Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:23 

ПСС

Акира777
ПЯТАЯ СТОРОНА СВЕТА
Часть пятая
Автор: Акира777
Жанр: экшн, АУ, мистика, роман, боевые искусства
Бета: Nhi
Персонажи: Большая часть Готея, которая теперь Кланы, Нел-сама, Ичиго, остальные потом, уйма левых ОМП и ОМЖ
Пейринг: Ичиго/Ренджи, остальные намеками
Дисклаймер: Герои и манга, к сожалению, принадлежат Кубо
Предупреждения: ООС, в следствии АУ, все остальные монстры фикшина в следущих частях
Рейтинг: PG-13, пока что, другие ужасы потом
Размер: миди
Саммари: В тени от полиции и даже спецслужб, город от мафии расчищивают кланы. Их действия не соответствуют закону, но более эфективны. Впрочем, арестовать их все равно невозможно, ведь никто не знает их лиц и имен. Говорят, их сила взята у демонов, а они сами продали душу дьяволу, но так ли это на самом деле?
Но, как известно, на каждое действие есть противодействие. В свое время были те, кто был сильнее глав кланов - вольные наемники. Последний вольный наемник умер около пятисот лет назад, но в новом веке появился еще один. Друг или враг он нынешним кланам предстоит выяснить Абараю Ренджи.


Грани.Часть V.

Белая Камелия.
Бесчувственные.

"Все по-настоящему важные вещи мы знаем с самого начала, но редко признаемся себе в том, что мы знаем…"
Информация


Кучики Бьякуя был внуком предыдущего главы клана Камелии. Отца он никогда не видел. Мать умерла, когда ему было девять – она всегда была болезненной. После смерти дедушки Бьякуя женился на девушке без прошлого. Сначала ему казалось так. Хисана в упор отказывалась говорить что-либо о себе, предпочитая больше слушать и гулять парками. Как и у его матери, у Хисаны было слабое здоровье, поэтому он не решался беспокоить ее серьезными разговорами, опасаясь обострений на нервной почве. Зимой, в годовщину смерти дедушки, Хисана заболела.
И именно зимой Бьякуя заключил контракт с Белой Камелией. Кучики получил силу, которую она даровала контракторам, и поэтому, направляясь домой, он уже знал, что сегодня в последний раз услышит свою жену. Услышит всего три слова: «сестра... Рукия... найди».
Так и случилось. Держа в своих руках ее маленькую ладошку, он смотрел, как закрываются ее глаза, как прекращается ее дыхание, как уходит жизнь из единственного дорогого человека. Но Кучики знал, что исполнить ее последнюю просьбу он сможет – Белая Камелия говорила с ним. Он регулярно просматривал списки колледжей и приютов, хоть и понимал, что Рукии там быть не может. Но Бьякуя чувствовал, что как только появиться нить, которая может вывести на сестру Хисаны, он поймет. И это случилось меньше, чем через полгода. Он изучал список новых группировок, возникших на его территории, и увидел ее имя. Он знал, что она не оставит в группировке своего лучшего друга, и тот поплетется за ней, и он, вместе с Рукией, также войдет в клан Камелии.
Когда Кучики прибыл на место сбора еще не полностью сформировавшейся группы подростков, Рукию он узнал сразу, даже без силы Камелии. Она была похожа на Хисану как две капли воды, но Камелия не позволила ему забыть, что это младшая сестра его жены, а не она сама. Парень, стоявший рядом с ней, выделялся больше прочих во всей компании. Татуировки были даже на его лице, также как и на жилистых руках. Волосы его были выкрашены в вызывающе ярко-алый цвет, а одежда сплошь состояла из цепей и шипов. Осмотрев потенциального подчиненного, Кучики успокоился – из парня мог выйти неплохой боец. Бьякуя знал, что Рукия ему поверит и что остальные подростки побоятся тронуть его, потому что от него всегда исходила сила. Сила главы клана Белой Камелии. Она была почти осязаемой.
Естественно, он знал, что Абарай Ренджи ему не поверит. Что не сразу сможет расстаться со своей сворой. Но точно так же Бьякуя знал, что оставлять мальчишку здесь нельзя. Он видел, что из Ренджи получится хороший ученик, а в дальнейшем – надежный помощник. Но сначала требовалось доступно объяснить все им обоим.
Как Бьякуя и ожидал, Рукия согласилась сразу же, а Ренджи колебался, но оставить ту, что была ему сестрой, не смог. Абарай оказался более одаренным, и сейчас ему совсем немного оставалось до звания мастера джиу-джитсу. Рукия тоже была весьма способной девушкой, и Кучики продолжал ее обучать, но в тоже время видел, что мастер из нее не выйдет. И, пожалуй, был рад этому. Все-таки она являлась той, кого он поклялся защищать, но даже само знание о кланах и принадлежность к одному из них было опасным. Поэтому на боевые задания и зачистки ездил только Ренджи, а иногда к нему присоединялся и сам Бьякуя. За парня Кучики мог не бояться, непонятно от чего сама Камелия шептала ему, если дело действительно было опасным. Но те отношения, которые у него были с подчиненным, определенно нуждались в корректировке.
Ренджи намеревался превзойти Бьякую или хотя бы стать равным. Еще пару месяцев – и он достигнет уровня мастера. Но вот как объяснить ему, почему только главы заключают контракт? Как объяснить, что в контракте нет ничего хорошего, потому что за такую силу приходиться платить частью себя? Бьякуя заплатил эмоциями. Чувства забрать нельзя, они – часть души, а душа – это слишком большая сила для духа цветка, он не способен ее выдержать. Зато эмоции, которые мимолетны и принадлежат человеку лишь временно, Камелия забрать может. В эмоциях меньше силы, но больше отдачи, поэтому Камелия довольна такой ценой. Из-за этого клан Белой Камелии называют также Бесчувственными, хоть это и не совсем верно.
Бьякуя прикрыл глаза и потянулся всем телом. Единственный случай, когда его сила оказалась бесполезна – встреча с ассасином. Само его существование было неправильным в этом мире, поэтому, даже увидев фотографии подозреваемых, Кучики не смог сказать, кто является наемником. В общем-то, любая сила здесь была бесполезна. Это Бьякуя тоже знал. Белая Камелия утверждала, что пока ассасин не захочет – его не поймают. И если Ренджи таки удалось выйти на его след, то это только прихоть наемника. В тоже время Кучики не чувствовал опасности для Ренджи и был спокоен.
В пять часов утра обычно очень хочется спать. И здесь Бьякуя не был исключением, но бессонница не давала заснуть, поскольку до этого Белая Камелия поведала единственную причину, по которой наемник мог появиться, и контрактор Тени был той угрозой, которой обычные главы противостоять не могли. И это угнетало. Сколько приходится отдавать тем, для кого сила духа цветов, самая безопасная для человеческой души и тела, разменная монета. Душу? Сердце? А возможно и всю жизнь...
- Брат, - Рукия скользнула в комнату солнечным лучом и уселась на край кровати. – Тебе тоже не спится?
- Да, - Бьякуя присел рядом и обнял сестру. – Камелия говорит, что грядет война. Война света и Тени, которая вычеркнет старых контракторов и напишет новую историю. Мы наконец-то оставим цветы в покое и перейдем на новый уровень. Но ценой будут разрушенные жизни. Не только наши, но и людей, которые не относятся к нашему миру никоим образом. И поэтому боги будут к ним снисходительны. Возможно, именно так появятся новые контракторы, я не знаю. С появлением наемника все как в тумане.
Рукия откинула голову на плечо брата. Она волновалась за Ренджи, который, кажется, влюбился в одного из подозреваемых, и именно эта его влюбленность грозила перерасти в серьезные чувства. Но что будет, если Куросаки во всем этом замешан? И если Ренджи действительно его полюбит, то останется ли с ними? Ведь она лучше остальных знала, что ради дорогих ему людей Ренджи может оставить прошлую жизнь и начать новую. Она не ревновала, но это могло причинить страдания ее единственному лучшему другу. Было страшно. И в тоже время Бьякуя утверждал, что опасности для него нет. Но это ведь не значит, что все будет хорошо. Тем более, после того, что брат сказал про цены разрушенными жизнями.
- Виной всему контрактор отражения? – осмелилась спросить она.
В общем-то, ей не полагалось знать, но брат доверял ей.
- Всему виной контрактор Тени, - ответил Бьякуя, хоть Рукия и не ожидала услышать ответ на столь важный вопрос. – И он как-то связан с лунатиками. Возможно, все это и пробудит новых контракторов. Но Камелия утверждает, что ему не удастся найти подход к духам зверей. Они слишком благородны и обходят смерть и боль стороной. Как и все разумные существа.
- Второй запрещенный контрактор? – удивилась Рукия. Она была слабо осведомлена об этом и не особо стремилась заключить контракт.
- Третий, - хмыкнул Бьякуя. – Официально контракт Розы запрещен. Но все это столь поверхностно...
Рукия промолчала. Ложь была даже внутри кланов. Возможно, новая история и впрямь необходима?

Клан Тысячелетника.
Боевые.

"Мне предстояло умереть в схватке, а это куда веселее, чем самоубийство."
Убийство


Может ли тот, кто не является мастером, стать главой? В боксе не может быть мастера, в нем может быть только скорость и сила удара, выносливость и реакция. И тому, кто похож на скалу, вовсе не обязательно изучать какое-то другое искусство, ведь у него нет причин избегать ударов – они все равно для него как комариные укусы.
Может ли тот, кто не заключал контракт, стать главой? Тысячелетник откликается не всегда, и он уж точно никогда не отзовется человеку, который убил его контрактора. Хотя, наверное, он бы хотел. Но Тысячелетник выполнил последнюю просьбу своего контрактора – позволил сразиться честно, без сверхспособностей, и не заключил контракт с убийцей его контрактора. Но иногда, хоть и редко, он связывался с новой главой. Исключительно тогда, когда это было необходимо. И тогда глава слышал всего одно слово... «убей»...
Зараки Кенпачи смог стать таким главой. Бывший боксер, для которого противников среди боксеров не осталось. И то, чем он занимался сейчас, было лишь способом убить время. Сначала он так думал, пока через месяц его правления Ямамото не «осчастливил» его тем, что он теперь отец малышки, отца которой он убил. Но против малышки Зараки ничего не имел. И даже привязался к ней. А потом в его жизни появились Иккаку и Юмичка. И Зараки не знал, как к ним относиться. Несмотря на то, что они были его подчиненными, он их уважал. Знал, сколько его парням пришлось пережить, и что значил для Иккаку первый проигрыш. И что значит для Юмички прекратить дурачиться и заняться чем-то столь серьезным как поручения кланов.
Но время шло, и их отношения стали достаточно крепкими, чтобы из статуса начальник-подчиненные они смогли стать настоящими друзьями. Хотя скорее Зараки был старшим братом. Теперь он точно знал, что его спину прикрывает кто-то из них, но в тоже время недовольно рычал, когда кто-то вмешивался в его драки.
Сейчас они шли на задание. Зачистить здание от тех, кто окончательно сошел с ума из-за введения ДНК животного в кровь. По данным здесь было около пятидесяти человек – жертв эксперимента. Разузнать это удалось благодаря Сой Фонг, и Кенпачи предвкушал знатное веселье.
Но что-то заставило остановиться его перед тяжелой железной дверью, которая, впрочем, для него не была проблемой. И он услышал того, с кем должен был бы заключить контракт. Стоящие позади Иккаку и Юмичка недоуменно переглянулись, что могло произойти? Но когда Зараки обернулся с безумным оскалом, оба вздрогнули.
- Эй, парни, подождите-ка снаружи, окей? – казалось, что Кенпачи сейчас и не человек вовсе, а какой-то демон, так горели его глаза. – Он сказал... «убей их всех»!
Иккаку фыркнул и уселся на ступеньку, Юмичка улыбнулся, но пачкать штаны не стал. Сегодня Зараки развлечется без них, но скорей всего они и не смогут справиться с теми, кто внутри. Похоже, клан наконец-то получил благословление Тысячелетника.

Клан Красного Анемона.
Ветер.

"Настоящий путь никогда не бывает движением по прямой. Нет движения вперед, нет пункта назначения, в который надо прибыть. Это куда больше похоже на прогулку по берегу океана в шторм. Одна волна сбивает тебя с ног и уносит в открытое море, а другая выбрасывает на берег… "
След


Сой Фонг была красивой девушкой. И естественно, достаточно умной, чтобы стать главой клана в девятнадцать лет, а освоить искусство скрытности и преследования – в двадцать.
Анемон стал второй частью ее личности. Анемон олицетворяет мужчина, поэтому и нрав у него более строгий и серьезный, что сильно влияет и на характер самой Сой Фонг. Она и сама была довольно ответственной, предпочитала доводить дела до конца, поэтому и не успокоилась, пока не стала мастером скрытности. Просто умение скрываться ее не устраивало. Общий характер у них с анемоном получался удивительно гармоничным, но больше мужским, скорее суровым, чем по-женски строгим. Впрочем, делу это не мешало, даже наоборот. Там, где Сой Фонг могла решить действовать незамедлительно, Анемон останавливался и взвешивал все известные факторы, делая выводы. Благодаря этому Сой Фонг практически никогда не попадала в критические ситуации.
Кроме одной единственной. Когда исчезли при исполнении задания три главы. Конечно, там произошел взрыв, и их посчитали мертвыми, в частности и из-за того, что Сой Фонг не увидела следов. Тем более нашли некоторые части тел, которые были полностью идентичны с телами погибших глав. Только вот одно не давало покоя – как кто-то столь сильный, как Соуске, Гин и Тоусен могли умереть столь банально? Да, пусть сила Айзена и Тоусена не заключалась в физической силе, но ведь для Гина, контрактора Лилии, не могло быть противников. И даже если бы их попытались наглухо закрыть железобетонной дверью, у Ичимару были шансы ее открыть.
- Эй, не забывайся, нам направо, - раздался в голове вечно спокойный голос Анемона.
Сой Фонг развернула мотоцикл на ближайшем переходе. Она, пожалуй, и вправду слишком сильно погрузилась в свои мысли и не заметила, как красная стрелка преследующая лунатиков исчезла за поворотом. В столь поздний час вряд ли машин почти не было и ее мотоциклу ничто не мешало. В конце концов, они выехали на пляж.
- Кажется, у нас небольшая проблема, - мысленно хмыкнула Сой Фонг, обращаясь к Анемону.
Красная стрелка, видимая только ей, дымкой растворилась над поверхностью воды.
- Похоже, они взяли лодку, - обеспокоенно отозвался Анемон.
- Они знают о моих способностях или просто хотят сделать еще один жуткий эксперимент, но на этот раз в качестве возможных контракторов использовать рыб? – озадачилась Сой Фонг.
- Скорее второе, чем первое, - по голосу было ясно, что Анемон хмурится. – Если бы ассасин оставил нам еще хоть одну зацепку!..
Сой Фонг промолчала. Она была удивлена тем, что Анемон так спокойно принял появление вольного наемника в их жизни.
- Мне кажется, или тебе он нравится? – нахмурившись, спросила она у своего контрактора.
Анемон рассмеялся. Как и любого цветка, его смех был похож на звон колокольчиков.
- Он интересный. Если бы не он, Момо была бы уже мертва, а про лунатиков мы бы вообще не узнали.
- Как думаешь, зачем он это делает? – прикусила губу девушка.
- Не знаю, так же как и Камелия, просто теряюсь в догадках, - отозвался Анемон, - но меня забавляет, что он не стал блокировать нашу способность и обрывает ее лишь временно. Это похоже на игру, и мне нравится. Я давно не играл в такие игры, а ведь я дух, мне положено.
Сой Фонг вздохнула. Кажется, ее напарник терял серьезность.
- Не беспокойся, о деле я не забываю, - вдруг вновь сосредоточено отозвался Анемон. – Но если кто-то из сотрудников по нашему делу и вышел на ассасина, не мешай ему. Кто-то из них – ключевая фигура в связи между ассасином и кланами.
Сой Фонг передернула плечами. Она бы и сама прекрасно справилась с ролью посредника в передаче информации. Почему ассасин не связался с ней?
- Ты ведь попыталась бы заставить его стать частью кланов, - хмыкнул Анемон. – А вольные наемники на то и вольные, что не любят, когда их в чем-то ограничивают.
Сой Фонг вздохнула и развернула мотоцикл обратно, требовалось еще осведомить кланы, что нужно прочесать берег и море. Интересно, смогла бы Йороучи-сама разобраться с этим? Где она сейчас и что делает? И возможно ли, что ее любимая наставница как-то связана с ассасином? Все-таки Йороучи-сама всегда знала больше прочих и была знакома практически со всеми людьми, которые так или иначе были связаны с контракторами.

Клан Хризантемы.
Император.

«Время расставит на места все, что разбилось на куски, новая жизнь развеет прах, будни излечат от тоски».
Телекинез


В этом доме никогда ничего не было нормально. Хотя бы потому, что предметы перемещались сами по себе, чай готовился без посторонней помощи, отчеты за столом писались сами. Но так казалось только до тех пор, пока кто-нибудь не замечал взгляд старика, направленного на живущие сами по себе предметы. Его красные, даже скорее бордовые глаза, заставляли сжаться в комочек. Телекинетик. Самый сильный и опасный человек среди глав. Не зря же он все-таки был главой среди глав. Еще более опасным его делал огромный опыт. Никто точно не знал, сколько он прожил, но всем казалось, что Ямамото-доно был главой клана Хризантемы всегда. И, пожалуй, это позволяло равновесию сохраняться внутри кланов, пока все остальные не сомневались в том, что Ямамото сильнейший.
Сейчас под его взглядом в воздухе завязывалась в узел стокилограммовая штанга. Ямамото не собирался терять навыки, все-таки ему еще долго придется присматривать за нынешними главами, которые еще не доросли, чтобы кто-либо из них или их подопечных стал следующим главой.
- Сначала Роза, потом Тень, потом Отражение, - задумчиво пробормотал Ямамото. – Мир сходит с ума. Ох, как мне все это не нравится.
- Но ты должен жить, - ответила на это его собеседница. Она стояла чуть позади и больше была похожа на богиню, чем на человека. Удивительные, почти ангельские, черты лица, длинные, до самых пят, белокурые волосы и красные, почти как у контрактора, глаза, разве что чуть светлее. Она была облачена в длинное белое платье с прозрачными струящимися рукавами, но оно выглядело очень строгим, ведь даже шея была прикрыта. – Ты должен будешь помочь им освоиться в новом мире, поднять на ноги и убедиться, что новые контракторы достаточно сильны, чтобы передать им наши дела. Но ты и сам видишь, твой приемник даже еще не родился.
- Знаю, - штанга в воздухе под его взглядом распрямилась и опустилась на пол, медленно и бесшумно. То же он мог делать и с людьми одним лишь взглядом, но и без зрения продолжал оставаться опасным противником. – Среди... запретных есть кто-то, кто мог бы им стать?
- Лунная приоткрывала мне занавес очень давно, но я до сих пор прекрасно все помню, - закрыла глаза Хризантема, словно окунаясь в воспоминания. – Тот, кто станет твоим преемником, будет уникальным контрактором, но не запрещенным. Он будет связан с нынешним ассасином узами, которые не стирает время. И с человеком, что разделит проклятие вольного наемника, он будет знаком, так как будет звать его отцом.
- Звать?
- Именно, - Хризантема закрыла глаза и постепенно превращалась в белый дым. – А пока – живи. Когда придет время, я заберу тебя с собой.

Клан Стрелиции.
Спокойные.

"Я все равно ни о чем не жалею – хотя бы потому, что это бессмысленно…"
Память


Желто-голубые, оранжево-фиолетовые. Они были здесь везде – Нанао позаботилась. Все-таки Стрелиция одна из самых капризных дам. В воздухе повис запах благовоний, и в комнате была странная атмосфера. Казалось, все это нереально.
Кьераку этого сейчас не видел, он находился в глубинах подсознания своего «клиента». Получеловек-полутигр, которого успокоил Изуру, сейчас лежал перед ним совершенно беззащитный и расслабленный. Бесчисленное множество ссадин, царапин, синяков, гематом и следы от уколов Унохана убрала, осталось поработать только с психикой. Но глубоко, на уровне памяти, чтобы у парня не было причин возненавидеть людей.
Картинка-слайд, где люди в татуировках зажимают ему рот и сажают в машину. Потом боль, много боли, избиения, уколы, попытки дрессировки и ярость, застилающая глаза. Ненависть к человеку, которого Шунсуй прекрасно знал, потому этот человек пробыл главой Ландыша сорок лет.
Операционный стол... скальпель... дьявольская усмешка портит лицо красивого с виду мужчины...
Насколько же уродлива твоя душа, Соуске?
Шунсуй провел указательным и средним пальцем по операционному столу от начала до конца. Железо, а если быть точнее, ткань памяти, зажглась белым огнем. Со временем все красные всполохи ярости и боли были стерты белым огнем со слабым голубым оттенком.
Хорошо, когда для сохранения разума и души нужно всего лишь стереть память. Куда хуже, когда в это приходиться вмешиваться Унохане. Впрочем, даже на крайний случай у них остается Момо, которой Ландыш даровал силу гипноза.
А вот следующая картинка в памяти парня Кьераку заинтересовала еще больше. Айзен стоял прямо напротив «клиента» и о чем-то говорил. Мальчишка-потерпевший разобрать слов не мог, от вкачанных в него препаратов у него сильно кружилась голова. Но заинтересовало его не это. Айзен стоял прямо, а вот его тень склонила голову чуть вбок. И чем больше Шунсуй наблюдал за этой картиной, тем больше понимал, что именно здесь не так. Но... как?! Как человек, у которого нет никого близкого и родного может принести кого-то в жертву Тени? Ведь Тень согласна принять в жертву лишь того, кто дорог контрактору. А Айзен никого не любит! И не любил.
Кьераку прикрыл глаза, белое пламя вновь поглотило все. Но в памяти главы Стрелиции осталось все. Интересно, Соуске не скрывается или просто не думал, что парень выживет? Впрочем, Ямамото-доно узнает обо всем сегодня же и скажет, как действовать.
«Интересно, - Шунсуй вернулся в реальность и удовлетворенно осмотрел своего клиента, который перестал хмуриться во сне, - Соуске ли причина появления ассасина или все же...»


Клан Подснежника.
Поникшие.

«Каждое пробуждение – это возвращение к жизни…»
Сон


В доме Подснежника всегда царила сонная атмосфера. Клан был одним из самых малочисленных, но, тем не менее, его сила тоже была уникальна и полезна. Проникая через сны в чужой разум, Укитаке легко оставался незамеченным никем, потому что люди практически всегда забывали, что им снилось. Хотя даже если и не забывали, то уж точно никогда бы не подумали, что седой красавец из их сна может существовать на самом деле.
За окном было четыре часа утра, а Джууширо еще не ложился. Бумажной волокиты за последнее время накопилось слишком много. Когда дверь распахнулась, в комнату вошла младшая Кучики.
- Вы опять не спали? – нахмурилась она и присела за столом напротив него.
- Ребята расшалились, - Укитаке поднял на нее уставшие глаза.
Из-за того, что сон для Джууширо превратился в работу, он никогда не высыпался и темно-синие круги под глазами практически не проходили. Жаль, у них нет такого понятия как «отпуск».
- Брат что-то хотел? – склонил голову Укитаке.
- Нет, - на щеках Кучики появился румянец, - вообще-то я хотела кое о чем попросить.
Рукия подняла на него печальный взгляд огромных сиреневых глаз, и было невозможно отказать ей в просьбе.
- Я тебя внимательно слушаю, - улыбнулся глава.
- Я хочу, чтобы вы проникли в сон Ренджи, - Кучики говорила твердо, она явно давно решилась на это. – И если вы все-таки согласитесь, то я хочу знать, есть ли у парня, с которым Ренджи сейчас встречается, контракт.
Гнетущая тишина повисла на несколько минут.
- Ты хочешь сказать, что Ренджи может скрывать, что вышел на вольного наемника? – нахмурился Укитаке.
- Не совсем, - Рукия закусил губу. – Он может просто и сам об этом не знать. И я знаю, я читала – в библиотеке Кучики можно найти почти все – во сне вы можете видеть сущность, и если ассасин или контракт пребывает в сущности этого парня – вы увидите. Во сне нельзя скрыть правду.
- Так беспокоишься за него? – поинтересовался Укитаке, внимательно вглядываясь в глаза младшей Кучики.
- Нет, ему не грозит опасность, брат говорил, - ответила Рукия. – Я хочу знать, связан ли Ренджи с вольным наемником, или кто-то другой вышел на его след. И если это Ренджи, то я надеюсь, новая страница истории кланов будет открыта не его разрушенной жизнью.
- Судя по всему, брат рассказал тебе много интересного, - хмыкнул Джууширо. – Хорошо, я попробую. Если этот парень будет сниться Ренджи, я смогу выяснить, является ли он ассасином или же не имеет к нам никакого отношения. Но я не пророк. Я не смогу сказать, к чему это приведет Абарая.
- Я знаю, - Рукия встала. – Спасибо, что согласились. Я пойду, мне еще нужно съездить по поручению брата к Сой Фонг-сама.
Когда девушка скрылась за дверью, Укитаке вновь посмотрел на часы. Было уже пять утра. Что ж, самое время для сна.

Клан Колокольчика.
Воздух.

«Могущество никому не дается навсегда…»
Исцеление и телепатия


Унохана Ретсу была второй по старшинству главой. И дело было даже не в том, что она, как и Ямамото, казалось, была главой всегда, хотя этот факт тоже не стоило игнорировать. Дело было в ее силе. А именно – что контрактор наделил ее не одной, а сразу двумя сверхспособностями.
Она могла излечить любого человека, а многие считали, что даже смертельные раны для нее не проблема. Бытовало мнение, эта способность была первой, которую ей подарил Колокольчик. Единственное, что она не могла – оживить мертвого.
А еще Унохана читала чужие мысли как открытую книгу. Ходили слухи, что вторая способность была дарована за то, что Ретсу пообещала остаться с духом и после смерти. Но слухи были лишь слухами, а Унохана никогда ими не интересовалась. Хотя, конечно, не раз слышала это в мыслях своих посетителей.
На самом деле причина была куда проще, но совершенно непонятной для людей. Колокольчику так захотелось. Захотелось, чтобы, не бросая свои обязанности главы, Унохана всегда знала, как к ней относятся люди. Чтобы доверяла только тем, кому можно доверять. Чтобы никогда не была обманута и, делая выводы из различия разговора и мыслей, определяла, как относиться к людям. Колокольчик ценил ее больше всех предыдущих глав. За ее душу.
Когда она пришла в его храм, он уже видел, что сила исцеления ей не так уж и нужна. Она была мастером лечебного кико. Она с детства посвятила свою жизнь медицине, и если бы ей не довелось стать главой, она бы была доктором. Ее душа была прекрасной. Но после того как она стала главой, ей пришлось повидать многое, и сейчас не Ямамото, а именно ее невозможно было удивить. Потому что он сражался, а она залечивала раны души и тела, видела, как война калечит людей, и делала все, чтобы следов от этой войны оставалось как можно меньше. Чтобы люди наконец-то забыли о ней и всегда помнили, насколько она ужасна.
Ретсу не вылечила только однажды. Она никогда не забудет тот день. Она смотрела, как человек умирает, и не испытывала ни жалости, ни сожаления. Она чувствовала, что этому человеку неважно, поможешь ты или нет, он продолжит свою войну. Войну ради войны. Ради убийства, крови, смерти, страха, гнева, отчаянья. В грязи под дождем без ее помощи ему было не выжить. Она это знала и все равно ушла. И, кажется, этот человек возродился вновь. А возможно, этот демон, что вселялся в души людей, делая их уродливыми.
Для Уноханы каждая жизнь была бесценной и, наверное, именно поэтому ее собственная так долго не заканчивалась.
Исане вошла в зал с чаем на подносе. Усевшись чуть позади Уноханы, Котетсу развязала ее косу. Длинные тяжелые волосы практически никогда не запутывались, но Исане все равно расчесывала их гребнем.
- Унохана-доно, - голос Исане был мягким, как вода, приятным для слуха, - вы уже решили, что ответите ему?
Ретсу улыбнулась. Таинственно и красиво, хотя могла и запугать одной лишь улыбкой, но сейчас запугивать никого не надо было.
- Да, - Унохана прикрыла глаза. – Я дам ему шанс. Но он еще такой мальчишка, что возможно придется дать и второй.
Котетсу невольно улыбнулась. Пожалуй, Унохана Ретсу бы единственным человеком, не считая Ямамото, которая могла так легко называть «мальчишкой» Зараки Кенпачи. Все-таки, в их случае поговорка про противоположности полностью себя оправдывала.

Клан Ириса.
Ярость.

«Ничего особенного не требуется: только не бояться скорости, скорее уж мечтать о ней…»
Скорость


Тецу Нарусаки высчитывал на ноутбуке формулы, который позволили бы усовершенствовать препарат. Где в составе прокралась ошибка, делающая подопытных безумными, он так и не нашел, но был уверен, что нужно лишь взглянуть под другим углом – и он все поймет. Увлеченный своими исследованиями, он не удержался, когда резко затормозила машина.
- Что за черт?! – Нарусаки был крайне зол, ноутбук захлопнулся прежде, чем он успел сохранить иной вариант формулы препарата.
- Тецу-сама, - водитель повернулся к нему, и Нарусаки заметил, что тот явно в ужасе.
Прямо перед машиной остановилось десять байков, которые заступали им дорогу и не позволяли объехать. Все байкеры были в шлемах, поэтому ни одно лицо Нарусаки увидеть не мог.
«Ты уверен, что хочешь продолжать эксперимент? – спросил тогда у него тот человек. – Тогда будь готов к тому, что они когда-нибудь придут за тобой». Тогда Тецу лишь рассмеялся, он считал себя слишком умным, чтобы кто-либо мог его поймать. В конце концов, именно его ум позволил ему стать одним из самых богатых людей Японии. Хотя, со всеми можно договориться, наверное, и от этих ребят можно откупиться.
Нарусаки сглотнул и вышел из машины. Парни на байках не пошевелились, а видеть выражение их лиц он не мог, поэтому не мог даже предположить, как они отреагировали. Впрочем, из всех байкеров особенно выделялся один, стоящий посередине. Он был гораздо массивней остальных. И именно от него исходила необычная пугающая аура. А все-таки, может, это просто какие-то отморозки.
Тецу не смог проследить все движение, просто неожиданно мимо него стрельнула черная молния, и в следующую секунду главаря байкеров уже не было. Нарусаки не понял, что произошло, а потом неожиданная боль в боку заставила его дико закричать.

Комамура обернулся лишь на секунду, приказывая ребятам следовать за ним. Здесь они уже закончили. Хорошо, что он все же свободно контролирует свою способность, а ведь раньше подолгу не мог выйти из состояния ускорения. Далее по списку было еще двое ученых плюс Сой Фонг просила прочесать море и берег. Что ж, на это должно было уйти не больше час а.
В этом году Комамура был необычайно доволен составом. К сожалению, подчиненные кланов умирают намного раньше глав, поэтому их потенциальных преемников кланы выбирают еще при рождении. Обычно это мастера меча, рукопашного боевого искусства или международные чемпионы в том или ином виде спорта. И, конечно, ум тоже весьма важен для того, кто входит в кланы, хотя в клане Тысячелетника не раз поступались этим требованием, так как жажда боя там ценилась превыше всего.
- Комамура-сама, - его правая рука, Иба, был единственным, кто никогда не менялся. Как и глава, он не имел права стареть, чтобы поддерживать порядок в клане. – Будет лучше, если мы разделимся, тогда вы быстрее найдете гнездо врага.
- Уверен, что остальные ученые так же беспечны как Нарусаки? – нахмурился Сайджин. Впрочем, за шлемом этого все равно никто не видел. Хотя Иба уже видел, как хмурится его глава без шлема, но не побоялся после этого остаться с ним.
- Моя нагината всегда со мной, - усмехнулся Тэцудзаэмон. – Против меня у этих людей нет шанса вне зависимости от их защиты.
- Хорошо, тогда я полагаюсь на вас, ребята, - усмехнулся Комамура. – Я на берег!!! Езжайте с Ибой за оставшимися двумя без меня!!!
Звук взрыкивающих байков напугал птиц, усевшихся неподалеку. Девять из десяти железных коней сорвались с места. Как и куда исчез девятый байк, никто не увидел.

Клан Нарцисса.
Эгоисты.

"Если человек достаточно злобен, чтобы совершить преступление, но недостаточно мудр и силен, чтобы избежать возмездия, он не заслуживает права оставаться в живых…"
Температура


- Если ты действительно хочешь жить, то тебе будет мало одной лишь способности убивать человека, повышая или понижая температуру его тела, - хмыкнул Хицугая. Человек напротив него, почтенный мастер техники Грома, слушал его нахмурившись. – По крайней мере, так говорит Нарцисс, и я ему верю. И раз уж мне все равно придется вас ликвидировать как человека, преступившего законы кланов… Мастерам запрещено сотрудничать с мафией, а также помогать в сбыте наркотиков и оружия. Вы будете наказаны. Но в знак уважения к вашему мастерству я разрешу вам выбрать технику, которой мне придется вас убить.
- Щенок, - презрение, с которым говорил мастер, явно доказывало, что о кланах он никогда прежде не слышал. Что ж, это его проблемы. – Ты хоть в курсе, что существует пятьдесят техник? И даже если бы я попросил выполнить тебя самую простую из них, твоих физических сил попросту не хватило бы, чтобы нанести мне ощутимый вред.
Мацумото тяжко вздохнула. Она была вынуждена подпирать стеночку, пока Тоширо с чего-то решил развлечься со скучным старикашкой. И почему нельзя было просто воспользоваться силой Нарцисса и сейчас сидеть где-нибудь в кафе? Одно слово – ребенок.
- Мне известно девяносто шесть, я в процессе усовершенствования последней, - спокойно отреагировал на слова мастера Хицугая.
- Что ж, возможно какая-то неизвестная мне техника и существует, возможно, она и сможет тебе помочь, - усмехнулся старик. – Используй любую, я все равно никогда не проиграю малышне вроде тебя.
Тоширо тяжко вздохнул. Ну почему ему никак не удается найти нормального мастера карате, который осознавал бы всю его силу? А ведь лет пять назад мастер техники Урагана признал его сильнейшим каратистом Японии.
- Хорошо, - Хицугая печально усмехнулся, - раз вы так настаиваете. Я, пожалуй, воспользуюсь девяносто шестой техникой, так у вас будет хотя бы какой-то шанс выжить. – Тоширо встал в стойку, которой мастер Грома прежде никогда видел – Хицугая практически полностью присел, согнул руки в локтях, так чтобы пальцы смотрели на противника, и наклонил торс вперед почти на тридцать градусов. – Техника Молнии. Грому никогда не угнаться за ней.
Старик впервые слышал это название, но эта стойка была чем-то схожей с одной из используемых в известной ему технике Лезвия, поэтому он принял этот бой серьезно. Но все равно смог лишь отступить на шаг, когда Тоширо пролетел над ним и захватом свернул ему шею.
- Ты его явно переоценил, - улыбнулась Мацумото. – Теперь-то мы можем идти?
- Я крайне разочарован, - не обратил на ее слова внимания Хицугая, - а ведь в технике Грома столько приемов, способных позволить избежать этой несовершенной атаки. После Вспышки я даже не смог использовать Свет.
- Прекращай уже! – начала сердиться Рангику. – Ребенок вроде тебя вообще не должен заниматься подобными вещами. Черт, я бы и сама справилась.
- Я обязан это делать, - Тоширо поднял глаза на свою помощницу. – Не хочу, чтобы ответственность за столь тяжкий грех как убийство лежала на плечах моих подчиненных. Уж лучше пусть и дальше продолжают охранять ночами западные районы от якудзы.
- Они могут решить, что ты не доверяешь им что-то действительно серьезное, - высказалась Мацумото, - несмотря на твой характер и силу, ты все еще ребенок. И даже они, пусть не такие сильные, хотят защитить тебя. Ты мог бы и больше им доверять.
- Я доверяю, - вздохнул Хицугая. – И если понадобится – я их позову. Но, кажется, это не только моя проблема. Я имею в виду отношения с подчиненными.
- Да, у Хисаги, Изуру и Момо есть определенные проблемы, но исключительно из-за того, что они стали главами совсем недавно и сейчас еще только знакомятся с кланом. А ты уже десять лет как глава, пора бы уже прекратить это. Хотя бы поговори с ними. И если беспокоишься за грех, то ты-то в первую очередь должен помнить, что те, от кого мы избавляемся – не люди, а твари, подобные болезни, которая медленно пожирает человечество изнутри, и если не вырезать скальпелем воспаленную ткань, без осложнений не обойтись.
Хицугая кивнул. Он помнил то, чему его в первую очередь научил Ямамото. Жалость – для людей. Для тех нелюдей, от которых они избавляются, в сердце не должно остаться ничего, кроме решимости их уничтожить.
Тоширо забрал у Рангику свою куртку, которую та держала в руках, пока он дрался, и последовал к выходу. Мацумото улыбнулась – наконец-то глава разберется с настроением внутри клана. Посмотрев на свои ногти, чтобы проверить их идеальность, Рангику бросила зажженную зажигалку под ноги. Одежда на трупе старикашки, от которого избавился Тоширо загорелась сразу же.
На улице было прохладно, и Мацумото зябко поежилась – в своем коротеньком платьице она не могла согреться.
- И все-таки есть еще кое-что, что меня волнует, - неожиданно сказал Хицугая, даже не оборачиваясь на Мацумото. – Этот наемник... я так и не смог рассмотреть его движения. Было бы интересно с ним сразиться.
- Я говорила с Комамурой, - Рангику знала, что это удивит Тоширо, и он обернется. – Только ему и удалось рассмотреть движения ассасина, ускорившись. Он сказал, что техника этого парня идеальна, ни одного лишнего движения. Но тебе не удалось бы с ним справиться.
- Почему? – нахмурился Хицугая, уловив недосказанность в реплике Мацумото.
- Потому что его скорость быстрее, чем у Саджина в ускорении, - Рангику задумчиво провела рукой по ключице. – Его искусство – это что-то очень странное и абсолютно нам неизвестное. Но я готова поклясться, что Ямамото, Унохана и возможно Шунсуй с Джууширо видели нечто подобное раньше.
- Тогда я попробую уточнить у старика, - решил Хицугая. – Что ж, твои новости несколько отвлекли меня от разочарования, но для полной гармонии мне не хватает хорошего противника. Устроим спарринг? Твое тантодзюцу против моего карате?
- Конечно, - Рангику счастливо улыбнулась. – Только в этот раз я хочу посмотреть на технику Девяти Солнц.
- Договорились, - теперь и на лице седого мальчишки появилась улыбка.

Клан Белого Лотоса.
Стихии.

«Постарайся не перепутать свою настоящую силу с иллюзорным ощущением могущества»
Мощь


Если среди людей и существовал кто-то, способный понять характер Лотоса, то этим человеком мог быть только Хисаги Шухей. Хотя бы потому, что мастер кендо вроде него понимал толк в истинной человеческой силе, и она заключалась далеко не в физических возможностях. Впрочем, заключив контракт с Лотосом, Хисаги уже стоял за гранью человеческих способностей.
Очередная тренировка клана проходила относительно удачно. После того, как он опять уложил на лопатки всех своих подчиненных, Шухей заставил их сражаться друг с другом. Стук деревянных мечей разносился по всему додзе. Этот звук определенно был одним из его любимых. Как истинный мастер меча, Хисаги с удовольствием наблюдал за спаррингами, особенно учитывая то, что у всех его подчиненных был огромный потенциал и великолепные физические данные. Конечно, способностью стратегически мыслить выделялись не все – только три человека среди клана – но это уже был прогресс. И почему он раньше не замечал, что клан столь распущен? Хотя причина ясна: бывший глава постоянно посылал его на боевые задания, и Шухей практически не появлялся в додзе. Иногда приходилось даже летать за границу. Но все же, почему, видя такую слабость клана, Тоусен ничего не предпринимал, чтобы его улучшить?
В клане и так было всего пятнадцать человек. Это не так много, чтобы не справиться с их тренировкой, тем более для такого главы, каким был Канаме.
- Хисаги-сама, - Аюри была единственной девушкой в клане, но далеко не самой слабой. На взгляд Шухея, она была третьей по силе в клане, включая его как первого. Плюс ко всему, она была одним из трех отличных тактиков. – Поступил приказ от Ямамото-доно, клан Лотоса должен уничтожить зарождающийся клан якудза, пока это не переросло во что-то серьезное. Вы опять поедете сами?
Хисаги задумался. Нет, если дело так пойдет и дальше, клан Лотоса могут перестать уважать, ведь ради такого пустячного дела ни Хицугая, ни Кучики, ни Саджин не пошевелили бы и пальцем.
- Нет, ты отправишься, с Каэки и Тору, - решил Хисаги. – Если хотите, можете прихватить еще двоих человек, но не больше, остальным нужно потренироваться. Прогресс как у вас троих не часто встретишь.
- Благодарю за доверие, - девушка поклонилась, - я немедленно сообщу им.
- Эй, - Шухей обратил ее внимание прежде, чем она успела уйти. – Ты за главную.
Он, конечно, видел, что Каэки сильнее девушки, но он не был глупцом и знал, что из сильнейшей тройки только эта девушка сможет вовремя остановиться и образумить парней.

Клан Белой Лилии.
Непорочные.

«Тебе иногда бывает страшно или весело, просто так, ни с того ни с сего? А иногда ты смотришь на себя в зеркало и не можешь вспомнить, кто этот парень, зачем он здесь...»
Эмпатия

Сейчас у Киры Изуру появилось много дел. После заключения контракта с Лилией и принятия решения о назначении Киры главой бумажной работы стало вдвое больше, и это не считая прямых обязанностей. Однако, за своими делами он все же успевал наведываться к Хинамори и проверять, как она. Но Изуру никак не мог понять, как ей удалось заключить контракт с Ландышем. У всех прошлых глав уже было звание мастера, когда они заключали контракт, а Момо, не только была далека от звания мастера, так еще и никто не видел ни разу ее взаимодействия с цветком. Но то, что напугало Изуру больше всего – когда она очнулась после поджога, она ничего не чувствовала. Ни растерянности, ни страха, ни сожаления о тех, кому не удалось спастись. И при этом в разговоре с ним она улыбалась, хотя не чувствовала радости. Это было странно.
Мобильный телефон завибрировал – Кира никогда не включал звук. Однако вибрации Изуру было достаточно. На дисплее высветился номер Хисаги-сана. Странно, что ему могло понадобиться?
- Слушаю.
- Изуру? – в голосе Шухея явно послышалась неуверенность. – Завтра у меня вырисовывается свободный день. Ты как, сильно занят?
Ну да, что еще могло понадобиться Хисаги-сану.
- Можешь приезжать, время для тренировки с тобой у меня всегда найдется, - улыбнулся Кира.
- Нет, ты мне не для тренировки нужен, - Хисаги-сан явно был напряжен.
- Что-то случилось?
- Нет, я просто хотел отдохнуть, - Шухей вздохнул. – И заодно узнать, как продвигаются твои дела. Уже неплохо ладишь с кланом, а?
- Неплохо, но могло быть и лучше, если бы они все не боялись меня так сильно, - вздохнул Изуру. – Думаю, я смогу составить тебе завтра компанию, все равно я вроде разобрался с завалами и мне тоже требуется отдых. Ты заедешь?
- Да, конечно! – в голосе Шухея послышалось облегчение.
Кто бы мог подумать, что эмпатия в скором времени будет действовать даже через мобильный телефон. Но до совершенства все еще далеко. И интересно, почему семпай так нервничал в начале разговора?
- Изуру-сама! – в кабинет ворвался один из подчиненных. – Кьераку-сама просил вас прибыть к нему в клан. Требуется помощь с восстановлением личности пострадавшего в экспериментах парня. Он думает, что вы сможете заставить его с нами сотрудничать.
- Хорошо, скоро отправлюсь, - кивнул Изуру.
Хорошо, что он не стал убивать того паренька. Теперь он рассчитывал взять этого человека под свою опеку. Если у него получится, то неудачных жертв эксперимента не останется. С Уноханой-сан и Кьераку-саном он уже договорился, остался последний штрих. Этот парень будет пятым. Пятым, который из неудачного эксперимента превратится в завершенный законченный продукт слияния человеческих и звериных возможностей. Пятым в его клане, кто будет способен контролировать и себя, и свою звериную сущность. Когда-то эта идея принадлежала Ичимару-сама, но так как его здесь сейчас нет, то Кира сам пойдет по этому пути и даст этим людям шанс на жизнь. Пусть не на нормальную – с их модифицированной внешностью и восприятием среди обычных людей им не место – но зато настоящую, в которой им ни от кого не придется скрываться.

Подвал магазина Урахары...
На кровати лежал Куросаки. На двуспальной, застеленной в черный шелк и больше похожей на мини-комнату из-за балдахина. И хотя Ренджи знал, что Ичиго сейчас стоит рядом с ним и насмешливо наблюдает за его реакцией, все равно ему казалось, что это брат-близнец Куросаки, о котором он не знал.
- Все пропорции идеальны, - хмыкнул сзади блондин. – Даже в самых интимных местах. О, не бросай на меня такие уничтожающие взгляды, Куросаки-кун. Ведь это – мой шедевр.
- Да брось, ты его в четвертый раз делаешь, - хмыкнул Ичиго. – У тебя каждый раз «шедевр».
- Это все потому, что я гений, - усмехнулся Киске. – Да и я, кажется, не раз просил вас – аккуратней с телами Куросаки-сан.
- Теперь мне понятно, как ты выжил после пожара и на тебе не осталось шрама! – воскликнул Ренджи. Но немного подумав, добавил:
- Вру. Все равно не понятно.
- Куросаки-сан попросту перемещает свою душу в идентичное тело. Вот и все дела. Просто, не так ли? – усмехнулся Урахара.
- Ни хрена не просто! – Абараи был поражен. Да, среди глав были люди с разными способностями, но чтобы контролировать и разграничивать дух и тело!.. Это способность Отражения или что-то иное? – Я не понимаю, как ты выходишь из тела? Это способность Отражения?
- О, нет-нет, - Куросаки опустил глаза, - это мастерство кико, именно оно и является моим боевым искусством. Но, насчет отражения... Ты подумал, что я использовал его силу, когда спасал ваших глав? Это все было лишь кико. Я не могу использовать силу Отражения в неродном теле. Но так как Урахара-сан делает тела полностью идентичными, то я могу воспользоваться кико в них. Но и боли в этих телах я не чувствую, в отличие от родного тела. Хотя я даже не знаю, преимущество это или недостаток.
- И как это может быть недостатком? – нахмурился Ренджи. Он все еще пытался мысленно представить, как ночью дух Ичиго встает, а тело остается на кровати, и Куросаки уходит пешком в виде призрака к магазину Урахары, и люди от него шарахаются, поскольку он прозрачный. Нет, определенно, Куросаки как-то иначе оказывался в другом теле.
- Если бы среди вас был серьезный противник, с которым мне бы довелось сразиться, то думаю, фальшивое тело быстро умерло, даже не позволив толком почувствовать бой. Если не чувствуешь боли, то не чувствуешь опасности, - хмыкнул Куросаки.
- То есть ты утверждаешь, что ни Кучики-сама, ни Ямамото-доно не являются для тебя достаточно сильными противниками? Но Генрюсаи-доно уже за тысячу лет!
- Мы и не спорим, что он весьма силен, - вмешался в разговор Урахара. – Только вот кико не одолеть боевым искусством, в котором жизненная энергия даже не задействуется. Я уже не говорю про силу души. Вся разница не в силе, а мастерстве, и в этом Ичиго выигрывает у любого из глав.
- А вам-то откуда знать? – нахмурился Ренджи.
- Ооо, это длинная история, - усмехнулся Киске.
- Я не тороплюсь...
- Это, правда, длинная история, Ренджи, - прервал его Куросаки. – Но кратко говоря, Урахара-сан – информатор кланов. Так что он знает силу и способность каждого главы.
- А ты откуда его знаешь? – наконец поинтересовался Абараи.
- Он мой учитель, - Куросаки поднял на него взгляд. Глаза в глаза. Такое признание он бы не сделал человеку, которому не доверял. – Он научил меня кико, и я даже не смог превзойти его. Так что будь повежливей, Ренджи. Хоть Урахара-сан и редко бывает действительно серьезен, но и тебе следует прислушаться к нему.
Абараи еще раз посмотрел на Урахару Киске. Теперь уже совершенно иным взглядом, таким, каким обычно смотрел на Кучики Бьякую. И ему удалось увидеть. Увидеть то, что потрясло его до глубины души. Если в боевом состоянии от тела Бьякуи исходил слабый свет, то Киске был похож на лесной пожар, даже не напрягаясь. Обернувшись на Ичиго, он увидел еще одну подобную картину. Да, Рукия в тот раз сказала истинную правду: Куросаки действительно был похож на дракона.
- Неплохо, ты, оказывается, можешь видеть это, - усмехнулся Урахара, когда Ренджи вернулся к обычному зрению.
- Д-да, - Абараи все еще был в шоке.
- Знаешь, зачем я вас познакомил? – обратился Ичиго к Ренджи. – Я хотел бы, чтобы ты тоже обучился кико. Урахара-сан согласился помочь мне в этом, но главное решение за тобой.
Сила, которой нет равных даже среди глав кланов. Сила, способная легко победить Кучики Бьякую, которого он стремился превзойти. Только вот тогда придется покинуть клан. Да и его обучение джиу-джитсу еще не закончено. А Ренджи стремился превзойти Бьякую именно в этом виде боевого искусства. Нет, он не мог покинуть кланы сейчас, пока все еще не превзошел его.
- Я знаю, - голос Куросаки был... печальным? Ренджи никогда прежде не слышал его таким. – Кучики Бьякуя. Тот, кто стоит на моем пути превращения тебя в сильнейшего человека в кланах. Может... мне избавиться от него?
На последних словах Ичиго улыбнулся. Но спрашивал он не у Ренджи, спрашивал у того, кто стоит за его спиной.
- Не стоит Куросаки-сан, - хмыкнул Урахара. – Ты их столько раз спасал, и если одного из глав убьешь ты, мы рискуем скатиться в «зазеркалье». Абараи-кун.
- Да? – Ренджи обернулся на блондина, тот действительно был серьезен.
- На решение я даю тебе год, если ты сможешь победить Кучики Бьякую раньше – приходи, я буду рад тебя видеть, - сказал Урахара.
- Договорились, - усмехнулся Ренджи.
Бьякуя уже говорил, что ему всего месяца два до звания мастера, но Абараи собирался справиться с этим раньше и, наконец, сразиться с ним в полную силу. Интересно, если он превзойдет Бьякую или станет на один уровень с ним, то каковой будет его следующая цель?
- Ладно, раз мы во всем разобрались, поехали отсюда, - фыркнул Куросаки. – Чем больше смотрю на фальшивое тело, тем страшней становится.
- Это потому что обычно ты приходишь сюда без тела, - хмыкнул Урахара.
Так Куросаки что, и вправду пугает прохожих, разгуливая призраком?
- Обычно я просыпаюсь уже внутри этого тела, и оно, черт побери, фальшивым вообще не ощущается, - нахмурился Куросаки. – Если бы в нем еще и боль чувствовалась, я бы подумал, что родное.
- Ага, то есть если тебя вырубить, то ты проснешься в этом теле? – решил Ренджи.
- Я проснусь в том, в каком захочу проснуться, - вздохнул Ичиго. – Пошли уже.
- Да-да, пошли, - Ренджи еще раз оглянулся на Урахару. – До свидания, Урахара-сан.
- До встречи, Абараи-кун, - улыбнулся блондин.

Куросаки вызвал такси, и сейчас они ждали машину. Но Ренджи во время разговора кое-что заметил и хотел разобраться с этим сразу, чтобы в будущем не возникло недоразумений.
- Эй, Ичиго, - Ренджи притянул стоящего чуть впереди Куросаки к себе за плечо. – Что это тогда было?
- Когда? – удивился Ичиго.
- Мне показалось, или когда ты говорил про Кучики-сама... это ведь была ревность, нет? – Ренджи склонил голову, рассматривая Куросаки.
- Ты не ошибся, - немногие могли признаться в таком, глядя прямо в глаза. – Если честно, он меня несколько раздражает, и ты – одна из причин. Но есть кое-что, что раздражает и в тебе.
- И что же? – напрягся Ренджи.
- Ты каждый раз приходишь в клуб и цепляешь девушку или парня на одну ночь, но как только ночь заканчивается, вас уже ничто не связывает, - Куросаки прикусил губу. Похоже, в отношениях с Ренджи он боялся, что после постели их тоже ничего не будет объединять.
Наверное, именно из-за того, что он погрузился в свои невеселые размышления, Абараи удалось удивить его, неожиданно поцеловав. Ренджи обхватил лицо парня обеими руками, но, не удерживая, а скорее давая понять, насколько Ичиго ему дорог. Давая понять, что Ичиго он желает сохранить возле себя, удержать, и с его опытом ему это удастся, ведь он уже давно определился относительно этого мальчишки. Куросаки ответил на поцелуй, ухватившись за плечи Абараи, и попытался перехватить инициативу, но спустя несколько секунд отпрянул, вырвав разочарованный вздох Ренджи. Выглядел Куросаки при этом... занятно, особенно припухшие губы, покрасневшие щеки и блестящие глаза.
- Такси скоро должно приехать, - Ичиго отвернулся, пытаясь смотреть куда-то в сторону.
Ренджи прикоснулся к его щеке и решился спросить:
- Поехали ко мне?
Он ожидал, что парень пошлет его или скажет, что им еще рано, но неожиданно Куросаки кивнул.

@темы: ПСС, фик

URL
Комментарии
2011-12-08 в 21:35 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
Я первая!!
вот же... до чего ты умеешь заинтриговать)) сколько всего интересного, пойду еще раз перечитаю)

2011-12-08 в 21:58 

Акира777
вот же... до чего ты умеешь заинтриговать) - и до чего?:laugh: Часть тайн ведь уже раскрыта)

URL
2011-12-08 в 21:59 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
а я с начала перечитываю))

2011-12-08 в 23:08 

kirinoha
継続は力なり.
также все сначала перечитала, Ы, спасибо за главу! :red:

2011-12-08 в 23:16 

Акира777
niji no ichikou, всегда пожалуста :D

URL
2011-12-08 в 23:22 

kirinoha
継続は力なり.
Акира777, у меня щас острая нехватка РенИчи и лис все читает и перечитывает)))

2011-12-10 в 16:09 

Черная и Пушистая
в конец заебавшийся имеет право на похуй
ну вот и я добралась прочитать новую главу как оказалось я очень не терпеливая :D хто бы мог подумать прочитала главу и села перечитвывать заново люблю я это дело спасибо за главу

2011-12-12 в 21:37 

Ави
Спасибо))))))))

2011-12-12 в 21:40 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
КИРА, ОН СИНИЙ! читать дальше

2011-12-12 в 22:32 

Акира777
Ави, :goodgirl:

Эль, это было восклицание в хорошем смысле?.. или тебе не нравится? а то я еле умудрилась найти одну несчастную картинку, которая удовлетворяла бы мое в желание спокойного, но красивого фона...

URL
2011-12-12 в 22:37 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
В самом наилучшем, первый раз вижу у тебя другой фон. не желтенький ))
и вообще, какая разница нравится мне или нет - твой дневник, хоть... креветок прессованных ставь(хочешь подарю фон, у меня и такой есть;))

2011-12-12 в 23:10 

Акира777
Эль-фирЭ, да у меня просто в избраном все меняют на более зимний и я тоже решила сменить) Но мне обычно сложно найти картинку, которая устраивала бы меня как фон, но найдя такую я к ней привязываюсь и она у меня подолгу стоит)) а волнуюсь ибо фоны всегда делаю с особым трепетом и оформлять пытаюсь так, чтобы читателям легко было читать текст))
А вообще у меня были другие фоны, но это было оооооочень давно))
А фон с креветками я у тебя одолжу на первое апреля :gigi:

URL
2011-12-12 в 23:15 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
он стоит у меня сейчас, глянь, если хочешь))
а вообще красиво, приветствую перемены ))

2011-12-12 в 23:35 

Акира777
Эль, кинь мне плз в флудилкопост ту картинку на фоне, я в апреле таки его поставлю :D

URL
2011-12-12 в 23:46 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
хаха))

2011-12-12 в 23:50 

Акира777
Пасяб :3 утазщила

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Перья ангельских крыльев

главная