19:31 

как вам конец света?))

Акира777
ПЯТАЯ СТОРОНА СВЕТА
Часть шестая
Автор: Акира777
Жанр: экшн, АУ, мистика, роман, боевые искусства
Бета: Nhi
Персонажи: Большая часть Готея, которая теперь Кланы, Нел-сама, Ичиго, остальные потом, уйма левых ОМП и ОМЖ
Пейринг: Ичиго/Ренджи, остальные намеками
Дисклаймер: Герои и манга, к сожалению, принадлежат Кубо
Предупреждения: ООС, в следствии АУ, все остальные монстры фикшина в следущих частях
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Саммари: В тени от полиции и даже спецслужб, город от мафии расчищивают кланы. Их действия не соответствуют закону, но более эфективны. Впрочем, арестовать их все равно невозможно, ведь никто не знает их лиц и имен. Говорят, их сила взята у демонов, а они сами продали душу дьяволу, но так ли это на самом деле?
Но, как известно, на каждое действие есть противодействие. В свое время были те, кто был сильнее глав кланов - вольные наемники. Последний вольный наемник умер около пятисот лет назад, но в новом веке появился еще один. Друг или враг он нынешним кланам предстоит выяснить Абараю Ренджи.



Часть VI. Небеса. Затмение.
«Есть люди, которые связаны друг с другом еще до рождения. Когда один из них находит другого, то он сделает все, чтобы быть рядом с ним всегда. Даже после смерти».

Ренджи убеждал себя в том, что все в порядке, а сердце так бешено стучит вовсе не из-за того, что ему впервые в жизни страшно оставаться наедине с человеком, который очень нравится. И внутри все дрожит отнюдь не потому, что он чувствует, будто это будет не только их первый, но и последний раз.
Ичиго, расположившийся на сидении совсем рядом – так, что его плечо касалось плеча Ренджи – казался невозмутимо спокойным, но Абараи подозревал, что это не так. Он чувствовал, что сердце Куросаки бешено колотится в груди, а в рыжей голове полный сумбур. Ренджи даже знал, почему ему удается ощущать все то же, что происходит с Ичиго. Это все была ки. Та самая ки, которая связывала их обоих странными необъяснимыми узами. И Абараи совсем не хотелось думать, что было бы, не резонируй так его сила с силой Ичиго, ведь тогда скорей всего вольный наемник прошел бы мимо, так и не заметив Ренджи. Но без Куросаки, без этой связи с ним, без загадки, которая окутывала их обоих, Ренджи уже не представлял себя. Словно он долго-долго искал недостающий кусок своей души и наконец-то нашел, и теперь существовать без него было невозможно.
Когда рука Ичиго накрыла его ладонь, Ренджи вздрогнул, не ожидая прикосновения. Это было похоже на знак. Знак, который просил ничего не бояться, пока Куросаки рядом.
- Приехали, - пробурчал водитель, недовольно взглянув на парней.
Ичиго бросил купюру, даже не посмотрев на высветившийся счет, и первым вышел из машины, потянув за собой Абараи.
Ренджи смутно помнил, как они поднимались в лифте, но в его сознание отчетливо врезалось то напряжение, которое росло между ними с каждой минутой. Та атмосфера, которая повисла в воздухе, стоило им оказаться в закрытом помещении один на один. Дыхание Куросаки тогда задевало его шею, и из-за этого табун мурашек пробегал по всему телу.
Ренджи даже не понял, как они добрались к нужной двери и как он открыл ее ключом. Но Абараи не мог забыть тот пьянящий запах от Куросаки. Это был запах настоящего дикого хмеля и аромат дорогого изысканного вина. Они смешивались и почему-то сводили с ума. Но Ренджи было наплевать на это, сейчас он бы отдал что угодно, хоть свой рассудок, за возможность касаться карамельной кожи и пробовать на вкус манящие губы.
Едва переступив порог квартиры и еле успев защелкнуть дверь на замок, Ренджи сразу почувствовал требовательные руки, стаскивавшие с него футболку. Абараи позволил раздеть себя и ответил тем же, дернув Куросаки за полы рубашки так, что пуговицы осыпались вниз, забарабанив по паркету странным ритмом. Сбросив с себя ненужную одежду, Ичиго нашел губы Ренджи своими и мягко коснулся их, словно пытаясь усмирить тот пожар, что был внутри Абараи. Но это только подлило масла в огонь. Ренджи рыкнул и прижал Куросаки к стене, наваливаясь на него всем своим телом и пытаясь расстегнуть чужой ремень, все сильнее раздражаясь из-за царапавшей пальцы пряжки. Ичиго в ответ только усмехнулся и расстегнул ширинку на джинсах Абараи.
Все это было чистейшей воды безумием. Они оба до конца не осознавали, что делают, ведь в тот момент желание и страсть перевешивали здравый рассудок. Но это было так восхитительно – касаться того, в ком нуждаешься, как в воздухе, целовать того, кто заставляет тебя дрожать от нетерпения… Ренджи чувствовал, что они связаны самой судьбой и поэтому знал, что Куросаки никуда от него не денется, однако страх потери все равно оставался. И чтобы заглушить его, Абараи закрывал глаза и отдавался ощущениям полностью.
Ренджи даже не понял, когда они успели добраться до спальни, и как так получилось, что Ичиго повалил его на кровать, устроившись сверху. Ощущать себя ведомым было чертовски непривычно, но он знал, что позволит это Куросаки, просто потому, что он может позволить Ичиго все, что тот пожелает с ним сделать. Доверие, возникшее за столь малый срок их знакомства, было столь сильным, что Ренджи становилось даже немного страшно. Он никогда бы так не доверился никому из кланов, даже, несмотря на то, что знал их намного дольше. Просто ни разу еще у него не возникало столь сильной, ощутимой почти физически, связи с кем-либо.
- Посмотри мне в глаза, - голос Куросаки оказался неожиданно властным.
И когда Ренджи подчинился этому приказу, он почувствовал, как внутри все переворачивается. Глаза наемника сейчас были цвета расплавленного серебра, а на самом их дне Абараи видел золотые искры.
- Я люблю тебя, - Ичиго был предельно серьезен. Он мягко коснулся скулы Ренджи тыльной стороной ладони, таким простым прикосновением выражая море нежности. – Я буду любить тебя всегда, что бы ни случилось, поэтому доверяй мне. Я никогда не причиню тебе вреда. Ты ведь знаешь об этом, не так ли? Ты так же, как я, чувствуешь эту связь.
Ренджи кивнул, и притянул Куросаки к себе за шею, впиваясь в его губы требовательным поцелуем. Воздуха в легких не хватало, но Абараи было важней ощутить то, о чем говорил Ичиго. Их связь. Теперь они оба стали зависимы от нее. Связь можно было увидеть, только закрыв глаза, она представляла собой огромное количество светящихся нитей, объединяющих их друг с другом. И эти нити обжигали, они словно спаивали их души в один странный сгусток энергии, в действительности делая двоих – одним целым.
- Даже больше, чем люблю, я нуждаюсь в тебе, - шепотом ответил на признание Куросаки Ренджи. – Без тебя мое сердце уже не будет биться так, как раньше. Поэтому… никогда не покидай меня…
Ичиго мягко улыбнулся и склонился для нового поцелуя. Теперь, когда прозвучали все слова, что должны были быть сказаны, страх ушел, но появилась грусть. Потому что судьба шутит очень жестоко и никогда не дает насладиться счастьем в полной мере. Куросаки об этом прекрасно знал, потому и спешил. Спешил донести свои чувства до того, без кого было трудно дышать.
Ренджи чувствовал, как что-то начинает давить на все его тело. Ичиго переплел их пальцы и уткнулся лбом ему в плечо, успокаивая. В этом давлении Абараи узнавал ки, но сейчас она будто пыталась проникнуть внутрь Ренджи и вывернуть его наизнанку, но прежде, чем он закричал, Куросаки успел накрыть его губы своими. Горячие руки Ичиго заскользили по всему телу, огладили бока, очертили ореолы сосков, кубики пресса и плавно опустились на внутреннюю сторону бедер, ловко обходя плоть, требующую внимания. Сила, которую чувствовал Ренджи, слабела с каждым прикосновением Куросаки к обнаженной коже, а вот возбуждение, наоборот, росло.
Когда Ичиго спустился губами к шее, по телу Абараи будто прошелся электрический разряд. Он никогда не думал, что его шея настолько чувствительное место. Чуть оттянув зубами кожу, Куросаки оставил на ней яркий, заметный след, заставив Ренджи рвано выдохнуть. Ичиго хотел, чтобы Абараи принадлежал только ему и был готов ради этого на все. Но Ренджи не сильно возражал, зарываясь пальцами в длинные волосы Куросаки, стаскивая с них резинку, заставляя рыжие волосы рассыпаться водопадом. Это было так красиво, что у Ренджи перехватывало дыхание.
Ичиго оставлял свои метки везде, куда только мог дотянуться. С особым удовольствием целовал плечи и ключицы, чуть оттягивал зубами соски и играл с ними языком, дразня затуманенное сознание Абараи. Ичиго спускался все ниже, и теперь его дыхание задевало поясницу, а влажный язык вырисовывал на бедрах странные узоры, заставляя Ренджи жмуриться от накатывающего наслаждения. Когда горячие руки Куросаки накрыли его пах, Абараи, не выдержав, застонал, прикусив губу. Однако и этого все еще было слишком мало…
Куросаки ласкал медленно, заставляя Ренджи прогибаться в спине и просить ускориться, но Ичиго его не слышал. Второй рукой наемник потянулся к тумбочке и моментально отыскал в ней смазку. «И когда только успел в чужой квартире покопаться, паршивец?» – промелькнула и сразу исчезла в сознании мысль. Куда как больше Ренджи напрягся, когда Ичиго выдавил на пальцы мазь и, не прекращая ласкать Ренджи одной рукой, аккуратно надавил на вход пальцами другой. Куросаки волновался, потому что отчаянно не хотел причинять ему боль, и Абараи это видел. Но больно не было, лишь немного странно и неловко. Тем не менее, стоило Ичиго протолкнуть внутрь сразу два пальца, стало неприятно, чувство заполненности было таким неестественным и непривычным, что хотелось от него избавиться. Хотя вскоре оно отошло на задний план, ведь другой рукой Куросаки возобновил свои ласки. Абараи вновь прикусил губу, путаясь в ощущениях.
Дав Ренджи привыкнуть хотя бы к пальцам, Ичиго медленно, стараясь не причинять лишней боли, начал ими двигать. Мышцы слишком плотно обхватывали со всех сторон, но как только он начинал быстрее ласкать возбужденную плоть Абараи, мышцы расслаблялись, позволяя Куросаки растянуть своего партнера. Когда к двум пальцам присоединился третий, Ренджи уже не заметил, позволив Ичиго найти нужный темп.
- В первый раз снизу всегда больно, ты ведь помнишь об этом? – спросил Куросаки, пытаясь отдышаться.
Он тоже был возбужден и еле сдерживал себя, чтобы не наброситься на Ренджи сразу, полностью подчинив его себе, но его чувства были сильнее инстинктов, поэтому с трудом, но он все же контролировал себя.
Абараи кивнул и усмехнулся. Он сильно сомневался, что эта боль будет сильнее той, что ему уже приходилось испытывать. Но когда Куросаки торопливо смазал себя и вошел, ощущения оказались совсем не такими, какие ожидал Ренджи. Потому что через мгновение все тело запылало огнем, и Абараи показалось, что он сгорает на раскаленном железе. Волна дикой, раздирающей боли прокатилась по всему телу, словно ошпарив изнутри, и улеглась, будто ее и не было, оставив после себя только неприятный осадок. Ренджи даже не успел закричать, а сразу после этой странной вспышки Куросаки накрыл его губы своими. Он целовал мягко и нежно, пытаясь успокоить, но, как и в прошлый раз, это произвело обратный эффект.
Ренджи перехватил инициативу и сжал Ичиго за талию ногами, заставляя Куросаки застонать. Ичиго, и так сходя с ума от тесноты партнера, потерял контроль. Не имея больше сил сдерживаться, он перехватил ладони Абараи, переплел их пальцы и ускорился, двигаясь резче, ни на секунду не разрывая поцелуй. Это было похоже на сражение, но ни один не желал уступать другому. Даже их ки переплелась настолько, что было совершенно непонятно, где чья. Они сами не осознавали, где заканчивается один из них и начинается другой. Было слишком хорошо, чтобы остановиться хотя бы на секунду, казалось замедление – подобно смерти. Они хотели слиться воедино. Полностью забрать и полностью отдаться.
Ичиго закрыл глаза, отдаваясь движению и теряясь в ощущениях, зная, что Ренджи чувствует все тоже самое. Куросаки даже не думал, что это может быть настолько великолепно – ощущать узость другого человека. Другого, но такого родного в тоже время. Наслаждаться чуть солоноватой кожей и видеть, как ярко горят на ней засосы, оставленные тобой, чтобы другие знали, что это чужое и лезть не стоит. Чувствовать аромат такого родного тела, мускуса и кофейных зерен, сейчас смешивающийся с запахом секса, что лишь еще сильнее будоражило сознание. Слышать стоны, свои и Ренджи, которые выдавали общее наслаждение, и влажные шлепки тел друг о друга. Ощущать, как вокруг собственной плоти сжимаются чужие мышцы, и от этой невероятной узости партнера шумит в ушах, а в глазах темнеет.
- Быстрее, черт возьми, - прошептал Ренджи, руками царапая Куросаки за спину, и подался бедрами вперед, насаживаясь на Ичиго.
Боль прошла окончательно, оставив после себя только наслаждение. Сейчас тело было настолько чувствительным, что каждое движение Куросаки приносило лишь волну удовольствия. И где-то на уровне подсознания Абараи понимал, что без ки здесь не обошлось, потому что Ренджи самому приходилось бывать у кого-то первым, и он прекрасно знал, что боль не могла уйти так быстро. Было даже несколько стыдно. Стыдно за то, что Куросаки так заботится о нем, хотя все должно быть наоборот. Ведь это Абараи старший, и он должен беспокоиться об Ичиго.
Но когда Куросаки в ответ на его требование ускорился и жадно поцеловал Ренджи, показывая одним лишь поцелуем всю свою страсть и желание, Абараи уже не смог ни о чем думать. Движения стали резче, и Ренджи, не сдерживая себя, уже сам подавался навстречу.
Самым потрясающим было в этот момент смотреть друг другу в глаза. Ренджи тонул в серебряных озерах. Куросаки и сам не мог отвести взгляд от рубиново-карих глаз Абараи. Это было похоже на магию, в которой должны были участвовать только они. Словно какое-то таинство, которое понимали только двое.
Куросаки делал все для того, чтобы Ренджи было хорошо, и у него это получалась. Волны удовольствия накатывали друг за другом, заставляя Абараи срывать голос и прогибаться в спине. Но старший знал, что стоит делать ведомому, чтобы доставить удовольствие партнеру, поэтому он осознанно сжал мышцы, подмечая, как вспыхнули золотом глаза Ичиго.
Впервые секс с кем-то протекал в таком сумасшедшем и безумном ритме. В одно мгновение они оба словно гнались за скоростью, грубо кусая друг друга за губы, а в следующую секунду Куросаки замедлялся, подвергая Абараи сладкой пытке, мягко и нежно целуя чувствительное место за ухом или ямку между ключицами. В какой-то момент Ренджи показалось, что они вечность вместе и их наслаждение не закончится, но вспышка ки, прокатившаяся яркой волной по телу обоих, вернула их в реальный мир. Теперь Абараи почувствовал, что уже на грани, и потянулся рукой вниз, к собственному возбуждению, но Куросаки перехватил его ладонь и покачал головой. Ичиго и сам был готов кончить только от одного вида Ренджи под ним, но тот даже не представлял, насколько соблазнительно и вызывающе сейчас выглядит. Его распущенные алые волосы, взгляд из-под ресниц и приоткрытые в беззвучном стоне губы сносили у Куросаки крышу. Его накрывало волной удовольствия только от того, как резонируют их ки, вливаясь внутрь бушующим потоком энергии, накрывая волной удовольствия. Но он хотел сделать это вместе, поэтому сам накрыл плоть Ренджи ладонью и задвигал в такт своим движениям.
Когда их обоих настиг оргазм, Ичиго поцеловал Абараи, заглушая самый громкий стон за ночь.

Ренджи проснулся первым. Солнце только недавно взошло над горизонтом, и комната была освещена мягким утренним светом, в котором все казалось волшебным. В том числе и лежащий рядом на кровати Куросаки. Абараи обнимал его со спины и чувствовал, как спокойно бьется его сердце. Ичиго еще спал, доверчиво расслабившись в сильных руках Ренджи. Абараи улыбнулся и аккуратно потянул одеяло вниз, обнажая спину Ичиго, и на какое-то мгновение задержал дыхание, наконец-то увидев метку и шрам наемника. Где-то от шеи и до самой поясницы позвоночник пересекал длинный, но уже истончившийся шрам. Абараи подумалось, что возможно еще год – и шрам вовсе затянется, ведь это же Ичиго, в этом бы не было ничего удивительного. А вот на лопатках Куросаки украшение было совсем другое – два дракона, обращенных друг к другу, а между ними, задевая шрам, знак инь-ян. Ренджи заворожено провел пальцами по окружности и, склонившись ниже, прикоснулся губами к черной точке инь в области ян. Ичиго вздрогнул и повернулся к нему, проснувшись и сонно глядя на Абараи.
- Доброе утро, - Куросаки улыбнулся, встретившись взглядом с Ренджи.
- Доброе, - Абараи убрал с лица Ичиго рыжие прядки, стараясь вложить в это действие как можно больше нежности.
- Ты давно проснулся? – Куросаки прикрыл глаза, все еще не желая вставать с теплой постели и уж тем более – выбираться из кольца родных рук.
- Нет, пару минут назад, - Ренджи чувствовал странное тепло в груди. Впервые в жизни ему было так комфортно.
Впервые… он не чувствовал себя одиноким. Абараи хотел запомнить этот момент навсегда, потому что он был слишком важен, чтобы его забывать.
- Я хотел кое-что спросить, - Ренджи задумчиво прикусил губу, почему-то именно сейчас вспомнив про то, что говорила ему Нелл. Куросаки посмотрел на него вопросительно, но не торопил, словно знал, что именно Абараи у него спросит. – Правда, что ты… уже дважды спас меня?
Ичиго немного удивленно улыбнулся, но спрашивать, откуда Ренджи об этом знает, не стал. Просто кивнул.
- Ты… расскажешь мне о том, как это случилось? – напряженно поинтересовался Абараи.
Куросаки имел полное право оставить это в тайне, но где-то на уровне подсознания Ренджи был уверен, что это слишком важная часть их истории, чтобы Ичиго промолчал об этом.
- Это было два года назад, - задумчиво начал Куросаки и прикрыл глаза, словно вспоминая. Ичиго коснулся рукой щеки Абараи, и это было так знакомо, что Ренджи показалось, будто он знает, как это случилось, просто не помнит. – Я как раз учился взаимодействию своей ки с ки других людей. Можно было тренироваться прямо на прохожих. Они все равно ничего не замечали, даже когда я отнимал или давал им часть своей силы. Это состояние взаимодействия было похоже на третий глаз, я не видел людей, но знал, где они находятся, при помощи ки. Я чувствовал ее во всем живом, даже в животных. Ки – она везде, даже в порывах ветра, ведь ветер – часть стихии воздуха, а это тоже сила. Я не помню точно, куда именно меня занесло в процессе обучения, но помню, что даже на расстоянии ощутив твою ки, моя словно взбесилась. Моя сила тянула меня к тебе, направляя, а я даже не понимал, что происходит. В конце концов, я заметил тебя переходящим дорогу. Тебя и еще какого-то парня, но для меня в тот момент существовал лишь ты. Ни ты, ни он просто не могли заметить приближающуюся к вам машину – она ехала за поворотом, но ее почувствовал я. Тот раз был единственным, когда я применил ки в своем настоящем теле. Ты, наверное, не понимаешь, почему не помнишь этого? Все просто: и ты, и твой друг были под воздействием каких-то странных препаратов. Или чем-то заражены, я в принципе тогда так и не понял, а Йороучи-сан, которую я вызвал, мне не объяснила, только помогла доставить вас к зданию клана Колокольчика. Сейчас, когда вспоминаю об этом, я понимаю, что та встреча была судьбоносной. Нет, я не следил за тобой с того дня, но мысленно все равно возвращался иногда к тому происшествию, ведь прежде ничего подобного не случалось, даже с ки Урахары-сана моя не взаимодействовала в подобном ключе.
Эти два года прошли словно одно мгновение и я уже начал забывать, но ты вернулся в мою жизнь совершенно неожиданно. Урахара знал, когда именно Айзен решит уйти в тень, чтобы вернуться для разрушения, и у него был план. У Урахары, если честно, всегда есть план. Поэтому я не удивился, когда он предоставил мне список тех, кого Айзен планировал убрать в первую очередь. Я удивился, когда увидел в этом списке тебя. Не смотря на то, что прошло много времени, мои воспоминания о тебе вовсе не померкли. Я помнил, как сходила с ума моя ки, будто пытаясь стать с тобой одним целым. И тогда, увидев тебя в списке, я и сам сбрендил. Айзен решил избавиться от тех, кто в будущем способен стать главой, поэтому ты шел в списке первым. Даже первей Момо, поскольку она все еще не представляла для Соуске опасности. В тот день, когда он оставил на главной странице вашего сайта дурацкое объявление, я понял, что он начал действовать. За тобой он послал тень, с помощью отражения мне удалось узнать то, что ей было приказано, и просто в нужный момент задержать тебя. Не знаю, почему ты тогда вернулся домой, но могу лишь сказать, что это было воздействие ки. Как она подействовала в тот день, мне не известно. Ни с кем другим остаться столь незамеченным у меня не получилось бы, поэтому Урахара решил, что нам пора выходить из тени. Точнее мне. Кланы-то все еще не знают, что их информатор связан со мной коим-то образом.
Куросаки на какое-то время замолчал, задумчиво проводя пальцами по татуировкам Ренджи, скользя от груди еще ниже. Абараи перехватил его руку, осознавая, что если Ичиго продолжит, то они уже не смогут остановиться, а он все еще хотел узнать, почему их ки так взаимодействует. Им достаточно было одного взгляда, чтобы понять друг друга.
- Знаешь, на самом деле у каждого человека в этой жизни и в этом мире есть своя пара, человек, предначертанный самой судьбой, - Ичиго переплел их пальцы и посмотрел в глаза Ренджи. Абараи уже догадывался об этом, но все еще хотел услышать от Куросаки. – Каждый встречает своего человека по-разному. Кто-то осознает, что это судьба, когда случайные встречи становятся слишком частыми. Кто-то – когда находит в другом некую часть, которой недостает в нем самом. Мне было суждено это понять, когда наши ки попытались слиться в одно целое. Знаешь, это похоже на знак инь-ян. Словно у тебя был ян, а у меня инь, и пока мы не встретились – были несовершенны. Только после того, как стали одним целым, мы приобрели завершенность. Раньше я всегда чувствовал, что мне чего-то не хватает, что пытаясь найти это, я словно задыхаюсь. Но после нашей встречи это ощущение начало пропадать, а теперь и вовсе исчезло, и я верю, что оно больше не вернется. Потому что теперь мы не одиноки, теперь мы осознаем, что мы есть друг у друга и этого более чем достаточно, чтобы двигаться дальше. Чтобы дышать полной грудью. Ты ведь тоже чувствуешь это, правда?
Ренджи кивнул. Он чувствовал все то же самое, и ему было несколько жутко от того, насколько точно Куросаки описал его чувства. Абараи потянулся к Ичиго и мягко коснулся его губ своими, запутываясь пальцами в длинных рыжих волосах. Ренджи собирался продолжить то, что они начали вчера, но только теперь он хотел ощутить Куросаки по-другому – вести, а не быть ведомым. Он почему-то даже не сомневался, что Ичиго разрешит. И Куросаки действительно не возражал, лишь отвечал на поцелуй Ренджи. Абараи медлил, не желая спугнуть и в тоже время стараясь растянуть удовольствие. Нежный вдумчивый поцелуй прервал звонок мобильного. Ренджи недовольно рыкнул, когда Куросаки отстранился, выпутываясь из сбившейся постели, чтобы найти свой телефон. Однако, наблюдая, за тем, как обнаженный наемник, завернувшись в одно одеяло, пытается найти средство связи, Абараи улыбнулся.
Ренджи потянулся и подумал о том, что ему явно бы сейчас не помешал душ, и он был бы не против, если бы в душе к нему присоединился один очень скрытный рыжий мальчишка.
- Да, - раздался из прихожей раздраженный голос его Ичиго. – Нет, не забыл. Да знаю, знаю. Ладно, хорошо, скоро приеду. Нет, не нужно меня отмечать.
Ренджи нахмурился, но когда Куросаки с недовольным выражением лица, скривившись, будто от зубной боли, появился на пороге, не смог сдержаться и тихо рассмеялся. Парень выглядел весьма комично.
- Я пропустил слишком много пар в универе и Ишида грозиться, что больше не будет меня прикрывать, так что сегодня надо бы явиться, - виновато пожал плечами Куросаки.
- Ничего, - Ренджи встал с кровать и пошел к кутавшемуся в одеяло Ичиго. – Я понимаю, - почти невесомый поцелуй в шею, заставляющий Куросаки чуть склонить голову. – Езжай на пары, но позвони мне, как закончишь.
- Хорошо, я позвоню, - Куросаки улыбнулся. - У тебя ведь нет планов на сегодня?
- С утра не было, - Абараи выпустил Ичиго из своих объятий, позволяя одеться. – Но если появятся, я пошлю всех к чертям собачим, по крайней мере, сегодня.
Куросаки только звонко рассмеялся. Через десять минут Ичиго выскользнул за дверь, оставив Ренджи в квартире одного. Лишь услышав, как на лестничной клетке стихли шаги, Абараи направился в ванную. Он раздумывал над тем, как будет скрывать от Сой Фонг, что знает наемника. Странно, что она сама уже давно не звонила ему, и не интересовалась тем, как продвигаются дела. Видимо, дело с лунатиками оказалось весьма запутанным, раз она все еще была занята им.
Стоя в душе под потоками воды и смывая с себя пыль и некоторые следы прошлой ночи, Абараи словно выпал в транс. Лунатики, Отражение, возможность заключить контракт кому-то, кроме главы… Айзен, Тень, Роза… все это складывалось в одну картину, пока что не совсем понятную для Ренджи. Все еще не хватало нескольких кусочков мозаики. Зачем Айзену делать из людей полуживотных? Он хочет создать армию? Но ведь подобные существа будут нестабильны и в любой момент сами перегрызут ему глотку. Если смогут, конечно. Абараи начинал подозревать, что Соуске бессмертен. Возможно ли, что он хочет заставить выйти на связь духи животных? Если рассуждать логически, духи животных должны быть сильнее духов цветов. Но почему же тогда кланы выбрали себе именно цветы? Недостающие куски мозаики царапали сознание изнутри, заставляя хмуриться. Нет, Ренджи хотел знать это не потому, что ему было интересно. Он хотел это знать, чтобы в случае чего защитить своих близких.
Из душа Ренджи вышел, напряженно размышляя на тему того, что же нужно Айзену. Абараи зашел в архив кланов через компьютер раньше, чем понял, что делает. Поразмыслив над ключевыми словами для поиска, он выбрал «контракт» и «животное». Это все еще было глупой затеей, Ренджи даже до конца не верил в то, что у него что-то получится. Однако результат запроса неожиданно оказался положительным. На подобную тему нашлось целых две записи. А этого было более чем достаточно, если информация в них была собрана с тщательностью, которую любил Маюри.
«Попытка заключения контракта с духом Пантеры для клана – неудача, - начал читать отчет Ренджи. – Пантера отказывается покровительствовать более чем одному человеку.
Попытка заключения контракта с духом Волка для клана – неудача. Волк отказывается давать силу лишь главе, утверждая, что Альфа без волчат – пустой звук.
Попытка заключения контракта с Медведем для клана – неудача. Большая часть людей не способна вынести его физическую силу и мощь, опасность для контрактора.
Попытка заключения контракта со Змеей для клана – неудачна. Змея требует жертв и жертвоприношений.
Попытка заключения контракта с …»
Чем больше Ренджи вчитывался, тем больше понимал, почему кланы все-таки выбрали в качестве покровителей духи цветов. По крайней мере, те подходили всем.
- Так значит, попытки были, - задумчиво произнес в пустоту Абараи.
Но если попытки были, то Айзен должен знать, что все они были неудачны. И если он знает, но все равно продолжает подобные эксперименты, не значит ли это, что он просто тянет время, отвлекая от себя внимание?
От размышлений Ренджи оторвал звонок телефона, заставивший его вздрогнуть. С тех пор, как Куросаки ушел, прошло только два часа, так что это явно звонил не Ичиго. С удивлением отметив, что ему звонит Рукия, Абараи ответил на звонок:
- Слушаю.
- Собирайся, мы сейчас должны поехать в центр. В связи с последними событиями Ямамото не хочет затягивать посвящение Хинамори в мастеры надолго. Сегодня мы должны подготовить зал и провести церемонию в полнолуние. Говорят, что сам Ландыш будет на посвящении, мы не должны ударить в грязь лицом перед духами, - на одном дыхании выложила Кучики младшая, заставив Ренджи на какое-то время зависнуть.
«Значит, в связи с последними событиями, - мысленно хмыкнул Абараи. – А сказать кланам о том, что происходит, Ямамото, конечно, слабо».
- У меня вообще-то были на сегодня планы, - Ренджи прикусил губу, размышляя о том, знал ли о церемонии Куросаки. По всему выходило, что нет. Да и скорей всего, он бы предупредил Абараи. – Но пропустить посвящение я действительно не могу. Черт…
- Просто предупреди того, с кем собирался встретиться, что не получится, - догадалась о его причинах Рукия.
- И без тебя знаю, - беззлобно огрызнулся Ренджи.
Что-то в груди неприятно скреблось, заставляя одуматься и не ехать на посвящение. Тем более, он же не глава клана, его присутствие не столь обязательно. Но… там будет Рукия. Там будут Кира и Шухей. Там будет капитан Кучики.
Как и в прошлый раз, когда он впервые должен был встретиться с вольным наемником, предчувствие не давало ему спокойно думать. Сердце билось чаще, руки дрожали. Он знал где-то глубоко внутри, что что-то случится. Что-то плохое и опасное.
Ренджи схватил телефон и набрал номер Куросаки. Шли гудки, но парень не отвечал. Не имея возможности сказать, что встреча срывается, Абараи отправил смс, уведомляя Ичиго, что встреча срывается и ему нужно присутствовать на церемонии посвящения. Надеясь, что Куросаки его поймет, Ренджи быстро оделся и, схватив ключи, направился в гараж. Он искренне надеялся, что ничего плохого не произойдет, но если это все-таки случится, он, по крайней мере, хотел бы попрощаться с Куросаки.
Он не заметил, что небо за окном заволокло тучами, и начался дождь. Однако гром он услышал, еще спускаясь по лестнице, и он прозвучал так же, как в тот раз. Предчувствия не обманывали Ренджи, вот только в этот раз молния, предшествующая грому, была вовсе не на их стороне.

В главном здании – поместье клана Хризантемы и клана Ландыша – уже было полно народу. Ренджи пришел одним из последних. Здесь уже присутствовали и Кьераку с Укитаке, и их помощники. Зараки, Шухей и Изуру прибыли раньше всех и сейчас о чем-то отчитывались перед Уноханой. Тоширо и Комамура тихо переговаривались между собой в уголке ото всех. Рядовые пока что спокойно отдыхали, расположившись на диванах и попивая предложенный гостям зеленый чай. Ямамото и самой Момо, из-за которой все здесь собрались, в главном зале не было. Впрочем, Абараи не сомневался в том, что они заканчивают подготовительный этап, чтобы спустя пару минут присоединиться к гостям и начать полноценную церемонию.
Кучики он увидел не сразу. Капитан и Рукия стояли за одной из колон и тихо перешептывались, не особо следя за происходящим в зале. Это Ренджи несколько напрягло, обычно Бьякуя старался не выпускать никого из виду, когда собирались столь большие компании.
- Капитан, - Абараи кивнул, приветствуя старшего Кучики и улыбнулся Рукии. – Вы выглядите напряженным.
Ренджи как никто другой знал, что если Кучики не следит за гостями, значит, он перешел на истинное зрение Камелии, позволяющее видеть все, что интересует главу клана.
- Камелия утверждает, что эта церемония не сможет быть завершена. Хинамори не стать главой, как бы того ни хотел главнокомандующий, - тихо пояснил Бьякуя, так, чтобы его мог слышать только Ренджи. – Но даже если я расскажу об этом Ямамото-доно, это ничего не изменит. Более того, я думаю, он и сам об этом прекрасно знает, но все же собирается провести церемонию. Думаю, дело в Хризантеме. Камелии не дано знать, что она задумала, но если Ямамото-доно считает это единственным выходом, то пусть так оно и будет.
- Меня преследовало дурное предчувствие, когда я сюда ехал, - поделился Ренджи своими опасениями. – Мне кажется, что то, к чему мы все готовимся, произойдет гораздо раньше.
- Айзен? – тихо спросила Рукия.
Ренджи и Бьякуя одновременно пораженно уставились на нее. Младшей Кучики Ренджи об этом никто не говорил, а про живого Соуске знал лишь он и приближенные Ямамото.
- Он жив? – неверяще спросил Бьякуя и тут же получил ответ от Камелии. – Это многое объясняет. Кьераку и Укитаке несомненно в курсе этого, как и главнокомандующий. Но ты откуда узнала?
- Я… - Рукия запнулась и посмотрела в пол. – Обращалась с одной просьбой к Укитаке-сану. Он был вынужден рассказать мне об этом. Но… Ренджи тоже знал. Правда?
Абараи посмотрел в глаза младшей Кучики и понял все. В том числе и причину, из-за которой она обращалась к Джуширо.
- И что он сказал тебе? - усмехнулся Ренджи.
Ему было интересно, смогла ли магия Подснежника разрушить силу Отражения.
- Он не видел вольного наемника в твоих снах, как человека, которого ты знаешь, - вздохнула Рукия. – Но он видел его как человека, который тебя спас. И Ичимару был на его стороне. Ты можешь это как-то объяснить? Почему мне приходится прибегать к помощи главы Подснежника, чтобы узнать, что с тобой что-то случилось, Ренджи? Ты же мне как брат…
- Именно поэтому, - Абараи перевел взгляд на старшего Кучики, который явно не был готов к такому количеству информации сразу. А Ренджи представлял, что сейчас творится в голове капитана, особенно после того, как Камелия все это анализирует и предоставляет Кучики уже полную сводку данных. – Я не хотел подвергать тебя опасности. Тебя или кого-то из кланов. Но Укитаке-сан увидел далеко не все. Поверь, все куда серьезней, Ямамото рассказал главам отнюдь не всю правду. Айзен заключил контракт Тени, запрещенный контракт…
- Подожди, - Бьякуя прервал Ренджи, схватив его за руку, и зажмурился. Количество поступающей информации было слишком велико. Тем более, после того, как ее обрабатывала Камелия. В его голове все постепенно вставало на свои места. Даже отсутствие здесь карательного отряда. – Значит, Ямамото хочет сразиться именно сейчас.
- Это не лучшая идея, - нахмурилась Рукия. – Кланы сейчас не в том состоянии.
- Нет, это как раз-таки единственный верный шаг, - Бьякуя прикрыл глаза. – Если мы успеем – духи придут нам на помощь. Тогда, возможно, удастся свести потери к минимуму. Все весьма разумно. Но меня беспокоит, что ни Камелия, ни Хризантема никогда прежде не сталкивались с тем, как сражается Тень. Не будет ли вся эта церемония напрасна?
Ренджи впервые видел своего капитана таким напряженным. Да, Бьякуя был не из тех, кто боится сражения или жаждет его избегнуть. Но Кучики также понимал, что в кланах далеко не все сильны так, как он или его подчиненные.
- Главы кланов, прошу внимания, - в зал зашел Ямамото. Его можно было почувствовать даже не оборачиваясь, от него исходило такое давящее ощущение силы, что не оставалось сомнений, почему императорский цветок выбрал именно его. Позади него, не отставая от главнокомандующего ни на шаг, шли Сасакибэ и Момо, облаченная в церемониальное кимоно с вышитым серебряными нитями ландышем. – Следуйте за мной к месту церемонии. Я прошу каждого из вас быть свидетелем того, как рождается новый мастер и как Ландыш благословляет кланы.
В зале все одобрительно зашумели. Все-таки церемонии посвящения проходили нечасто. Хотя, если учитывать, что Шухей и Изуру были посвящены совсем недавно, то стоило заметить, что как раз в последнее время они стали на удивление частым явлением. Впрочем, церемония каждый раз приобретала новые штрихи, а духи цветов завораживали своим появлением, поэтому даже если бы церемония проходила по сто раз на дню, все равно никто бы не смог отказаться от нее.
Ямамото прошел к стене и положил на нее ладонь. Под его рукой мгновенно высветились руны, которые, как оказалось, покрывали всю стену. Ренджи уже видел это во время посвящения Хисаги и Киры, но все равно сердце в который раз забилось быстрее. Сила главы клана Хризантемы вызывала восхищение и уважение. Или же дело было в магии Хризантемы? Ренджи не знал точно, но склонялся к тому, что не может представить, чтобы кто-то другой вместо Ямамото мог заключить контракт с императорским цветком.
Стена, которой коснулся главнокомандующий, медленно отъехала в сторону, и перед взглядом каждого из присутствующих предстала широкая лестница вниз. Вдоль стен открывшегося прохода висели факелы, освещающие путь. Ямамото первым шагнул на ступени, и за ним тут же последовали главы. Ренджи и Рукия шли рядом с Бьякуей как приближенные главы, а за ними следовали обычные рядовые.
Спуск был долгим. Уже через минуту никто не видел входа, а еще через пять всем начало казаться, что спуск бесконечный. Но Абараи вспомнил, что так было и в прошлые разы. Да, спуск длинный, но и у этого есть свои причины. В конце концов, они ведь шли не в какой-то подвал. Они в прямом смысле слова переходили в другой мир, поскольку в их мире открыть портал духам было невозможно. Стоило Ренджи только вспомнить об этом, как впереди показался свет, и спустя несколько секунд они вышли на поляну, в центре которой стоял храм.
В прошлые церемонии, когда посвящали Хисаги и Киру, перед ними также стояли храмы, но совершенно другие. Когда посвящали Хисаги, пред ними предстал огромный храм Белого Лотоса из белого дерева, вокруг которого тихо журчал пруд с кувшинками этого цветка. Храм Белой Лилии при посвящении Изуру предстал перед ними из платины или же чего-то подобного. В том, что храм был из какого-то драгоценного металла, Ренджи тогда даже не сомневался. Но храм Ландыша впечатлил его куда как больше предыдущих – он был изо льда. Абараи удивленно приподнял брови, а потом понял, что мороз разрисовал стены храма узором, смутно напоминающим ландыш. А еще здесь шел снег. Снежинки медленно, неторопливо спускались с небес, кружась в неповторимом танце, и таяли сразу же, как только касались травы.
Ворота храма были открыты, но все знали, что войти туда сможет лишь тот или та, кто становился новым главой. Ямамото остановился, стоило последнему рядовому ступить на поляну, следом остановились и другие главы. Ренджи уже знал, что сейчас от них потребуется, но все равно был напряжен. Впервые на его памяти небо межмирья, места, где должна была пройти церемония, было затянуто тучами.
- Склоните головы перед величием духа Ландыша, - вновь заговорил Ямамото. Его голос подобно грому разносился по всей поляне. Рядовые и даже главы уважительно поклонились храму. Сам Ямамото склонил голову, но ненадолго. – Главы кланов Лилии, Лотоса, Ириса, Камелии, Нарцисса, прошу, займите места со своими подчиненными слева от храма Великого Духа. Главы кланов Подснежника, Колокольчика, Стрелиции, Тысячелетника и клан Хризантемы, займите свои места справа от храма Духа Ландыша. Призовите своих контракторов, и пусть церемонию становления увидят и благословят ваши духи.
Кланы поспешили стать так, как приказал главнокомандующий, однако суеты не было. Подчиненные кланов умели занимать свои позиции почти незаметно, без лишних разговоров. Ренджи и Рукия стали по сторонам от Бьякуи, а как только последний рядовой присоединился к своему клану, вход в храм Ландыша стал излучать едва заметное поначалу сияние.
- Духи пришли на ваш зов, - Ямамото положил руку на плечо Хинамори, которая сейчас выглядела как никогда испуганной. – Они согласны принять тебя. Заверши свое становление и прими звание мастера от своего духа-покровителя. Ландыш ждет тебя.
Главнокомандующий легонько подтолкнул Момо в сторону храма, и она двинулась вперед. Чем ближе она подходила к храму, тем больше росло волнение в груди Ренджи. Уверенность в том, что что-то случится, становилась все сильнее. Абараи скосил взгляд на своего капитана и заметил, что тот тоже крайне напряжен. Кучики хмурился и слишком пристально смотрел в землю. И сейчас Ренджи тоже хотелось бы знать, за чем именно сейчас наблюдает старший Кучики.
Когда Момо ступила на первую ступеньку храма – сверкнула молния. Ренджи нахмурился. Духи цветов точно не вытворяли ничего подобного, а значит…
Когда Момо ступила на вторую ступеньку храма – раздавшийся гром догнал молнию. Беспокойство в груди Ренджи постепенно растеклось по всему телу, заставляя кончики пальцев дрожать. Он предчувствовал, что вскоре ему придется пустить в ход свои знания джиу-джитсу.
Когда Момо ступила на последнюю ступеньку и встала прямо перед воротами храма, со стороны входа в межмирье раздались одинокие хлопки. Главы и рядовые мгновенно обернулись на этот звук, а Хинамори, увидев, кто пришел на ее церемонию, застыла на месте, не в силах сделать ни шагу. Один лишь Ямамото продолжал стоять, как стоял, но Абараи был уверен, что главнокомандующий, даже не оборачиваясь, знал, кто пришел.
Айзен стоял на лестнице, по которой они спускались пару минут назад, и аплодировал с насмешливой ухмылкой. Позади него справа стоял Ичимару, как всегда щуривший глаза, а слева неподвижной статуей замер Тоусен. Кроме них троих не было больше никого.
«Он вправду думает победить кланы без армии за спиной? – нахмурился Ренджи. – Это похоже на самоубийство, но… он слишком предусмотрителен. Здесь явно какой-то подвох».
- Ну что же вы, продолжайте церемонию, - отозвался Айзен, не двигаясь с места. – Право, мне так неудобно, что я отвлек вас в такой важный момент, но не думаю, что мое присутствие повлияет на решение Ландыша. Хинамори, разве я учил тебя медлить?
- Капитан… - голос Момо был тихим и надломленным. Она явно не могла поверить в то, что Соуске жив.
- Кажется, ты не хочешь закончить церемонию, - Айзен чуть склонил голову. Он откровенно игнорировал всех остальных присутствующих и обращался только к бывшей подопечной. – Думаю, моя Тень подтолкнет тебя, чтобы твое становление, наконец, свершилось.
Ямамото развернулся к Айзену, его руки светились магией Хризантемы и он явно собирался начать сражение немедленно, но вскрик Хинамори остановил его, заставив вновь обернуться и посмотреть на нее. Напротив Момо стояла ее точная копия. Только у двойника были черные, как ночь, глаза без белка и радужки. Он чем-то напоминала Отражение, возможно, тем, что была блеклой и бесцветной. Клон проткнул Хинамори рукой насквозь, и по его серой коже заструилась кровь.
«Это тень», - понял Ренджи и рванул к Момо. Но он опоздал. Из его же тени перед ним поднимался его собственный двойник. Точь-в-точь такой же, как Ренджи, только, как и у Хинамори, глаза его двойника были совершенно черные, а кожа – серая.
- Куда-то спешим? – усмехнулась его тень и облизнулась, предвкушая бой.
Ренджи посмотрел за его спину. Двойник Момо швырнул бессознательное тело Хинамори в храм Ландыша. Свет от входа в храм стал ярче, но что происходило дальше, Ренджи уже не видел – ему пришлось отражать нападение своей собственной тени.
Его тень использовала все те же приемы, что и он, когда сражался с капитаном. Двойник владел джиу-джитсу явно ничуть не хуже, а возможно даже лучше, потому что Ренджи не смог увидеть один из выпадов, и удар в одну из болевых точек ему заблокировать не удалось. Первая пропущенная им атака стала началом конца. Следом за ней Ренджи пропустил еще одну, в руку, затем в торс, а нанесенный им удар в корпус двойника дал понять, что они не смогут нанести никакого урона противнику – рука Ренджи прошла сквозь, а тень лишь продолжила нападение. Единственное, что им оставалось – защищаться. Следующая атака, которую Абараи пропустил от собственной тени, пришлась в шею и заставила все тело онеметь. Если бы не меч, снесший его двойнику голову, скорей всего, Ренджи уже был бы мертв. Позади обезглавленной, медленно рассыпающейся пеплом тени, стоял потрясающе красивый мужчина. У него были длинные белые волосы, собранные в косу, сиреневые глаза и совершенно белая, как падающий снег, кожа. Белоснежное кимоно идеально сидело на статной фигуре. Окровавленная катана в его руках резко контрастировала с его ослепительной белизной.
«Ландыш все-таки пришел, - понял Абараи, отчаянно пытаясь вернуть контроль над телом. – Значит, Хинамори жива. Ее не хотели убивать или это промах Айзена?».
- Это нарушение всех законов, Айзен Соуске, - прогремел над поляной голос Ландыша. Дух цветка был крайне недоволен тем, что Соуске устроил подобное на его территории. – Ты оскверняешь мой храм своим присутствием и присутствием твоей Тени на моей церемонии!
- Правда? Какая жалость, - издевательски протянул Соуске. – Но боюсь, моя леди Тень будет крайне расстроена, если я покину церемонию в самое ее веселье.
Абараи обвел взглядом поляну. У каждого была своя тень, даже у глав, но главы единственные, кто сражался со своими тенями на равных и Ренджи понимал, что это заслуга исключительно их контракторов. И сейчас они проигрывали. Некоторые тени уже победили свои оригиналы и теперь нападали вдвоем, а то и втроем на одного рядового. Абараи нашел взглядом Рукию и, ощутив, что онемение прошло, рванул к ней на помощь – ее атаковали сразу две тени их подчиненных.
Как главнокомандующий оказался рядом с Айзеном, Ренджи не увидел, но отражая очередную атаку тени рядового, заметил, как Ямамото занес руку для смертельного удара, но отвлекся, защищаясь. Эта тень была значительно слабей его собственной, но и ей Ренджи не мог нанести какой бы то ни было урон. Все его удары проходили сквозь тень, не причиняя ей вреда.
- Ямамото-доно! – крик Сасакибэ услышали все и обернулись на голос.
Главнокомандующий одной рукой держался за продырявленную Айзеном грудь, а второй все еще пытался нанести ему удар. Но и Ренджи, и все остальные видели, что Генрюсай падает навзничь, сраженный ударом Ичимару в спину.
«Не может быть! – Ренджи уставился на Ичимару во все глаза. – Нет, может. Он не может причинить вред только Ичиго, черт подери…»
Интересно, что бы сейчас сделал Куросаки, если был бы здесь? Уж он точно бы нашел способ уничтожить тени. А как сделал это Ландыш? Точно, катана! Абараи машинально отражал удары тени своего подчиненного, а сам лихорадочно думал о том, где сейчас можно взять катану или меч. Или хотя бы нож. Нож?
- Мацумото! – Рангику, отражавшая в этот момент нападение собственной тени и еще одного чьего-то двойника не обернулась, но Абараи видел, как она слегка нахмурилась. Она его слышала. – Ножи!
Как мастер тантодзюцу она должна была иметь при себе пару ножей. Рангику было достаточно секунды, чтобы их вытащить и полсекунды, чтобы перерезать шею двойнику рядового. Однако с ее собственной тенью подобный трюк не прошел. Ее копия достала точно такие же, только совершенно черные ножи и парировала любой удар. Бой продолжился на равных. Тень явно не хотела касаться даже своего ножа за металлическую часть.
Абараи смотрел на это недолго, в какой-то момент он услышал вскрик Рукии и отвлекся на нее. Тень, нападавшая на нее, наконец-то добилась своего, отшвырнув ее к стене храма. Младшая Кучики съехала по стене и не шевелилась, из ее рта тонкой струйкой текла кровь, но ее тени этого было недостаточно. Двойник Рукии шел к своему оригиналу, явно собираясь добить его. Ренджи не мог этого допустить, поэтому, не обращая внимания на повисшую плетью от пропущенного удара руку, он рванул к младшей Кучики, сразу атакуя единственной целой рукой ее двойника. Как ни странно, ему удалось нанести урон лже-Рукии и даже сбить ее с ног. Он стал спиной к Рукии, готовый сражаться за ее жизнь ценой собственной шкуры, но этого не понадобилось. Обе тени, и тень Рукии, и тень рядового, сражавшаяся до этого с Ренджи, были проткнуты насквозь и обезврежены самим Бьякуей, который уже расправился с собственной тенью.
- Хорошая работа, Ренджи, защищай Рукию, - спокойно бросил Кучики старший и развернулся, чтобы помочь другим своим подчиненным.
А Ренджи, получивший передышку, понимал теперь, что все далеко не так плохо. Главы смогли расправиться со своими тенями благодаря контрактам и теперь помогали своим подчиненным. К сожалению, определенной части рядовых они помочь уже не смогли, но спасти выживших было им по силам. А наравне с главами, но превосходя их в технике и скорости, рядом с ними сражался самый настоящий дух Ландыша. Ландыш мгновенно срубал своей катаной головы попавшихся под его руку теней, и большая часть сраженных двойников была, в общем-то, на его счету, в этом Ренджи не сомневался.
И как раз в тот момент, когда Ренджи подумал, что не все так плохо, Соуске рассмеялся. Его жуткий смех заставил всех сражавшихся поежиться, и Ландыш бросился к нему, еще быстрее разрубая ставшие на его пути тени. Ичимару, стоявший за спиной Айзена, едва уловимо поморщился от истерического смеха, но это заметил лишь Абараи. Тоусен же, в отличие от Ичимару, закрыл собой Соуске и вытащил из-за пояса меч. Катана Ландыша и меч Тоусена встретились секунду спустя, металлический звон эхом прошелся по всей поляне, и тут случилось то, чего Ренджи никак не ожидал. На его глазах кожа Тоусена становилась все бледнее, пока не стала светло серого цвета, а глаза бывшего главы клана Лотоса стали чернее ночи.
- У духов тоже есть тень, - хмыкнул Айзен, наблюдая за тем, как в поединке сошлись дух Ландыша и Канаме. – Но только для того, чтобы воплотить вашу тень, нужен материальный сосуд. Канаме любезно согласился предоставить твоей тени свое тело, поэтому не стоит недооценивать его.
Ландыш ничего не ответил, продолжив свой поединок с Тоусеном. Меч и катана никак не могли определиться, кто из них сильнее. Тоусен отражал любой удар Ландыша, а Ландыш, в свою очередь, не мог достать Канаме. Это походило скорее на синхронный танец, чем на настоящий бой.
Айзен обвел взглядом арену сражения, замечая, что главы уже разделались со своими тенями и теперь помогают подчиненным, но это, как ни странно, его совершенно не обеспокоило. Вместо того, чтобы самому вступить в бой, Соуске неожиданно усмехнулся, и Ренджи в который раз подумал о том, что бывший глава – настоящее чудовище. Впрочем, свое внимание Абараи задерживать на Айзене не стал. Прямо перед ним из земли поднимался новый силуэт, быстро приобретавший очертания его самого. Не желая дожидаться, когда тень сформируется, Ренджи попытался нанести удар прямо в голову силуэта, но когда его рука прошла сквозь саму тьму, Абараи словно ледяной водой окатили. Несмотря на идущий снег и ледяной храм, на поляне было тепло, и чудовищный холод, который почувствовал Ренджи после соприкосновения с несформировавшейся тенью, казался здесь парадоксально невозможным.
- Кажется, нас прервали, - усмехнулась возродившаяся тень Абараи. В этот раз у его тени даже была радужка. Правда, белого цвета, поэтому особой жизни двойнику это не добавило. – Продолжим?
Ренджи напряженно встал в стойку, он прекрасно помнил, насколько сильна его тень, но он совершенно не ожидал, что сзади кто-то нападет на него вместе с его двойником. Если бы Ренджи был чуть менее умелым бойцом он бы даже ничего не почувствовал, но опыт и умения позволили ему уловить движение воздуха за его спиной. Уклоняясь от совместной атаки, Ренджи увидел, что вторая тень, напавшая на него, принадлежала Рукии. Теперь он был вынужден крутиться в два раза быстрее, чтобы избежать нападения. У него было только одно преимущество – он знал, что его удары не достигнут цели, поэтому не растрачивал время на продумывание лучшей стратегии нанесения урона противнику, зато в его голове созрел другой план. В очередной раз, ныряя под руку лже-Рукии и уходя от удара собственной тени, Абараи заставил две тени встретиться друг с другом. Он не знал, что может произойти, втайне он надеялся на чудо, надеялся, что его тень уничтожит двойника Рукии или хотя бы тень Рукии нанесет хоть какой-то урон его собственной. Однако вместо этого тени неожиданно стали сливаться, они вновь стали черной субстанцией, но теперь они сливались, перекатывались из одного силуэта в другой, пока не стали единым целым. И, в конце концов, перед Ренджи предстала какая-то дикая смесь его самого и Кучики младшей.
Эта тень выглядела как весьма женственный парень, с длинными черными волосами, и если бы не серая кожа и не черные белки глаз, уже можно было бы поверить в то, что это настоящий человек.
«Эволюционирует, сволочь, - понял Абараи. – И как с ней теперь сражаться?».
- А ведь ты когда-то хотел этого, не так ли? – усмехнулась сформировавшаяся тень. – Стать с ней одним целым? Так как же ты мог предать ее? И выбрать какого-то мальчишку… Ренджи, серьезно, это не лучший выбор, и ты должен заплатить за это…
- Меньше трепа, больше дела, - нахмурился Абараи.
Тени знали его слабость. Знали, что он любил Рукию, долго и безответно. Знали, что и сейчас она – самое дорогое, что у него есть. Знали, что он винит себя за то, что сейчас отдал предпочтение Куросаки. Ичиго… У него бы точно не осталось сожалений и сомнений, что он должен сражаться. Потому что Куросаки уже умирал и даже не раз. Ренджи не хочет умирать, он знает, что Ичиго расстроит его смерть, а возможно, он будет крайне разочарован тем, что Абараи отказался от сражения. Поэтому Ренджи не мог отказаться.
Тень напротив усмехнулась и рванула вперед. Проходя под рукой Ренджи, тень блокировала удар Абараи и сама нанесла удар по руке. Ренджи казалось, что он покрылся коркой льда, но он продолжил свой бой. Он не мог отступиться. Абараи нанес удар, не обращая внимания на то, что сам из-за этого открывается и… отшвырнул тень, заставив ее ребра треснуть. Почему ему удалось нанести столь мощный удар по тени, и почему он не прошел насквозь, Ренджи не знал, но чувствовал, что рука, поразившая тень, на какое-то мгновение онемела. Ему казалось, что ее поместили в ледяную глыбу, он ее совершенно не чувствовал. Но Абараи все равно рвался вперед, у него все еще была другая рука и целы обе ноги. Даже если бы у него отказали и они, у Ренджи все еще оставались зубы.
- Знаешь, почему удар достиг цели? – усмехнулась Тень. Смесь Ренджи и Рукии вновь облизнулась, предвкушая очередную гадость. – Ты уже готов умереть, ты стоишь рядом со смертью и поэтому можешь коснуться ее своими руками. Но ты все еще жив, поэтому от соприкосновения ты пострадаешь больше, чем я. Я – это ты, а значит, бродячей собаке суждено умереть от собственных клыков…
Ренджи нахмурился, убеждая себя не слушать противника, по крайней мере, не во время боя, и рванул сквозь ставший более густым снег, чтобы нанести очередной удар, чтобы защитить Рукию, самого себя, свой отряд. Чтобы не разочаровать своего капитана. Чтобы Ичиго никогда не смог осудить его за то, что если он и умер, то умер не в битве.
Удар с разворота ногой Тень была готова блокировать, но к тому, что другая нога Ренджи тоже тут же взлетит вслед за первой, она оказалась не готова. Абараи использовал только ноги, но вертушка прошла удачно, заставив голову Тени неестественно вывернуться, а саму Тень замереть, вновь рассыпая пеплом.
«Победа? – неверяще спросил у самого себя Ренджи. Ноги и руки онемели, но и Тень не восстанавливалась. – Не может быть…»
И оказалось, что да, действительно не может. В следующую же секунду Абараи почувствовал движение воздуха позади, но уже ничего не смог сделать, его тело отказывало двигаться. Его грудь насквозь пронзил совершенно черный нож. Ренджи смог только повернуть голову, чтобы встреться взглядом с тенью Рангику. Радужка ее тени была белой, а значит в первый раз Мацумото все-таки удалось победить. Только, как оказалось, эта победа ничего не стоила, тени возрождались и шли в бой с прежним рвением, а вот силы представителей кланов были на исходе.
Падая наземь, Абараи увидел бессознательное тело Мацумото, сраженного Хисаги, Киру, которого теснили сразу и его собственная тень, и тень сраженного Шухея. Он видел, как тени подчиненных окружили Унохану, не давая ей помочь никому из раненных, и что Исане сражается из последних сил. Он видел, что Тоширо проигрывает, потому что, сразив собственную тень и растратив на нее все силы, он был вынужден теперь сражаться с тенью Комамуры, полной сил. Тень его капитана сражалась с Кучики на равных, а вот Зараки был вынужден сражаться не только против себя самого, но и против двойников Юмички и Иккаку. Несмотря на то, что они не наносили Кенпачи особого урона, он с ними тоже не мог ничего сделать: все его удары, даже усиленные Тысячелетником, проходили насквозь.
«Принимая эту битву за игру, как он всегда делает, Зараки никогда не победить, - подумалось Ренджи. Снежинки, кружившиеся в воздухе, казались удивительно правильными и симметричными. Их узор был потрясающе красив, Абараи никогда не видел такой красоты в их мире. – Неужели все так и закончится?».
Именно в этот момент брызг кровь привлек внимание сражающихся. Канаме и Ландыш проткнули друг друга прямо в сердце. В их сражении никто не остался победителем. Дух забрал жизнь тени ценой собственной вечности. На белом кимоно Ландыша ярко-алая кровь смотрелась ужасно неправильно, так же неправильно, как сам Ландыш, рассыпающийся не пеплом, как тень, а хлопьями снега.
В этой битве проиграл даже дух. Большинство рядовых погибло в неравном бою. Теней становилось все больше, а кланы постепенно редели. И хотя бой еще не был закончен, Ренджи уже не верил в победу. За все это время Айзен не сделал ни шагу с места, поэтому когда он наконец ступил на поляну и подхватил на руки почти рассыпавшийся дух Ландыша, Абараи понял, что все это затевалось не просто так. Что все смерти, которых он добился – лишь начало.
Соуске с усмешкой на губах шел через поле боя ко входу в храм Ландыша. Он явно собирался вернуть дух храму, но зачем? Ренджи прикрыл глаза. Он не понимал. Он уже не верил, что победа возможна, потому что главнокомандующий был сражен. Потому что часть глав проиграли свой бой. Потому что…
- Ты забыл пригласить меня на такое веселье, Соуске, - раздался со стороны входа в межмирье скрипучий лязгающий голос. И этот голос заставил Абараи распахнуть глаза, потому что в нем он узнал Отражение. Его Ренджи не мог ни с кем перепутать. – Как же так?
- Видимо, приглашение где-то затерялось, - склонил голову Соуске, не дойдя до храма пары шагов.
Айзен с интересом рассматривал вольного наемника, который теперь стоял перед кланами без маски, но с неизменным веером в руках. Снежинки путались в рыжих волосах Ичиго, но с белой одеждой наемника это казалось потрясающе правильным. Ренджи сейчас не сомневался в том, что в этот раз Куросаки явился на бой в своем настоящем теле, потому что ни у одного его искусственного тела глаза не светились желтой радужкой Отражения. Это был впервые, когда он видел Ичиго, действительно использующего свой контракт. И Абараи хотелось бы думать, что не последний…

запись создана: 22.12.2012 в 00:44

@темы: фик, ПСС

URL
Комментарии
2012-12-22 в 03:52 

racoon1111
спасибо!
ЗЫ тут тег не поставлен, поставьте, пожалуйста, а то народ потом не найдет запись.


2012-12-22 в 16:36 

Акира777
racoon1111, вам спасибо, что прочитали))
обязательно проставлю, а то выкладывала ночью и уже фактически спала :laugh:

URL
2012-12-23 в 01:07 

Вирда
Féci quód potuí, faciánt melióra poténtes
О-ля-ля, как же ты однако вовремя, Акира-сан)) Я как раз только закончила перечитывать первые пять глав) А продолжение приятно порадовало*_____* Сначала любовь, потом драка... Красотища, да и только:-) Ичи великолепен, я уже говорила об этом? ))) Я его люблю и обожаю, без вариантов)) Рен в данных ситуациях тоже порадовал, не спасовал:-) И не разочаровал)) Кстати, а Ландыш хоть выживет? Мне он нравится^^ И вообще, я уверена, что Ичиго победит Айзена, без этого никак! Ах, и еще- может, я уже когда-то и говорила, но я обожаю татушки, знаки и разную разрисовку на теле Ичи*капает слюнями на клаву* За это отдельное спасибо, Акира-сан:)К слову, я жутко рада, что рыжик явился вовремя, не хотелось бы, чтобы Айзен чего-то намутил еще... В общем, глава, как и всегда, жутко нравится, так что с нетерпением жду дальнейшего развития событий)) Я рада, что наконец-то появилась эта глава, спасибище^^

2012-12-24 в 14:02 

М-м-м... Продолжение))):cool:

2012-12-24 в 17:16 

kirinoha
継続は力なり.
продааааа! Спасибо, Кир! *затискал и закидал цветочками* глава намного глубже по восприятию. О, да за Ичино тату отдельное "ыыыы", как фан и обладатель татушек лис прям весь довольный.

2012-12-25 в 00:19 

Акира777
Вирда, Да,, ты любишь упомянуть, что Ичи прекрасен :laugh: На счет Ландыша не знаю, как рука напишет) якогда пишу мозг отрубается))
Та Ичиго по любому победит, без этого никак, да) А тату это такой всеобщий маленький фетиш :attr:
Куросаки не мог невовремя, там же Рен был, как он его одного оставит?))

elxeiny, Дааа)) спустя год хДДДДД

kirinoha, та с последней главы ПСС Кир уже поднаторел в искустве бумагомарательства х)))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Перья ангельских крыльев

главная