Я никак не могу этого понять, - нахмурился Гриммджо.
- Возможно это не зет, - отозвалась Йороучи и встала, прошлась по комнате взглядом и, найдя какую-то книгу, открыла на содержании. – Мне кажется, я уже видела где-то этот знак и кажется, среди Драконьих рун.
- Это руна? – Гриммджо перевел взгляд на цепочку, но ему виделась лишь обычная английская зет.
- Погоди, - Йороучи пролистала книгу и неожиданно остановилась. А затем ее глаза забегали по строкам. – Это Зангецу. «Означает полумесяц. Но истинное значение всегда глубже. Когда месяц появляется на небе, он знаменует приход ночи. Таким образом, Зангецу является ключом к приходу ночи. Зангецу это не руна, обычно это ключ. Ключ от Ночи. Но Ночь всегда отличается. Для каждого Зангецу существует своя Ночь».
- Я понял… - ошарашенно отозвался Гриммджо, подскакивая с места. – Спасибо, и хоть я не люблю говорить это, но я у тебя в долгу. Но сейчас мне пора, потому что я нашел то, что искал.
- Что нашел? – непонимающе спросила Йороучи. Несмотря на то, что именно она нашла значение, Воин явно знал больше, потому что она все равно ничего не понимала.
- Нашел ключ от той двери, которую не мог открыть прежде, - усмехнулся Гриммджо и исчез в дверном проеме.
Теперь он действительно знал, где искать Куросаки.



Гриммджо никогда не думал, что будет спускаться сюда сам, добровольно. Он хотел забыть это место, несмотря на то, что вернулся из него целым и невредимым. В тоже время Гриммджо никогда не позволил бы себе забыть, потому что именно это место помогло ему найти своего Путника.
Гриммджо устало выдохнул, когда увидел все такой же высоченный проем, приглашающий тех, кто мог его видеть, заглянуть на огонек в Лабиринт Минотавра. Интересно, пропустит ли лабиринт его сейчас, ведь по идее на нем был артефакт. Или до сих пор есть? Гриммджо не мог понять, но надеялся узнать ответ от Ичиго, когда встретит его. Этому мелкому засранцу стоило многое объяснить.
- Давно не виделись, да? – хмыкнул Гриммджо, смотря на надписи на стенах входа в лабиринт.
Везде была написана одна и та же фраза, про Путь и Цель. Она расчерчивала стены вдоль и поперек, и было странным, что никто из приближенных Айзена даже не пробовал ее расшифровать, ведь можно было бы избежать потери многих Воинов.
Гриммджо чуть неуверенно шагнул вперед, в проем и лабиринт принял его, не став преграждать путь. Значит ли это, что на нем действительно не было артефакта? Или Ичиго настолько усовершенствовал его, что артефакт стал частью его? Вторая догадка казалась ближе к действительности, особенно учитывая, что в спарринге с Ренджи и Рукией он использовал все те способности, что давал ему Коготь. И самой ярко-выраженной и сильной из них до сих пор оставалась защита.
Длинный пустой коридор заканчивался развилкой, но в этот раз Гриммджо не был уверен в том, куда ему идти. Он тронул серебряную цепочку, которую решил одеть на шею и задумался. Если Ичиго действительно был внутри, то их связь должна была сработать.
Гриммджо закрыл глаза и ярко представил себе образ Ичиго. Улыбающегося, смеющегося Ичиго, который наслаждался поездкой на Чили или грустного Ичиго, который вышел к Духу Дракона. Серьезного Ичиго, которым тот был в первую их встречу, или одинокого, каким тот был охотясь на Проклятия самостоятельно, без напарника. Он помнил сонного и уставшего Ичиго, когда тот находил для него информацию, используя свои способности на грани. Отдающегося Ичиго, влюбленного и честного. Скрытного. Родного. Нужного…
Тепло, которое почувствовал Гриммджо, восстановив их связь, было сложно описать словами. Именно такое тепло разливается в груди, когда с радостью ждешь кого-то долго-долго, и знаешь, что приближающиеся шаги те самые. Это было ощущение пути, когда ты, кажется, проходил эту дорогу уже сотни, тысячи раз и можешь пройти ее с закрытыми глазами. Их связь дергала его вправо, словно сам Ичиго неожиданно стал невидимым и тянул его за собой за руку. И Гриммджо доверял этому чувству. Доверял куда как больше, нежели разуму, который подсказывал пойти направо.
А дальше было долгое блуждание по коридорам. И, тем не менее, Гриммджо ни разу и не наткнулся на тупик, на каждой развилке понимая, где нужно свернуть. Связь становилась только сильнее с его приближением, тепло превращалось в жар, который обволакивал и практически утаскивал за собой, словно крича, что «да, я здесь, ты правильно идешь!». Все проходило настолько гладко, что Гриммджо остановился, пытаясь унять бешено колотящееся сердце и услышать вместо стука пульса в ушах что-то, что подсказывало бы ему на реальность происходящего. Хотелось быть уверенным, что это не насмешка дракона. И если Гриммджо уже знал, кто такой Ичиго, то его взаимосвязь с драконом из лабиринта он все еще не мог установить.
Гриммджо вновь неосознанно коснулся цепочки на шее, почувствовав, что она раскалилась. Так уже было однажды, но тогда он так и не понял, что это значило, возможно, теперь поймет. Неужели тот путь, что он проделал правильный? Нет, конечно, правильный. Ничто не способно разрушить или обмануть его связь с Путником. Даже сам Ичиго, обходящий многие законы и живущий по своим, не сможет ничего сделать с этой связью, потому что впервые в жизни выбирал не он, выбрали его.
Шаги Гриммджо глухо звучали в пустынных коридорах. Кроме них ничего не было слышно. В этом месте замерло время и пространство, и только Гриммджо нарушал это. Мог ли он сейчас, усовершенствованный, обновленный разрушить лабиринт, чтобы ускорить встречу с Путником? Ему хотелось бежать, но стоило ему отвлечься – и он потеряет связь с Ичиго, Гриммджо был уверен в этом.
Нетерпение пожирало его. Чем больше Гриммджо приближался, чем сильнее становился жар от его связи с Ичиго, и тем меньше сил оставалось на ожидание этой встречи. Казалось, если он не увидит чертову дверь в ближайшие пару минут, он задохнется.
Три года назад Гриммджо узнал о том, что у него есть Путник. Год назад он впервые увидел мальчишку, способного помочь найти артефакты, а, следовательно, добраться до того, кого так долго искал. И вот когда этот мальчишка и оказался его Путником, когда до Гриммджо дошла вся ирония их встречи и понимание того, что дракон знал, он мог потерять то, ради чего все это начинал. Потерять то, что так долго и отчаянно искал прежде, даже не зная, есть ли его человек вообще, родился ли он или же уже умер, так никогда и не встретившись с Гриммджо.
Когда Гриммджо услышал шепот, то замер. Обрывки странного непонятного разговора, криков и просьб, неразборчиво, еле слышно, но все-таки доносились спереди. Спереди и справа, потому что только туда вел коридор в этот раз. Если бы не прочное ощущение связь, Гриммджо мог бы подумать, что там тупик, но сейчас он был абсолютно уверен в том, что добрался до двери.
Гриммджо оказался прав. Стоило ему завернуть в пролет, как его взору, как и в прошлый раз, предстала все та же громадная дверь. Коридор проходил мимо нее, а она была величиной в одну из стен. Такая же высокая, неподдающаяся на первый взгляд. Только теперь Гриммджо видел ее по-другому, не просто куском камня, который отодвигался, пропуская в центр. Дверь была вся исчерчена рунами. Энергетические потоки наполняли узоры рун, превращая центр лабиринта в недоступное место. Чтобы попасть туда, нужен был не просто ключ, а что-то, что распутывало бы сеть барьеров, превращая этот неподвижный кусок камня в настоящий вход.
Гриммджо сдернул с шеи цепочку. Буква Z, как в полнолуние, стала черной, а цепочка стала светлее, почти сияла. Небольшое отверстие в двери идеально повторяло форму буквы, и если раньше он думал, что это часть узора, то теперь был уверен в том, что это весьма своеобразная замочная скважина. У Гриммджо не было сил и времени, чтобы сомневаться, и он уверенно приложил цепочку к двери, вкладывая ее в отверстие. Он не знал, чего стоило ожидать, в какой-то момент ему показалось, что ничего не произойдет, потому что тишина не нарушалась скрипом двери, но в какой-то момент яркая вспышка света заставила его зажмуриться.
- Можешь открыть глаза, - мужской взрослый голос обращался явно к Гриммджо, и тот последовал совету.
Его взору предстал странный мужчина в черном плаще, затемненных очках, с растрепанными темными волосами и щетиной. Странный во всех смыслах этого слова. Но куда страннее была окружающая обстановка. Вокруг все было голубым, и только под ногами была черная дорожка, на которой и стоял Гриммджо и загадочный незнакомец. Она уходила далеко вперед, за спину странного мужчины. Тот смотрел на него строго, но в его взгляде не было намерения сражаться.
- Кто ты? – Гриммджо вскинул голову, так как мужчина был выше его.
- Мое имя ты уже знаешь, я Зангецу, - подтвердил догадки Гриммджо мужчина. – Но я не ключ, хотя в некотором роде это верно. Я – тот, кто открывает двери.
- Значит, ты откроешь эту дверь для меня? – прищурился Гриммджо, подозрительно осматривая Зангецу.
- Я уже ее открыл. Все, что тебе остается – не сходить с этого пути. Видишь под нашими ногами дорогу – это то, что позволило тебе найти дверь, и то, что позволило тебе увидеть меня в то время, когда даже Ичиго не видел, - ответил Зангецу.
- Так значит, он не оставлял тебя тогда, год назад, он и не знал о тебе? – хмыкнул Гриммджо.
А он-то думал спросить о цепочке самого Ичиго, даже не понимая, что ими обоими управляли. Или же помогали? Здесь было сложно не запутаться, все вокруг было еще более странным, чем обычно. Стражи, Воины, Хранители, Проклятия, носители – все это меркло перед драконом и мужчиной, открывающим двери.
- Не знал, - кивнул Зангецу. – Потому что я был призван именно тобой. Когда ваша связь установилась, я уже знал, что Ичиго не сможет так просто использовать тебя, мне пришлось помочь ему. Мне пришлось заставить его, ведь его цель – это моя цель.
- Кто ты? – повторил свой вопрос Гриммджо, смотря на Зангецу уже по-другому. – Для Ичиго?
- Та часть его сил, к которой он так долго и упорно не обращался, считая, что не должен использовать свои способности ради себя, - ответил Зангецу. – Пытаясь помочь всему миру, он не задумывался о себе, и мне надоело это. Если бы я не использовал тебя, то кто бы сейчас пришел за ним? Кто бы помнил его? Даже если он считает это достойной платой за то, что вырвал твое сердце и молчал обо всем, то разве он не поступает несправедливо с теми, кто любит его?
- Что ты имеешь в виду? Что удерживает его здесь? Он в опасности? – Гриммджо схватил Зангецу за ворот черного плаща и прищурился. Никто не смел удерживать его Путника против его воли.
- Нет, это место безопасней многих, но провести здесь вечность в одиночестве – не лучшая идея, на которую решился Ичиго, - Зангецу не стал отстраняться, продолжая смотреть Гриммджо в глаза. – И если не ты, как единственный, кто помнит, больше некому будет отговорить его покинуть это место.
- Почему он решил, что здесь, в одиночестве, ему будет лучше? Что за чертовщину он творит в очередной раз? – нахмурился Гриммджо.
- Мне кажется, что обо всем остальном тебе лучше будет узнать от него самого, разве нет? – Зангецу позволил себе усмешку.
- Тогда веди, - кивнул Гриммджо, отпуская ворот черного плаща.
Зангецу развернулся к нему спиной и зашагал по черной дороге. Казалось, оступись – и упадешь в голубую бездонную пропасть, у которой нет ни конца, ни края.
- Что это за место? – поинтересовался Гриммджо.
- Слышал голоса, когда шел сюда? – голос Зангецу был глухим и хриплым, словно равнодушным, но Гриммджо узнавал в этом все что-то напускное. Также спокойно говорил Ичиго, когда хотел что-то скрыть или не показать, как сильно его задевают.
- Да, словно целая толпа была, а потом внезапно исчезла, - кивнул Гриммджо.
- Ичиго слышит их постоянно, - обронил Зангецу, заставив кончики пальцев Гриммджо неприятно заколоть током. – Точнее, до встречи с тобой слышал постоянно, стоило ему ослабить контроль над своими силами. Поэтому он почти не спит, ведь во сне невозможно себя контролировать. Я был рад, что ты смог дать ему отдохнуть, твоя защита оберегала его от них, но также взамен и он оградил тебя. Спросишь у него об этом чуть позже.
- Так что они, эти голоса? – Гриммджо оглянулся, но сейчас все было тихо. Это из-за того, что Ичиго оградил его? Если Куросаки хотел его защитить, зачем все было так усложнять?
- Души, - коротко ответил Зангецу, явно больше не намеренный говорить.
Они приближались к выходу. Спереди голубой свет превращался в белый, судя по всему, открывая новый мир. Гриммджо опустил взгляд, не выдерживая столь яркого света, и посмотрел на черную тропинку под ногами. Вглядываясь в нее, он, к своему удивлению, понимал, что она сплетена из их с Ичиго воспоминаний. Только если внимательно вглядываться, можно было заметить это. В переплетении линий Гриммджо смог увидеть спящего в его Ягуаре Ичиго и самого себя, со стороны, когда он сражался с Духом Дракона. Увидеть и почувствовать страх, который испытывал тогда за него Куросаки. Страх, в котором тот бы никогда не признался.
Именно так работала их связь. Прокладывала дорогу даже там, где ее по идее не могло быть, объединяя две души. Гриммджо впервые так четко осознавал, что его выбор действительно был идеальным, он не ошибся, как и другие Воины, он выбрал именно того, кого ему стоило выбрать. Того, кто дополнял его и делал лучше, и того, кто принимал даже такого, бывшего убийцу, нахального эгоиста, иногда редкостного ублюдка. И именно поэтому Гриммджо не мог отпустить Ичиго, даже если бы это было правильным.
Когда Зангецу исчез в ярком ослепляющем свете, Гриммджо, не колеблясь, сделал шаг вперед, навстречу к Куросаки. У него больше не было причин сомневаться в себе, или в их связи.
Свет, поглотивший его, ослепил всего на мгновение, но уже в следующий миг Гриммджо смог увидеть Ичиго. Он вновь был таким, как после сражения с Духом Дракона, с длинными черными волосами, весь перетянутый бинтами и его сейчас багровые глаза вновь были наполнены печалью.
Место, в которое попал Гриммджо, было каменной длинной равниной, а в отдалении были скалы, заканчивающиеся бушующим морем. Ичиго сидел около одной из скал, ближе к воде, согнув ноги в коленях, откинувшись спиной на холодный камень, с обессиленно опущенными руками, и смотрел пустым взглядом куда-то вперед. Гриммджо сделал шаг навстречу и только тогда заметил, что к одной из ног Ичиго привязана долгая тяжелая цепь, которая уходит прямо в воду.
- Ичиго… - неуверенно позвал Гриммджо.
Тот вздрогнул, повернул голову в его сторону, и в его глазах можно было увидеть изумление и неверие. Ичиго открыл рот, но так и не смог ничего сказать, словно был уверен в том, что Гриммджо оставит его и никогда сюда не придет.
- Я пришел за тобой, - кивнул Гриммджо, отвечая на невысказанный вопрос.
То, что ждало его в конце этого Пути, стоило того, чтобы одолеть все преграды.


запись создана: 07.01.2014 в 05:17

Вопрос: Так как комментариев не предвидится, сделаем так:
1. Спасибо! 
30  (100%)
Всего: 30

@темы: фик, XVI

URL
Комментарии
2014-01-07 в 06:05 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2014-01-07 в 11:14 

kirinoha
継続は力なり.
эээээ, и зачем ему сердце?

2014-01-09 в 00:56 

Акира777
Nezvaniy gost, :shuffle:
kirinoha, ну, вероятно, в продолжении будет объяснено, оно же все еще в процессе))

URL
2014-01-19 в 03:13 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2014-01-19 в 18:43 

Акира777
URL
2014-02-06 в 01:14 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2014-02-06 в 01:24 

Акира777
Nezvaniy gost, пожалуй, самый верный, хоть и немногословный читатель тоже заслуживает цветов ^_~

URL
2014-02-06 в 01:35 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда
Спасибо, Акира777!
:shy:

2014-02-06 в 01:47 

Акира777
Nezvaniy gost, вам спасибо, что остаетесь со мной ^^

URL
2014-02-06 в 01:55 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, почему это сразу "не предвидится"? Тебе стоит лишь пожаловаться:-D Наконец-то раскрывается тайна симпотичной цепочки:) Я доволен) Так и подозревала, что с Зангецу связанная... Кстати, насчет того, что тебе казалось, будто развитие событий будет кем-то угадано- я в это число не вхожу точно) Для меня подобное было ВНЕЗАПНОстью:laugh: Правда-правда;) Я никогда не сомневалась в том, что Ичиго хитрец и тайный манипулятор с непредсказуемыми планами, но чтоб настолько... Посмотрим, что будет дальше:up: Ты невероятно крута, Акира-сан, помни об этом:vict:

2014-02-06 в 02:01 

Акира777
Вирда, потому что комментарии оставляешь только ты и Незваный гость)))
Ну раз не угадано - хорошо, все равно я в следующей-послеследующей главе уже все раскрою, тут 4 части добавить осталось)) Тут, кстати, не совсем Ичиго, а скорее его... хмм... покровитель))
Спасибо, приятно, что кто-то мотивирует не бросать эту работу ^^

URL
2014-02-06 в 02:10 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда
потому что комментарии оставляешь только ты и Незваный гость

Ну, тут может быть такой вариант; читатели ждут, когда произведение закончится, и потом прочитают все сразу.

2014-02-06 в 02:16 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, правда? Только мы двое? Тогда мы круты:-D Я как-то и не замечала особо) 4 части? Это хорошо, это отлично, будет что почитать:vo: Да уже понятно, что Ичиго сам по себе без причины такого бы не учудил) И всегда пожалуйста, ве для Вас, семпай)

2014-02-06 в 02:17 

Акира777
Nezvaniy gost, я в этом сильно сомневаюсь) У меня был опыт с Пятой стороной света, несмотря на то, что она закончилась, больше людей не отписалось)

URL
2014-02-06 в 02:18 

Акира777
Вирда, для меня вы круче всех :attr:
я правда очень благодарна, что вы остаетесь вместе со мной :shuffle:
Да, почитать там еще будет что :laugh:

URL
2014-02-06 в 02:27 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, для меня вы круче всех
Не знаю, как Гость-сан, а меня эта фраза дико смущает, не надо так:shy:*шаркает ногой и смотрит мимо экрана*
я правда очень благодарна, что вы остаетесь вместе со мной
Без проблем, лично я тоже рада) Это выгодно- оставаться с тобой:lol:
Да, почитать там еще будет что
Как меня радует эта фраза.... Спасибо):beg:

2014-02-06 в 02:47 

Акира777
Вирда, Не знаю, как Гость-сан, а меня эта фраза дико смущает, не надо так*шаркает ногой и смотрит мимо экрана* - что же тогда будет после последней части, когда вы опять будете единственными, кто меня не кинет :lol::lol::lol:
Без проблем, лично я тоже рада) Это выгодно- оставаться с тобой - я постараюсь, чтобы это было выгодно :eyebrow:
Как меня радует эта фраза.... Спасибо) - тут не мне спасибо, а моей больной музе :hash2:

URL
2014-02-06 в 02:52 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, что же тогда будет после последней части, когда вы опять будете единственными, кто меня не кинет
Вообще-то там на Фикбуке Firsa-сан написала тебе здоровущий коммент)) Так что не надо здесь прибедняться:-D
тут не мне спасибо, а моей больной музе
И Музу тоже спасибо. но ты ведь воплощаешь и выкладываешь, так?) Значит, благодарность не лишняя):ura:

2014-02-06 в 02:58 

Акира777
Вирда, Фирсу я знаю лично и скажу тебе по секрету, что ее я пнула его написать, потому что когда мы видимся она меня костерит, что нет проды, а сказать по его поводу что-то в комментариях не может, хитрая женщина!
И Музу тоже спасибо. но ты ведь воплощаешь и выкладываешь, так?) Значит, благодарность не лишняя) - еще я привожу Музу в чувство, после того, как она возвращается с похмельем!! :D

URL
2014-02-06 в 03:00 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, да ты тоже не одуванчик, раз умеешь правильно пнуть и с приличной силой, как я полагаю:lol::lol::lol:
Муза- это тяжко... Наверное:-D:bravo:

2014-02-06 в 03:03 

Акира777
да ты тоже не одуванчик, раз умеешь правильно пнуть и с приличной силой, как я полагаю - Я Драйзер, этим все сказано :lol::lol::lol:
Муза- это тяжко... Наверное - особенно когда она приходит ночью или в моменты, когда рядом нет компа и телефона, чтобы создать файл, на который записать все неожиданно гениальные мысли, тогда вот да, тяжко))

URL
2014-02-06 в 03:07 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, Я Драйзер, этим все сказано
Самый заботливый агрессор, тоже мне:lol::lol::lol:
особенно когда она приходит ночью или в моменты, когда рядом нет компа и телефона, чтобы создать файл, на который записать все неожиданно гениальные мысли, тогда вот да, тяжко))

Мняхаха, у меня подобного не бывает:laugh:

2014-02-06 в 03:09 

Акира777
Самый заботливый агрессор, тоже мне - главное меня не выводить и не обижать и я буду ангелом во плоти:laugh:
Мняхаха, у меня подобного не бывает - да, я б хотела, чтоб Муза приходила по расписанию, но она отказывается (

URL
2014-02-06 в 03:14 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, главное меня не выводить и не обижать и я буду ангелом во плоти
Ну ты даешь, однако:lol:
да, я б хотела, чтоб Муза приходила по расписанию, но она отказывается (
Тренируй, дрессируй... Nula dies sine linea))) Кстати, а ничего, что мы тут просто флудим уже?))

2014-02-06 в 03:17 

Акира777
Ну ты даешь, однако - это всех Драйзеров касается, кстати, так что Драев лучше не зли, лучше балуй их плюшками, они обычно на добро добром отвечают :attr:
Тренируй, дрессируй... Nula dies sine linea))) - если я попробую ее тренировать или дрессировать боюсь она меня окончательно пошлет)) Но я ее иногда пинаю и мы мирно сосуществуем)) Хотя я иногда и без нее пишу)

URL
2014-02-06 в 03:23 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, это всех Драйзеров касается, кстати, так что Драев лучше не зли, лучше балуй их плюшками, они обычно на добро добром отвечают
Ты у меня второй знакомый Драй, и первый- тоже в Интернетах, так что мне, в принципе, не грозит... Особенно, если учитать еще мой характер:yes: Я жутко не люблю конфликтить и ссориться, отхожу после такого очень долго)) Да и сама я довольно дружелюбное трепло, как видишь:gigi:
Хотя я иногда и без нее пишу)
И насколько хорошо получается?)

2014-02-06 в 03:27 

Акира777
Я жутко не люблю конфликтить и ссориться, отхожу после такого очень долго)) Да и сама я довольно дружелюбное трепло, как видишь - побольше бы Дюм и Достоевских, эх... и Джеков бы еще)) Это был бы идеальный мир для Драя *_*
И насколько хорошо получается?) - ну некоторые главы XVI написаны без музы а чисто на принципе "надо, а то все читатели окончательно разбегутся", но судя по реакции они он особо сильно отличаются от тех, что с музой. Только вот сам процесс написания без музы намного дольше)

URL
2014-02-06 в 03:36 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, побольше бы Дюм и Достоевских, эх... и Джеков бы еще)) Это был бы идеальный мир для Драя *_*
Я вот поррылась в таблице и узнала, что мы с тобой квазитождики О__о Прочла одно описание- половина подходит, вторая- нет)))
ну некоторые главы XVI написаны без музы а чисто на принципе "надо, а то все читатели окончательно разбегутся", но судя по реакции они он особо сильно отличаются от тех, что с музой. Только вот сам процесс написания без музы намного дольше)

Вполне можно понять, да)

2014-02-17 в 00:13 

О______________________________О
Однако!!! Без рюмки не разберешься перепрочтения не разберешься! О___О А потом бац - и окажется, что ларчик просто открывался О_О когда все разжуют О_О

2014-02-17 в 01:24 

Акира777
Firsa, А потом бац - и окажется, что ларчик просто открывался О_О - о чем я и талдычу чуть не с первой главы и поэтому же боюсь, что интрига пропадет(

URL
2014-02-17 в 01:25 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2014-02-17 в 01:29 

Акира777
Nezvaniy gost, благодарю :pink:
цветы как всегда прекрасны =)

URL
2014-02-17 в 03:33 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Оп, я только сейчас увидела)) Какой приятный нежданчик:) И снова Ичиго-Мугецу, няяяяяян!:crazylove::crazylove: Нету таких слов, чтоб передать всю гамму любви и обожания:inlove: Особенно в половине второго ночи, когда моск и без того укурен))) Зан как всегда брутальный мужик, достойный уважения и умиления:heart: О Гриммджо и говорить не надо- все понятно и без этого:inlove: Всех любить, всех тискать!!! Спасибо за главу, нья:dance2:

2014-02-17 в 17:52 

Акира777
Вирда, в форме Мугецу он конечно еще более восхитителен, чем обычно, валить и тр***ть))
Зангецу даже квинси оказался суровым, че ж ты хотела :D Путь Гриммджо таков, что любить его кому-то кроме Куросаки опасно для здоровья :gigi:

URL
2014-02-17 в 19:23 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, да для Куросаки это тоже ведь не вполне безопасно... Собсно, как и для Гриммджо))))

2014-02-17 в 21:46 

Акира777
Вирда, ну учитывая свершившиеся обстоятельства и не поспоришь х)))))

URL
2014-02-18 в 00:34 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, точно, как раз об этом и говорила же:-D

2014-02-18 в 21:45 

Акира777
Вирда, но для них это безопасней всего)))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Перья ангельских крыльев

главная