Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:44 

Последняя часть ПСС, поздравляю вас))

Акира777
ПЯТАЯ СТОРОНА СВЕТА
Часть седьмая
Автор: Акира777
Жанр: экшн, АУ, мистика, роман, боевые искусства
Бета: Nhi
Персонажи: Большая часть Готея, которая теперь Кланы, Нел-сама, Ичиго, остальные потом, уйма левых ОМП и ОМЖ
Пейринг: Ичиго/Ренджи, остальные намеками
Дисклаймер: Герои и манга, к сожалению, принадлежат Кубо
Предупреждения: ООС, в следствии АУ, все остальные монстры фикшина в следущих частях
Статус: закончен!
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Саммари:Что случается, когда сталкиваются Тень и Отражение?
Что случается, когда встречаешь человека, предначертаного тебе Судьбой?
Что случается, когда добровольно отдаешь часть своей души другому, но такому родному человеку?
Только тогда рождается новая Сила.
Только тогда становишься по-настоящему счастливым.
Только тогда заключается сильнейший из существующих... Контракт.

Перед тем, как начать читать последнюю главу, рекомендую вкдючить этот плейлист :attr:


Пятая сторона света. Часть VII. Катарсис.
«Всякий раз нас выбрасывает на иной берег, мы начинаем с какого-то другого начала…»

Ичиго был похож на маяк в сильнейшую бурю. Он не обращал никакого внимания на замершие тени, которые теперь с любопытством его изучали. Даже усилившаяся метель не мешала Куросаки смотреть прямо в глаза Айзена. И Ренджи опять чувствовал исходящую от Ичиго Силу. Она давала ощущение некой защищенности, словно в один момент его накрыли большим пушистым одеялом, отогревающим от холода теней. Даже рана в груди казалась сейчас совсем незначительной царапиной, осталась лишь дикая усталость.
«Это… сила ки?» – Ренджи и сам не знал, у кого спрашивает, но, тем не менее, ему ответили.
«Это сила связанных Судьбой, - в голове Абараи раздался голос Ичиго. – Одной ки для этого было бы мало. Тебе лучше сейчас не шевелиться, восстанавливающие процессы хоть и начались, но в тебе осталось много тени, поэтому исцеление затянется».
- Здесь нет прохода, - засмеялась одна из теней, по очертаниям напоминающая офицера клана Лилии, но судя по тому, что видел Ренджи, мутирующая во что-то большее. В нечто, по очертаниям походившее на Чужого.
Но стоило тени подойти ближе, как она начала рассыпаться пеплом. Белые глаза на фоне уже совершенно черного тела смотрели на Куросаки с ужасом. Тем ужасом, который бывает у серийных маньяков, когда их неожиданно ловят с поличным.
- Прости, но у Отражения нет Тени, - усмехнулся Ичиго. Или само Отражение. Ренджи не мог сказать, кто из них сейчас в большей мере контролирует тело Куросаки.
И только после этого Абараи заметил, что в радиусе около двух метров земля под ногами вольного наемника отражает поверхность словно зеркало. И эта аномалия расползалась от ног Куросаки все дальше и дальше, по направлению к Соуске. Лишь в полуметре от Айзена зеркальная поверхность, в которую превращалась поляна, остановилась. Словно Соуске был защищен от Отражения и, скорей всего, так и было. Не зря же два запрещенных контрактора наконец встретились. Тень и Отражение не уступали друг другу по силе, а их контракторы явно были одинаково упрямы.
- Потрясает. В некотором роде, - слегка склонил голову Айзен, оценивающе рассматривая Куросаки. – Но это лишь малая грань Тени.
- Это даже не грань Отражения, - хмыкнул Куросаки и шагнул вперед.
Он двигался прямо на Айзена, не видя перед собой ни глав кланов, ни теней – никого. В этот момент у Ичиго была цель, кроме которой он его ничто не интересовало.
В какой-то миг Куросаки ускорился с помощью ки, переместившись со скоростью, неуловимой для человеческого глаза. А в следующую секунду главы и тени увидели, как схлестнулись в бою две равные силы – Отражения и Тени. Ренджи не видел глаза Ичиго, но глаза Соуске стали совершенно черными, как первородная тьма, а короткие каштановые волосы бывшего главы неожиданно опали длинным водопадом на спину. А потом произошло то, что Абараи не смог бы описать даже словами. Где-то в полуметре позади Айзена стали появляться черные сгустки, напоминавшие чернила, и с них к спине Соуске стекали тонкие чернильные струйки. Уже через пару секунд Ренджи понял, что это Тень рисует предателю крылья. Чернильные крылья могли бы принадлежать бабочке махаону, но никак не человеку, однако Тень это, видимо, не заботило. Куросаки не обрастал новыми частями тела, но при этом следующим движением умудрился вместе с Соуске взлететь в небо над храмом, заставив бывшего главу отпустить Ландыш из рук.
Это невозможно было объяснить никакими законами физики, но Куросаки и Соуске и вправду продолжили свою битву в воздухе. Ренджи лежал на спине, и потому мог наблюдать за сражением. Он видел, что чаще, чем наносит удары, Айзен посылает в сторону Ичиго черные сгустки… энергии? Ки? Тени? Что это было, Абараи понять не мог и, скорей всего, это знал только Соуске, но предатель только смеялся и уклонялся от атак Куросаки. А Ичиго, хоть и ускорился, все равно был не быстрее Айзена, они словно замерли на одном уровне скорости и силы, но Соуске эта ситуация забавляла, а вольный наемник выглядел слишком сосредоточенным и серьезным.
«Ты же не собираешься проигрывать?» – Ренджи закрыл глаза, ощущая, как все раны на теле затягиваются. Он знал, что стоит боли уйти из его тела, он вновь станет в строй и будет сражаться против теней.
«Пока ты жив, у меня нет права проиграть, - в голосе Куросаки явно слышалась улыбка и какая-то… нежность? И это было чертовски приятно, настолько приятно, что Абараи не смог не улыбнутся в ответ. – Не в этой битве, не этому человеку. А вот тебе бы я с удовольствием проиграл».
Последняя фраза звучала настолько двусмысленно, что Ренджи, не сдержавшись, фыркнул. Тень Рангику, которая почему-то осталась стоять рядом с ним и не стала помогать сражаться против других глав, обернулась к Абараи и задумчиво подняла нож, явно намереваясь убить. Однако этому не суждено было случиться. Стоило ей начать опускать нож, как ее левая нога рассыпалась пеплом, а затем та же участь постигла все ее тело.
Ренджи наконец-то почувствовал, что может шевелиться, и медленно сел, а затем с удовольствием размял шею. Теперь он понял, почему тень Рангику рассыпалась. Хоть Куросаки и сражался сейчас с Айзеном так, что земля дрожала от столкновения двух совершенно разных сил, поляна все равно продолжала покрываться зеркальной поверхностью. Едва она достигала какой-либо тени, та рассыпалась прахом. Некоторые, судя по всему, более смекалистые, тени, заметили это, и отходили как можно дальше от опасности. Наверное, именно поэтому Ренджи не смог увидеть, где сейчас сражается его капитан: тень Кучики уж явно была достаточно рассудительна, чтобы уйти от потенциальной угрозы.
В поле зрения Абараи оказались лишь несколько теней, опасливо ищущих безопасный участок. Ренджи не знал, откуда в нем сейчас появляются новые силы, но догадывался. А стоило ему ступить на зеркальную поверхность, как на него обрушился целый поток энергии. Он почувствовал себя обновленным, и это было в некотором роде потрясающее ощущение. Теперь Ренджи вновь был готов к бою.
Заметив его, тени оскалились, но Ренджи, спокойно ступая по зеркальной поверхности, чувствовал, что сейчас они для него окажутся не опаснее обычных рядовых, с которыми он тренировался каждый день. Так и случилось – уже после первого его удара одна из теней отлетела на пару метров и рассыпалась прахом в падении. Остальные тени, поняв, что Абараи сейчас явно сильнее, попытались отступить. Но Ренджи чувствовал в себе новую силу и… власть. Власть над распространением зеркальной поверхности, которой он мысленно приказал уничтожить эти тени. Спустя пару секунд две новые горстки пепла осыпались наземь.
Под взглядом Ренджи зеркало под ногами становилось шире и распространялось дальше. Абараи чувствовал себя странно в этот момент, словно он использует чужую, но в тоже время свою силу. Или, правильней будет сказать, их силу?
- Р… Ренджи, - Абараи обернулся на слабый голос Рукии и поспешил к ней.
Сейчас Тени исчезали и без его участия, а вот Рукии явно требовалась помощь. Взяв подругу на руки, Абараи неожиданно почувствовал, что в этот мир явился кто-то еще. Повернувшись к проходу, Ренджи изумленно встретил взглядом спускающихся по лестнице Чада, Ишиду и Орихиме. И если Ясутора выглядел как обычно, кроме того, что руки его были перебинтованы как у боксера, то одежда Урью и Иноуэ заметно выделялась. На Ишиде был странный белый костюм, чем-то напоминающий наряд вольного наемника, однако пошитый несколько более искусно. Его назначение было Ренджи полной загадкой, но в том, что Урью так нарядился не для того, чтобы покрасоваться, Абараи даже не сомневался. Наряд Иноуэ, в противовес Ишиде, представлял собой просторное черное шихакушо. Именно Орихиме первой рванула навстречу Ренджи.
- Позволь, - мягко накрыла ладони Абараи Иноуэ, без слов прося опустить младшую Кучики обратно на землю.
Ренджи нахмурился, но подчинился. Если это друзья Ичиго, то пришли помочь им, а не Соуске. Но все же такого доверия, как к Куросаки, Абараи к ним не испытывал, поэтому настороженно следил за каждым движением Иноуэ. Подруга Куросаки аккуратно накрыла лоб Рукии одной рукой, а другую положила ей на сердце.
- Она прекрасный целитель, - сказал Ишида, подойдя к Ренджи. – Главное не позволь прерваться процессу. А мы с Чадом немного очистим территорию от всякой грязи.
- Будьте осторожны, - предостерег Ренджи.
Ясутора кивнул и оправился в самую гущу, где тени столпились и пытались слиться друг с другом, чтобы превратиться в очередного монстра. Абараи не знал, возможно ли это, но, судя по всему, Ишида был уверен в этом и выстрелил в направлении теней. Ренджи только сейчас заметил пистолет в руках Урью. Оружие тоже было белым, не считая с выгравированного на щитке рукояти голубого креста в круге.
- Теневые монстры нам здесь определенно не нужны, поэтому поторопись, Чад, - нахмурился Ишида.
Ясутора только молчаливо кивнул и направился к группе теней, одна из которых стараниями Ишиды уже рассыпалась прахом. Урью внимательно оглядел поляну, заметив, что практически все тени уводили глав и рядовых подальше от зеркальной поверхности, и сейчас большая часть сражалась на приличном расстоянии от них, но для Стрелка это было идеальной диспозицией.
Наблюдая за Ишидой, Ренджи в какой-то момент понял, что после того, как пуля выпущена из пистолета, в полете за ней появляется призрачный след стрелы, а сама пуля – лишь ее наконечник. Еще одна загадка была практически мгновенно разгадана Абараи. Странная одежда в его случае явно была данью уважения контрактору.
- И с кем? – невольно вырвалось у Ренджи.
Он впервые видел такой тип силы. Урью явно понял его вопрос, но не торопился отвечать. Ишида покосился на него из-под челки, скрыл глаза за бликами очков и внезапно усмехнулся.
- Со Стрелой.
Абараи удивленно вскинул брови. Знали ли главы о том, что контракт можно заключить с неодушевленным предметом?
- Ваши главы лишь мнят себя старейшими и умнейшими, истинные, древние знания даются лишь достойным, - хмыкнул Урью, дав понять, что не испытывает большого уважения к кланам.
Да, Ичиго был единственным, что их объединяло.
В какой-то момент земля ощутимо дрогнула, заставив всех сражающихся если не упасть, то приложить все усилия, чтобы удержать равновесие. Ишида и Ренджи вскинули головы, осознавая, из-за кого это могло случиться.
Куросаки держался за сильно кровоточившую правую руку, но даже не морщился, словно совсем не чувствовал боли. Абараи знал, что это не так, потому что в тот момент, когда землю тряхнуло, ему показалось, что он потерял контроль именно над этой рукой. Их связь была настолько сильна, что позволяла чувствовать даже боль друг друга, но сейчас Ренджи ощущал, что Куросаки закрылся от него. Это означало, что боль была невыносимой, и Ичиго не хотел, чтобы это пришлось ощутить Абараи.
Безумный смех Айзена заполнил все пространство. Казалось, бывший глава сошел с ума. Теперь у Соуске уже было не два крыла, как в начале его сражения с Куросаки, а целых восемь, и каждое горело черным пламенем. Выглядело это жутковато, особенно вместе с угольными глазами и теперь уже белоснежной кожей. А рядом с предателем трескался воздух, словно разрывались швы мира. И в трещинах вокруг него Ренджи с ужасом заметил непроглядную тьму, еще чернее, чем глаза Айзена после его превращения. Из этой тьмы на него смотрели глаза. Страшные, нечеловеческие глаза самой Тени. Сотни глаз самой Тьмы, глядящей на мир, в который она рвалась. У Абараи перехватило дыхание, а сердце прекратило стучать. Ренджи казалось, что вот он, тот последний миг, когда вся жизнь должна промелькнуть перед глазами. Его одернул Куросаки.
«Не смотри туда, - скрипящий голос даже в большей мере принадлежал Отражению, чем Ичиго. Или просто эти двое становились одним целым. – Тень убивает взглядом, если ей принесли достаточно жертв. Чем больше жертв, тем она сильней, а Айзен, судя по всему, не поскупился».
Абараи поспешил отвести взгляд и вновь посмотрел на Ичиго. В руках Айзена теперь появилась плеть, скорей всего из тени, по хлысту которой бежали молнии, такие же черные, как глаза бывшего главы. Соуске, улыбаясь, ударил ею в сторону Куросаки, но наемник уклонился, и тут же в том месте, куда переместился Ичиго, в воздухе появился еще один разрыв. Куросаки был вынужден вновь уклоняться, потому что теперь из этих трещин к нему тянулись руки, совершенно черные руки, с которых стекало и капало что-то черное и явно ядовитое, поскольку опавшие темные капли прожигали зеркальную поверхность подобно кислоте.
«Ты же сказал, что у Отражения много приемов, почему ты пользуешься только ки?» – отчаянно спросил Ренджи.
Его плохое предчувствие опять вернулось, но на этот раз опасность грозила не ему. Но именно сейчас Абараи бы многое отдал, чтобы все было наоборот.
«В этом нет смысла, пока Айзен не использует всю мощь Тени, которую сможет выжать, - лязганья в голосе Ичиго поубавилось. – В данном случае я могу победить только с помощью Зазеркалья, только его мощь будет равна силе Тени. Но для начала нужно убедить Соуске, что я не сдамся просто так».
Воздух треснул в этот раз над храмом Ландыша, и Ренджи наконец-то вспомнил о духе. Ландыш уже не рассыпался, но был наполовину прозрачным, и Абараи не знал, может ли ему как-то помочь. Однако ему пришла в голову кое-какая идея, и зеркальная поверхность с помощью силы мысли Ренджи приблизилась к храму. Когда зеркало проложило свой путь под телом Ландыша, тот неожиданно засветился. Теперь падающий снег стремился облепить его, а, тая прямо на теле духа, делал его вновь материальным и… живым?
Земля вновь дрогнула под ногами, заставляя Ренджи обеспокоенно поднять голову вверх. Ичиго буквально лежал в воздухе, а его одежда была наполовину разодрана. Возможно, одной из рук, вылезающих из трещин, действительно удалось до него дорваться. Хотя, судя по помятости Куросаки, не одной руке, а десятку конечностей.
- Ичиго, - прошептал Ренджи. Он не мог взлететь в небо, как это сделал Куросаки или Соуске. Он не мог даже дотянуться до него. Абараи чувствовал беспомощность, которая вновь вгрызалась в сердце клыками и раздирала душу когтями на куски. Ренджи сжал кулаки, моля всех богов помочь тому, кого он полюбил за какой-то месяц. Тому, с кем оказался связан невидимыми красными нитями. Тому, кто умирал сейчас ради других. – Ичиго…
Я слышу тебя, Ренджи… Все хорошо. Я рядом, я все еще живой. Закрой глаза и ты услышишь, как я дышу. Почувствуй, я держу тебя за руку. Тепло, правда?
Голос в голове говорил тихо, но уверенно. Как Ичиго в их самую первую встречу. В нем уже не было лязганья и скрежета Отражения. А Ренджи действительно чувствовал тепло Куросаки где-то совсем рядом, будто за своей спиной. Но он боялся закрыть глаза, боялся пропустить очередную атаку Айзена, боялся, что опять кого-то потеряет.
Ренджи не знал, почему, но глаза стали влажными. Нет, это были вовсе не слезы, вовсе нет. Просто… просто снег таял на его лице. Просто метель была слишком сильной и от ветра слезились глаза. Просто…
Тепло, окутавшее его одеялом, когда Куросаки только явился, сейчас стало плотным, будто живым. Оно было рядом и словно обнимало Ренджи со спины. От этого почему-то становилось страшно, ведь для него это означало, что настоящий Ичиго слабеет. Это означало, что Куросаки с самого начала знал, что произойдет в конце.
- Кажется, Тень все же сильнее, - голос Айзена громом раздался по всей поляне, заставляя тени рядовых оживиться и вновь пойти в нападение. – Тьма – основа любого мира, нет ничего, чтобы могло победить ее. Ты сглупил, маленький несмышленый мальчишка, тебе стоило придти ко мне, я бы нашел твоим силам более разумное применение.
Хриплый, каркающий смех раздался со стороны Ичиго. Куросаки медленно поднялся, почему-то теперь уже не боясь трещин рядом с собой. Его глаза горели желтым мертвым светом. Отражение насмехалось над тем, кто решил, что победа в его руках.
- Ты слеп… с такими глазами неудивительно, что тьма затуманила твой разум, - усмехнулся вольный наемник.
Айзен насмешливо приподнял бровь, не понимая к чему клонит, по его мнению, уже проигравший. Но он точно не ожидал, что его противник расправит плечи и самоуверенно улыбаясь, возьмется за черную руку, торчащую из трещины в воздухе.
- Ты показал все, что мог, - сказал Ичиго своим голосом, без лязгающих ноток Отражения. – А теперь я покажу тебе Зазеркалье…
Ренджи до крови закусил губу, не зная, что произойдет в следующую секунду. По черной конечности, тянущейся к Ичиго, пошли мелкие, светящиеся изнутри трещинки. Куросаки взглянул на то, как они расползаются по руке самой Тьмы, и посмотрел в разрыв, созданный Айзеном, уже без опаски глядя в глаза Тени.
- Нет… - прошептал Ренджи. Он осознавал, что та сила, позволяющая каждому живому в этой битве почувствовать себя сейчас защищенным, давалась только один раз и плата за нее была слишком велика, чтобы Абараи мог принять это. – Нет, нет, нет…
Глаза Ичиго вспыхнули огнем, как и у Айзена, заполняя всю радужку и белок, только не черным, а желтым цветом. Теперь в воздухе, как прежде созданные Тенью разрывы в иной мир, появлялись зеркала. А вернее, осколки зеркал, расползавшиеся по воздуху так, чтобы заключить Соуске и Куросаки в кокон. Бывшему главе это нисколько не понравилось, и он хлестнул плетью по ближайшему осколку. Вопреки ожиданиям предателя, стекло не разбилось, а черные молнии, окутывавшие его плеть, ударили по его же руке.
Соуске дернулся и зашипел, его безупречно белый рукав оказался разорван, а на краях осталась зола, будто от огня. Айзен не знал, что происходит, но только теперь понял, что что-то в его безупречном плане пошло не так. Кокон из зеркал смыкался, за его осколками уже не было видно Ичиго. Постепенно сила Отражения добралась и до моментально посерьезневшего Соуске. Хватило пяти минут, чтобы огромный зеркальный кокон скрыл в себе вольного наемника и предателя, отражая лишь бездонное голубое небо и падающие снежинки, кружившие в прощальном танце.
- Нет… - в последний раз прошептал Ренджи, уже не пытаясь лгать самому себе, что по щекам бегут не слезы.
Он не ощущал в себе прежней силы, что наполняла тело. Возможно, потому, что он почувствовал, как его душа сгорает дотла?
Абараи не нужно было оглядываться назад, чтобы увидеть, как рассыпаются тени, хотя зеркальная поверхность уже не распространялась по земле. Он знал, что Айзен проиграл в тот момент, когда решил, что победил, но Ренджи не хотел осознавать, что именно пришлось сделать ради этого Ичиго. От этого ему еще сильнее казалось, что от его сердца, способного любить, остается лишь пепел.
Яркая молния ударила с неба прямо в созданное Куросаки Зазеркалье, и оно разбилось мириадами осколков. Опадая на землю, осколки превращались в хлопья белоснежного снега. Это было красиво и волшебно, похоже на сказку, только ту, что с грустным концом….
Ренджи сделал шаг к храму Ландыша, над которым исчезало Зазеркалье, и поднял голову вверх, ожидая лишь одного момента. Когда все осколки осыпались снегом, с неба медленно, словно поддерживаемый метелью, опустился Куросаки. Абараи успел подхватить его тело, когда до земли оставалось меньше двух метров.
- Ренджи, - тихо позвал Ичиго, встретившись с Абараи глазами.
- Ничего не говори, мы найдем Унохану, она тебя вылечит, она мертвого с того света поднимает, - затараторил Ренджи, и вправду выискивая взглядом Ретсу. – Только немного подожди, совсем чуть-чуть…
- Ренджи, - чуть громче позвал и улыбнулся, когда обеспокоенный взгляд Абараи устремился к нему. – Не нужно. Я люблю тебя…
- Я тоже люблю тебя, но сейчас не время, правда, - отчаянно ответил Ренджи. Он не мог понять, почему Орихиме, которая исцелила Рукию, сейчас не подходит к нему и, более того, придерживает за руку младшую Кучики, чтобы та тоже не приближалась. – Ичиго…
- Сейчас самое время, - несмотря на раны, теплые карие глаза Куросаки светились счастьем. – Ты ведь доверяешь мне?
- Не неси глупости, - нахмурился Ренджи, он все еще не верил в то, что сейчас потеряет Ичиго. Он не верил, но слезы почему-то все равно катились по его щекам, хотя Абараи их даже не чувствовал.
- Тогда поцелуй меня, - Ичиго слабо ухватился за рубашку Ренджи.
Куросаки смотрел на Абараи влюбленно, будто только сейчас признался ему и получил в ответ долгожданную взаимность. Ренджи чувствовал, что не может игнорировать эту просьбу, и склонился, нежно касаясь губ Ичиго своими. Мягкое прикосновение, подобное взмаху крыла бабочки. Этот поцелуй отражал все чувства Ренджи в этот момент.
Боль, отчаянье, надежда… любовь… безграничная, яркая, сильная, которой, как казалось раньше, просто не бывает… но она есть. И вся она сосредоточилась в одном поцелуе, в одном касании теплых мягких губ. Ренджи чувствовал, что ему отвечают тем же, но кроме этого Куросаки дарил ему чувство странной, так давно ожидаемой радости и облегчения. Доверия и веры. Будто не он сейчас хотел покинуть Абараи.
Куросаки улыбнулся и нежно вытер тыльной стороной ладони слезы со щеки Ренджи. И в этом жесте для Абараи было сказано столько, что он уже не боялся пусть и печально, но улыбнуться в ответ.
- Я заключаю с тобой Контракт, - уверенно, как прежде, сказал Куросаки. Но так тихо, чтобы услышал только Ренджи. – Моя душа – твоя душа. Моя сила – твоя сила. Моя судьба – в твоей судьбе. Моя смерть – мое новое рождение для тебя. Навеки мое сердце будет биться в унисон с твоим.
А в следующее мгновение Ренджи и Ичиго скрыл в себе вспыхнувший свет, ослепляющий глаза любому, кто смотрел в их сторону. Абараи на миг перестал видеть и слышать, а потом почувствовал горячий ком в груди, от которого тепло расползалось по всему телу и наполняло странной, но, несомненно, живой энергией. Затем все исчезло, и к Ренджи вернулась способность видеть и слышать.
- Куросаки-кун… - неуверенно произнесла Иноуэ, все еще не подходя к Абараи.
Ренджи медленно опустился на колени, укладывая Куросаки на мягкую траву. Он аккуратно стер со щеки Ичиго каплю крови и медленно закрыл ему глаза.
- Куросаки-кун, - голос Орихиме дрожал и Ишида обнял ее.
Она повернулась к Стрелку и расплакалась, уткнувшись ему в плечо. Ренджи слышал ее рыдания и слышал, как к нему тихо подошла Рукия.
- Ренджи, - Кучики положила руку ему на плечо, пытаясь успокоить.
- Нам нужно отвезти тело Ичиго его отцу, - неожиданно сказал Абараи.
Унохана, наконец освобожденная от теней и прилагавшая все усилия, чтобы привести в чувство Ямамото, лишь закрыла глаза, когда услышала слова Ренджи. Тоширо помогал подняться Комамуре и смотрел на Абараи сочувствующе. Зараки пришел в себя быстрее остальных после лечения Котетсу, но даже он молчал. Глава клана Тысячелетника переводил взгляд на раненых, но, несомненно, живых Юмичку и Иккаку, потом на мертвого Куросаки в руках Абараи и только поджимал губы. Исане, занимавшаяся подчиненными Кенпачи, старалась не смотреть в сторону Ренджи, прекрасно помня парня в его руках. Она мелко дрожала, но предпочитала думать, что это из-за снега.
Укитаке и Кьераку как всегда стояли рядом и внимательно смотрели на Абараи, но не приближались, зная, что Ренджи предпочтет все сделать сам. Нанао, подошедшая к своему главе, взяла Шунсуя за руку, и тот сильнее сжал ее, давая почувствовать свою поддержку.
Кира пытался хоть как-то помочь рядовому Ханатаро из клана Колокольчика, когда тот лечил Шухея, опасаясь, что не успел. Только сейчас Изуру осознал, насколько ему дорог Хисаги, но он не хотел так же, как и Ренджи, потерять любимого. Только Абараи хотя бы успел сказать, что любит, Кира же не смог даже этого.
Бьякуя стоял чуть в стороне, он был ранен, но не так сильно, как многие рядовые, и благодаря Камелии его повреждения практически полностью свелись на нет. Поэтому Кучики-старший лишь обеспокоенно смотрел на своего подопечного. Он не знал, что делать в таких случаях, но Рукия была рядом с Абараи, и Бьякуя надеялся, что этого будет достаточно.
Ландыш, успевший восстановиться, сейчас твердо стоял на ногах и держал на руках Хинамори, исцеляя своего контрактора. Благодаря Отражению он вернул себе все прежние силы. Дух улыбался, но этого никто не видел и, возможно, это было даже к лучшему. Всему свое время, и Ландыш думал, что для подобных откровений с кланами еще рано.
А Ренджи только теперь осознавал, насколько сильно его личный вольный наемник любит его.

Ичиго все-таки показал ему, что творилось там, в Зазеркалье. И Ренджи бы уже точно не забыл этого, ни-ког-да.
Взглянув на Отражение, Тень встретилась глазами сама с собой, вызвав тем самым катаклизм. Тьма, помноженная на Тьму, уничтожила сама себя, выгрызая реальность своими клыками и встречая не то, что можно поглотить, а лишь себя саму. Все разрушение внимательно контролировал Ичиго, ставший Отражением, не существуя в пространстве Зазеркалья, а являясь им. И именно он показал Абараи, как самого Айзена разрывает на куски, ведь тот тоже был частью Тени.
Когда Тень поглотила саму себя, разорвав на клочки, осталась лишь пустота. То, что можно было пропустить в тот мир, в котором Ландыш должен провести обряд посвящения. И Ичиго отпустил себя, вновь становясь человеком. Материальным и смертным.
Ренджи увидел все произошедшее будто собственными глазами. И узнал, что чувствовал Ичиго, падая ему на руки. Только после этого Абараи понял, почему в поцелуе Куросаки было облегчение и радость.
То, что ждало Ичиго, было лучше смерти, поэтому ему было не страшно возвращаться. Он знал, что его ждут. Он знал, что нашел нужного человека.

С того дня прошел год. Ренджи больше не входил в состав кланов и даже бросил свое обучение у Бьякуи. У него теперь был новый учитель, гораздо опытнее и хитрее Кучки. Его звали Урахара Киске, и Абараи не стремился стать похожим на него, как в случае с Бьякуей. Ичиго научил его, что главное – оставаться самим собой даже когда перед тобой те, кто в разы сильнее.
Ренджи теперь лишь изредка виделся с Рукией, поскольку теперь у него постоянно были тренировки. Он быстро учился, схватывал все налету, будто его тело было готово использовать ки без подготовки. Но Абараи знал, что это не так, и улыбался на недоуменный нахмуренный взгляд Урахары.
Тогда Ренджи почти каждые выходные проводил с семьей Ичиго. Немного странный Ишшин, после смерти сына поседевший на висках, завидев Абараи, приветливо протягивал ему ладонь для рукопожатия, обнимал и хлопал по спине, как старого приятеля. Когда Ренджи приходил в их дом, Юзу всегда готовила что-то особенное, а Карин заставляла его «вытащить свой зад из-за стола и погонять с ней в футбол, чтобы показать ее дружкам, как играют по-настоящему крутые парни».
После смерти Ичиго прошел год, прежде чем все пришло к относительному спокойствию. Рукия, навещая Ренджи, больше не смотрела на него с сочувствием и вновь призывала вернуться в клан. Урахара перестал видеть в нем второго Ичиго и теперь насмешливо обращался к нему «нахлебник-сан» или «нахлебник-кун», когда Абараи оставался в магазине Киске на ночь. А еще, Ренджи знал, Юзу больше не вздрагивала, когда проходила мимо комнаты брата.
Абараи иногда приезжал в университет, в котором учился Ичиго, и выискивал глазами его друзей. Орихиме согласилась присоединиться к клану Колокольчика и стала наравне с Исане приближенной Уноханы, ее он видел в вузе редко. Чад же старался держаться ближе к Ишиде, а тот по-своему заботился о Ясуторе. Ренджи знал, что этот громила не особо разговорчив, и если бы Урью перестал с ним общаться, то Чад остался бы в одиночестве – Мизуро и Кейго, школьные друзья Садо, Ичиго и Ишиды, поступили в другое учебное заведение и не смогли бы его поддержать. Но Урью оставался рядом с молчаливым парнем. Они оба были не особо разговорчивыми, но это никак не сказывалось на их дружбе.
Ишида только один раз заметил Ренджи и задумчиво кивнул, глядя ему в глаза. Абараи улыбнулся, отвечая на взгляд, а потом ушел, убедившись, что эти двое в порядке и за них беспокоиться не стоит.
Время шло своим чередом, но Урахара, который знал о Куросаки и Абараи больше всех, понимал, что что-то не так. Ренджи, по его мнению, был слишком счастлив для человека, который потерял любимого. Поэтому Киске решился на откровенный разговор, к которому присоединилась и Йороучи – жена Урахары и… тень кланов. После тех событий ненависть к теням все же осталась в Ренджи.
- Абараи-сан, - начал Урахара и получил подзатыльник от жены. – За что?!
- С таким тоном ты любишь начинать издалека, кучу времени философствуя об устройстве мира, и не скоро добираешься до главного, - фыркнула Йороучи и села за стол с Урахарой и Ренджи. Она внимательно окинула взглядом Абараи и сразу перешла к сути. – Что такого ты знаешь об Ичиго, чего не знаем мы, что так счастлив?
Ренджи замялся, раздумывая, как правильно сказать об этом двум очень умным и, без сомнений, опасным людям, которые в свое время очень любили Куросаки. Он искренне надеялся, что его не убьют, когда узнают правду, и неуверенно улыбнулся. Никакого предчувствия не было, его контрактор был согласен с тем, что эти двое обо всем узнают.
- Мы заключили с ним Контракт, - немного помявшись, признался Ренджи. Киске и Йороучи недоуменно переглянулись, а затем вновь перевели взгляд на Абараи, ожидая, что тот расскажет. – Контракт Жертвы.
Глаза Йороучи расширились, когда она неверяще посмотрела на него. Урахара скрыл лицо за веером, о чем-то напряженно размышляя.
- Значит, в тот день… - задумчиво протянул Киске. – Я даже не верил в то, что его возможно заключить, но я не удивлен. Ичиго всегда удавалось то, что не получалось у других.
Ренджи немного виновато пожал плечами. Тогда никто не понял, что за свет окутал их с Ичиго, и никто не услышал, что именно Куросаки сказал ему. Наверное, именно поэтому многие удивлялись выдержке Абараи. Но все дело было в том, что ему не пришлось терять Ичиго. Часть его души осталась с Ренджи и стала силой его контракта. А еще Абараи знал, что Куросаки обязательно переродится. Возможно, этого придется ждать очень долго, но Ренджи был готов ждать. Теперь, являясь контрактором, он осознавал, насколько его способности превосходят человеческие, и что он может прождать и век, и два, но дождется своего.
- И как часто ты… - Урахара не знал, как спросить, потому что свой контракт он заключил не с человеком, и понимал, что такие контракты должны различаться.
- Каждый день, - улыбнулся Ренджи. – Каждый день и каждую ночь я вижу его, говорю с ним. Я даже могу касаться его. Это, конечно, пока еще не Ичиго, но я найду вторую часть его души, сколько бы мне не пришлось искать, и он наконец-то станет целым.
- Твоим, - понимающе хмыкнула Йороучи, отойдя от шока.
- И моим, - согласился Ренджи.

И это была правда. Он видел дух Куросаки каждый день, когда никого не было рядом. Дух оказался точно таким же, каким Ичиго был при жизни: с длинными рыжими волосами, теплыми карими глазами, но со слишком серьезным выражением лица. Поначалу Абараи думал, что эта часть души Ичиго, которая осталась с ним, отвечает за силу воли, уверенность, решительность и в ней мало эмоций. Но когда спустя полгода после смерти Ичиго Ренджи приснился кошмар, он проснулся от того, что его осторожно тормошил дух Куросаки, обеспокоенно смотря на Абараи. Ренджи помнил это очень хорошо, он сжимал дух Ичиго в объятиях так сильно, что у того, казалось, хрустнут кости. Но у лишь наполовину телесного духа не могло хрустнуть ничего, и Ренджи тогда осознал, что эта лишь часть Куросаки. Не живой, не мертвый, просто… дух.
Но этого было достаточно, чтобы иметь возможность улыбаться искренне и счастливо, когда Карин висла на нем после забитого ею гола. Этого было достаточно, чтобы быть уверенным, что глаза Ишшина загорятся прежним светом. «Достаточно, чтобы отгонять от Юзу потенциальных ухажеров», - посмеивался Урахара.
Теперь, когда Ренджи приходил домой, он садился в кресло и ждал, когда на его плечи лягут теплые ладони, чуть надавливая, расслабляя напряженные мышцы. Абараи считал это самым потрясающим в его контракте. В один из таких дней дух Куросаки склонился к его уху и тихо прошептал, задевая кожу почти живым дыханием:
- Завтра.
И Ренджи знал, что это значит. Поэтому он кивнул и позволил духу Ичиго осторожно коснуться губами своей шеи. В том месте, где его коснулись почти живые уста, загорелась голубым светом метка – знак инь-ян. Едва дух Куросаки исчез, метка стала невидимой.

Машина тихо шуршала колесами, и когда они подъехали к нужному месту, плавно остановилась. Водитель на переднем сидении покосился в зеркало дальнего вида и задумчиво кивнул. Они припарковались перед зданием клана Хризантемы. Во дворе уже стояли слуги, вежливо поклонившиеся Ренджи, когда он только вышел из машины. Киске остался в автомобиле.
- Рад тебя видеть, Абараи, - Сасакибэ, правая рука Генрюсая, чуть склонил голову в знак приветствия. – Прошу пройти за мной.
Ренджи незаметно усмехнулся. Ага, как же, рад видеть. Скорей шокирован. Ренджи впервые за пять лет, что ушел из кланов, согласился принять приглашение Ямамото. Пройдя за Шоуджиро, Абараи оказался перед высокой дубовой дверью и решительно открыл ее. Сасакибэ, коротко поклонившись, ушел, оставив Ренджи с главой клана Хризантемы наедине.
- Ты все-таки приехал, - Ямамото сидел в своем кабинете за письменным столом и, судя по всему, проверял отчеты.
- В этот раз мой контрактор настоял на этом, - Ренджи улыбнулся уголками губ.
Он не испытывал неприязнь к этому человеку, но искренне не понимал, почему Куросаки заставил его приехать сюда. Он все еще не собирался возвращаться к Бьякуе, как бы ни уважал старшего Кучики.
- Да, об этом я тоже хотел поговорить, - Ямамото жестом попросил Ренджи сесть напротив. – Недавно, благодаря Урахаре Киске, который сейчас вновь занимает должность информатора кланов, я узнал, что пять лет назад, после сражения с Айзеном, Куросаки Ичиго заключил с тобой контракт.
Ренджи кивнул. Он не знал о том, что Урахара говорил об этом с Ямамото, но Киске не стал бы трепаться о чем-то настолько важном просто так.
- Контракт Жертвы, правильно? – Ямамото устало, но пристально посмотрел на Абараи.
- Именно, - Ренджи чуть склонил голову, ожидая, когда старик наконец-то доберется к сути.
- По словам Киске, этот контракт сильнейший из всех существующих? – Генрюсай скользнул взглядом по хризантемам, стоящим в вазе, что не укрылось от Абараи.
- И опять в яблочко, - спокойно ответил Ренджи, подтверждая слова Урахары. – К чему вы ведете? Вы должны понимать, что я не вернусь в клан Камелии, да и не примет меня ее дух, так как у меня уже другой покровитель. Так к чему все это?
Ямамото тяжело вздохнул и поднялся из-за стола. Он подошел к шкафу, достал оттуда увесистую папку и передал ее Ренджи.
- Что это? – Абараи взял документ на руки, но попытался прояснить все сразу.
- Открой, - Генрюсай вновь сел в кресло.
Абараи нахмурился, но все же открыл папку с документами. Изначально он не увидел в ней ничего особенного, просто файлы с данными на людей. Пролистав часть файлов, Ренджи остановился на одном из них.
На фото в деле был изображен обычный с виду парень, только вот… у него были кошачьи глаза – вертикальный зрачок, необычная желтизна радужки. Затем шло имя, дата рождения, паспортные данные и даже краткая биография. Ренджи нахмурился, когда его взгляд упал ниже. Под данными была еще одна фотография. На запястье парня была татуировка кошки, единственная странность заключалась в том, что из-за спины кота торчали два крыла. В отдельном файле было еще несколько фотографий, на них все тот же парень дрался с обычными ребятами, и на снимке, где он схватил одного из них, была отчетливо видна его нечеловеческая сила: парень с кошачьими глазами был щуплым и худым, и поднять в воздух толстяка в два раза его шире никак не мог. Ренджи хмыкнул, смекнув, что к чему, и открыл последний документ в деле этого парня. Как он и ожидал, на последней странице шли данные о заключенном контракте. Контракте с кошачьим духом. Не просто с Кошкой и Котом, а самим духом, что, как Ренджи теперь понимал, весьма различалось.
Хмыкнув, Абараи открыл самую первую страницу с фотографией парня, когда он еще не заключил контракт. У мальчишки были еще обычные зеленые глаза и растерянная улыбка на лице, вместо хмурого выражения, что появилось у него после заключения контракта.
Теперь, когда Ренджи пролистывал файлы, все предстало в новом свете. Ни один человек из изображенных на фотографиях не входил в кланы, иначе краткой биографией в их досье дело бы не обошлось. Все они являлись обычными людьми, каким-то образом заключившими контракт. И ни один из этих контрактов не был прежде известен кланам, иначе, опять-таки, информации накопилось бы в разы больше. Ренджи заинтересованно открыл страницу с досье того, первого, парня после заключения контракта, но нужной даты так и не заметил.
- И когда все это началось? – Абараи серьезно волновал этот вопрос. Его беспокоило, что обычные люди могут пострадать, получив подобную силу и, что еще хуже, применить ее не по назначению.
- Около четырех лет назад мы заметили первого мальчишку, заключившего контракт, - поджал губы Ямамото, явно не особо довольный ситуацией. – Благодаря Камелии и ее новым силам. Теперь она может распространять свое влияние на любого, входящего в ее клан. Контракторы стали появляться неожиданно. Нет никакой схемы, согласно которой духи их выбирают, но их становится все больше, и мы не можем их контролировать. Это опасно, в первую очередь для них самих. Недавно совет кланов решил, что будет логично принять их как еще один клан, в котором у каждого члена будет свой контракт. Мы разъяснили им, чем занимаемся и чего хотим от них. Те, чьи досье ты видел в этой папке, уже согласились войти в кланы добровольно. Но у нас возникает новая проблема – они не обучены никакому боевому искусству и все еще уязвимы. Главы не могут их обучать, духи цветов будут против, а знания обычных людей им не помогут. Нам нужен тот, кто стал бы во главе этих людей. Нам нужен контрактор, который не побоится вести за собой тех, у кого уже есть контракт. Как это двадцать лет назад делал Куросаки Ишшин. Но, не стану лукавить, Ишшину было проще, все его подопечные заключали контракт с духами цветов, как и он сам. Ты же, как и все новые контракторы, еще толком не вошел в этот мир, потому тебе придется сложнее. Но я не вижу более подходящей кандидатуры на роль главы нового клана.
Ренджи хмыкнул и задумался. Вот почему Урахара рассказал о Жертве Ямамото, вот почему Куросаки в этот раз настоял на его приезде. Да, он больше не будет входить в клан Белой Камелии, он сам создаст свой.
Абараи откинулся на спинку кресла и задумчиво закрыл глаза. Как бы мог называться его клан? Клан Жертвы? Нет, о его контракте должно знать как можно меньше людей. Он не рассказал даже Рукии, и не собирался этого делать в дальнейшем.
- Это должен быть клан с высшим уровнем секретности, я правильно понимаю? – Ренджи поднял взгляд на Генрюсая и дождался его кивка. – Кто будет знать об этом?
- Клан Хризантемы и клан Анемона, - Ямамото явно был готов к подобному вопросу. – Как карательный клан они обязаны знать об этом. И после истории с Айзеном, когда Сой Фонг во время нашего сражения столкнулась с лунатиками и не смогла прийти к нам на помощь, она теперь должна иметь возможность просить поддержки у твоих подчиненных.
- Вы хотели сказать приказывать что-то моим подопечным, - исправил Ренджи главнокомандующего, слишком хорошо зная, как ведет себя Сой Фонг с чужими подчиненными. – Нет, такого, как с другими кланами не будет. Я не спорю, работа Сой Фонг очень важна, но если она захочет чего бы то ни было от моего клана, она должна будет попросить меня. Не моих подчиненных, а меня.
- Значит, ты согласен? – напряженно поинтересовался Ямамото.
- Ичиго считает, что без меня всем им, - Ренджи кивнул на папку с контракторами, все еще лежащую на столе, - не справиться. Не скрою, у меня нет особого желания возвращаться в кланы, но я все еще считаю своим главным долгом помогать людям. И да, вы правы, если не будет кого-то, кто мог бы руководить ими и обучать, они почувствуют вседозволенность и могут неправильно применить данные им силы. Так что да, я согласен.

Ренджи стоял около детской площадки и внимательно смотрел только на одного ребенка. Мелкий рыжий пацан в веснушках одиноко сидел на скамейке, не присоединяясь к играющим чуть дальше детям. Сердце Абараи забилось быстрее. Его душа тянулась к ребенку, узнавая в нем еще одну частику себя.
- Вы так внимательно смотрите на Мичио, - к Ренджи подошла красивая девушка, очевидно, являвшаяся воспитательницей. – Любите детей?
- Его зовут Мичио? – Ренджи внимательно посмотрел на нее, игнорируя попытку флирта.
- Да, Мичио не очень приветливый ребенок, но он хороший, - тяжко вздохнула воспитательница, переводя взгляд на рыжеволосого мальчишку. – Его родители год назад погибли в автокатастрофе, и сейчас мальчик очень страдает из-за того, что начал их забывать.
- Но он уже, как и остальные, хочет, чтобы его забрали, готовый принять новую семью, не так ли? – Ренджи даже не смотрел на воспитательницу, в большей мере утверждая, нежели спрашивая.
- Да, - грустно откликнулась девушка. – Только вы же знаете, большинство людей хотят иметь своих детей, лишь немногие согласны взять ребенка из приюта. Вот вы бы взяли?
- Я собираюсь усыновить Мичио, - Ренджи наконец-то посмотрел на воспитательницу. – К кому мне нужно обратиться?

Мичио не сразу принял Ренджи, но Абараи с самого начала знал, что им понадобится время. Но ребенок тянулся к нему, хоть и сам не понимал, почему чужой взрослый вроде Ренджи кажется таким родным.
Одной из основных черт характера Мичио было упрямство, каждый раз вызывавшее у Ренджи лишь усмешку, напоминая ему Ичиго. Прошло около полугода, прежде чем Мичио наконец-то начал звать его папой. Ренджи, когда Мичио обратился к нему так впервые, сжал мальчишку в объятиях и не отпускал минут десять. Он был счастлив.
Мичио стал для Ренджи всем, поэтому любые капризы ребенка практически всегда исполнялись. Исключением была работа Абараи. Как бы Мичио ни капризничал, как ни давил на жалость, как ни грозился, брать с собой сына в здание клана Ренджи наотрез отказывался.

- Пап, - Мичио подергал его за рукав, привлекая внимание. Они пошли на футбол, и до этого момента оба были полностью поглощены происходящим на поле.
- Да, малыш, - улыбнулся Ренджи и не упустил возможность потрепать сына по рыжим вихрам.
- А ты всегда будешь меня любить? – Мичио выглядел необычайно серьезным для семилетнего ребенка.
- Конечно, глупый. К чему такие вопросы? – мягко поинтересовался Ренджи, делая вид, что не замечает одного из своих подчиненных, сидящего несколько выше них.
Абараи настоял на том, чтобы Мичио находился под постоянной охраной. Хоть он и не собирался знакомить своего сына с кланами и впутывать его в разборки с якудза, этот мир был слишком небезопасен для ребенка, а постоянно следить за сыном Абараи не мог.
- Мне снятся странные сны, - Мичио вновь перевел взгляд на поле. – В них я тоже знаю тебя, только я там не я, а кто-то другой и мы с тобой как будто играем за разные команды. Я не хочу разлучаться с тобой, пап. Это же не вещий сон, правда?
- Не думаю, - Ренджи понял, что происходит. Душа Мичио наконец-то вспомнила о своей связи с душой Ренджи, и начался обратный отчет. Однако, как скоро Мичио восстановит воспоминания о прошлой жизни, предугадать было невозможно. – Это просто странный сон. Наше подсознание часто играет с нами, малыш, не обращай на это внимания, лучше наслаждайся игрой и не забивай голову всякими глупостями.
- Это не глупости!!! – возмутился Мичио и отвернулся от Ренджи, всем своим видом выражая глубокую обиду.
Ренджи притворился, что не обратил на это внимание, но стоило мальчишке поднять взгляд на Абараи, как тот защекотал его, заставляя Мичио громко рассмеяться.

Спустя десять лет


В ночном клубе, куда зашел Ренджи, было до одури прокурено. Абараи поморщился, но все же целенаправленно пробирался сквозь толпу к сцене. Народ сходил с ума под жесткий ритм гитариста и барабанщика и терял голову от вокалиста.
Парень, что пел на сцене, определенно знал, насколько эффектно смотрится, и лишь усмехался восторженным возгласам. Высокий, поджарый, с правильными чертами лица, он также привлекал ярко-рыжим цветом коротких волос и взглядом, который, казалось, умел влюблять. Увидев Ренджи, вокалист заметно напрягся, но на звучании песни это никак не отразилось.
Абараи усмехнулся и нашел столик, за который можно сесть, решив дождаться, когда клуб закроется. Если он правильно прочел, то заведение уже через час должно было опустеть.
Ренджи заказал виски и принялся ждать, посматривая на сцену. Стоило признать, что у вокалиста игравшей рок-группы были все основания напрячься при виде Абараи. Мичио определенно ждала взбучка.
Музыка затихла спустя полчаса, а пьяная молодёжь, осознав, что клуб скоро закрывается, начала потихоньку разбредаться.
- Ренджи, - Мичио, очевидно, не собирался избегать отца, но то, что сын назвал его по имени, напрягло Абараи.
- Мичио… - Ренджи хотел было сказать мальчишке, что его побег из дома неделю назад – это верх глупости, но Мичио приложил палец к его губам, заставив замолчать. Прежний Мичио никогда бы так не сделал, и сердце Ренджи пропустило удар.
- Ичиго, - улыбнулся Мичио и присел рядом с Абараи. Хотя… уже не Мичио, уже… - Куросаки Ичиго, ты помнишь, Ренджи.
- Я никогда не забывал, - потрясенно выдохнул Абараи.
Он не знал, что сказать. Ренджи настолько привык считать Мичио своим сыном, что теперь, когда память Ичиго вернулась, совершенно не понимал, что делать.
- Ты не выглядишь особо счастливым, - хмыкнул Мичио и усмехнулся. Так же, как когда-то усмехался Ичиго.
- Я счастлив… - Ренджи протянул руку к лицу Куросаки и коснулся его щеки тыльной стороной ладони. – Просто… ошеломлен. Когда ты вспомнил?
- Неделю назад, - горько улыбнулся Ичиго. – Поэтому и сбежал. Обе личности – Ичиго и Мичио – перемешались, сводя с ума. Мне понадобилось время, чтобы понять, что Куросаки Ичиго я был в прошлой жизни, а сейчас я Мичио… Абараи Мичио. Но знаешь, прежнее имя нравилось мне больше, я хочу вновь стать Ичиго.
- Мичио тоже хорошее имя, - счастливо улыбнулся Ренджи. Да, теперь все наконец-то действительно встало на свои места. Ичиго окончательно вернулся к нему и Абараи верил, что теперь их невозможно разлучить.
- Да, - улыбнулся Ичиго, - но Мичио зовет тебя отцом. А я уж точно не хочу называть тебя папой.
- Из меня получился такой плохой отец? – рассмеялся Ренджи и обнял Ичиго, заставив Куросаки уткнуться носом ему в шею.
- Прекрасный отец из тебя получился, - Ичиго обнял его в ответ, крепко вцепившись в куртку Ренджи. Его голос уже не звучал обманчиво спокойным. Теперь Абараи слышал в нем непролитые слезы и пытался успокоить Куросаки, поглаживая его по спине. – Но возлюбленный все же лучший.
- Я рад, - Ренджи отстранился от Ичиго, посмотрел в карие глаза. Абараи наконец-то получил долгожданный покой, его душа больше не болела, разделенная на части, а сердце билось быстро только от счастья. – Потому что я ждал тебя все эти годы.
- Я вернулся, - счастливо и облегченно улыбнулся Куросаки и сам потянулся за поцелуем к Ренджи.
Абараи отвечал, впервые за долгие годы чувствуя себя цельным.
Да, им с Ичиго пришлось через многое пройти и многое пережить. Им пришлось расстаться, но они смогли вернуть друг друга. Они совершили невозможное, только для того, чтобы их сердца вновь бились в унисон. Ренджи стал для Ичиго пристанью, к которой Куросаки должен был вернуться, и он вернулся. Ни с севера, ни с юга, ни с запада, ни с востока. Он вернулся с пятой стороны света, с той, что открыта лишь избранным.

@темы: фик, ПСС

URL
Комментарии
2013-01-25 в 19:38 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2013-01-25 в 19:42 

Акира777
URL
2013-01-25 в 20:29 

Astarta_O.o
я уже говорила, что ты круто пишешь? говорила? говорила? нееет? а зряяяяя... ты как всегда божественна, вот правда...слов просто нет!!! не зря я столько времени ждала, когда же ты его закончишь, чтобы с чистой совестью сесть, все прочитать и утонуть в слюнях счастья)))

2013-01-25 в 20:34 

Акира777
Astarta_O.o, я тебя тоже люблю =)) и да, я еще не волшебник, я только учусь :D
а гифка шикарна, улет :lol:

URL
2013-01-25 в 20:41 

Astarta_O.o
Акира777, ты заставляешь меня стесняшкаться))))
вот так
А вообще ну правда)))) мне очень-очень-очень понравился фик)) и пускай я сто лет уже по бличу ниче не читала)))

2013-01-25 в 20:59 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
У-у-у-у-у-у, Акира-сама, я вам буду поклоняться до конца своих дней, наверное:weep2: Я так счастлива-а-а-а!!!!!!:small: Честно, до сих пор не могу полностью отойти от прочитанного, я практически рыдала в процессе и я невероятно, просто до одури рада, что все закончилось настолько хорошо:inlove: Вы просто гений, Акира-сан, я не устаю повторять это)) А Ичиго... Боже, я давилась слюнями от восторга, но мне честно хотелось его прибить, за то, что он посмел так с собой сделать:maniac: Я прям начала отчаиваться, но когда суть дела проявилась полностью, то было мне счастье:) И Ренджи тоже молодец)) Не сдох, помог Ичи, вовремя успел его поцеловать и вообще... хорош, здесь больше ничего не скажешь(нет, ну сказать есть что, но это просто очень намного растянется):hlop: В конечном итоге- все хорошо, что хорошо кончается, а в данном случае все просто превосходно, у меня куча эмоций, которых я не могу выразить:) Ах да, забыла добавить- бой был просто восхитительным, без вариантов)))) Спасибо за такое невероятное творение, Акира-сан:dance2:

2013-01-25 в 21:08 

Акира777
Astarta_O.o, тебя еще XVI ждет хДДДДДДДДД

Вирда, Автор тоже счастлив. что закончил :D
А Ичиго... Боже, я давилась слюнями от восторга, но мне честно хотелось его прибить, за то, что он посмел так с собой сделать - он знал на что идет и главное, ради чего он это делает)))
Я прям начала отчаиваться, но когда суть дела проявилась полностью, то было мне счастье - Кира на это и расчитывал, ангаст должен быть приправлен ХЭ, иначе никак )))
И Ренджи тоже молодец)) Не сдох, помог Ичи, вовремя успел его поцеловать и вообще... хорош, здесь больше ничего не скажешь(нет, ну сказать есть что, но это просто очень намного растянется) - ну Ренджи ведь нужный человек, он не мог слажать =) и вообще не имею ничего против длинных комментов )))
В конечном итоге- все хорошо, что хорошо кончается, а в данном случае все просто превосходно, у меня куча эмоций, которых я не могу выразить - я рада, что в конечном счете таки все понравилось, окончание всегда страшно писать))
Ах да, забыла добавить- бой был просто восхитительным, без вариантов)))) - Да, для него пришлось прослушать почти все песни секондов :laugh:
Спасибо за такое невероятное творение, Акира-сан - вам спасибо, что оставались все это время со мной и читали ^^

URL
2013-01-25 в 21:38 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
Акира777, он знал на что идет и главное, ради чего он это делает)))
Нет, я все понимаю, но я слишком его люблю, чтоб не волноваться) Тем более, в такой обстановке))
Кира на это и расчитывал, ангаст должен быть приправлен ХЭ, иначе никак )))
Да-да, я тоже за такой расклад)) После грусти-печали-страданий надо и порадоваться, в этом вы правы:)
я рада, что в конечном счете таки все понравилось, окончание всегда страшно писать))
Я не припоминаю той вашей работы, которая бы мне не понравилась, если честно)
вам спасибо, что оставались все это время со мной и читали ^^
А я что? Я ничего:D Я обожаю почитать, так что труда не составило, а значит, и благодарить особо нет за что:) А вообще- я же еще и XIV жду, так что я от вас не собираюсь уползать:nechto:

2013-02-06 в 16:42 

Акира777
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Перья ангельских крыльев

главная