21:31 

непривычный для меня жанр

Акира777
Название: Диссонанс
Автор: Акира777
Жанр: экшн, мистика, роман, ангаст
Размер: большое мини
Предупреждения: АУ, укур
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гриммджо/Ичиго


Йороучи с самого утра, как только пришла к нему, была нервной. В этот раз заказчик был очень влиятельным человеком. Но почему-то вместо себя послал сына, к встрече с которым Шихоуинь была не готова. Просто потому, что не думала, что родитель может отправить своего ребенка в Горную Могилу. Бедному парню явно был обеспечен если не инфаркт, то длительный шок точно.
- Может, ты скажешь, что произошло? – вяло спросил Абарай.
Да, кстати говоря, этот придурок его тоже бесил. Какого черта Йороучи его сюда притащила? Впрочем, на кой она сама приперлась ему было не менее интересно.
- Нет, лучше скажи, какого хрена вы у меня забыли? - рыкнул Гриммджо, которого разбудили нахальнейшим образом.
Оказывается, эта чертова кошка имеет дубликат ключей от его квартиры. Джагерджак был в шоке, когда его квартиру открыли родным ключом, даже не отмычкой! Плюс ко всему Шихоуинь притащила с собой придурошного бабуина. Когда у Йороучи зазвонил телефон, она тут же ответила, совсем забыв, что у нее что-то спрашивали.
- Да? – голос Шихоуинь был все еще несколько нервным. Впрочем, спустя пару минут, на ее лице появилась облегченная улыбка:
- Спасибо Сой Фонг, это хорошая новость. Да, думаю, так будет даже проще работать.
Йороучи отключилась и вновь, на этот раз с азартом, глянула на парней. В ее зеленых кошачьих глазах золотыми искорками плескалось веселье.
- Вы там у меня вроде спрашивали что-то? – усмехнулась она. – Все вопросы потом, сначала история. Неделю назад нам поступил заказ: добыть некую вещь, которая находится в последней комнате Горной Могилы. НЕ спрашивайте у меня, есть ли в этой Могиле комнаты или нет, я там ни разу не была. НИКТО из наших там не был. До сих пор мы предпочитали обходить это место десятой дорогой. – Голос Йороучи был очень серьезным, а такое бывало крайне редко. - Судя по всему, это место подобно Адским Кругам и Теневому Лабиринту. Наши датчики зафиксировали там такой фон энергии смерти, что обычные люди, просто проходя мимо, начинают плохо себя чувствовать. В нашей организации вы – единственные специалисты этого профиля. Именно поэтому я сейчас здесь, чтобы вытащить вас на работу, а то уже совсем заплесневели. Однако заказчик поставил одно условие: его сын – двадцатилетний парень, должен сам забрать эту вещь из комнаты в Горной Могиле, вам этой вещи касаться нельзя. Сегодня мы встретим его в аэропорту, он прибывает из Японии, уточним место и время встречи и отправки. Кстати, парня зовут Куросаки Ичиго. Думаю, мы его легко опознаем, мне дали весьма интересное описание. Вот теперь – вопросы?
- Да, есть один, - усмехнулся Ренджи. – Сколько нам заплатят?
- Пятьсот тысяч, - поджала губы Йороучи. – Каждому.
- Долларов? – удивленно изогнул бровь Гриммджо. – Откуда у япошки такие деньги?
- Долларов, - кивнула молниеносная принцесса. – Плюс затраты на дорогу. Он также оплачивает снаряжение для Ренджи и препараты для тебя, Гриммджо. Согласитесь, сумма немаленькая. Вообще-то заказчик когда-то работал на нас, потом ушел в отставку, поэтому с него деньги брать не хотели, но он настоял. Насколько мне известно, заказчика зовут Куросаки Ишшин, он владелец сети частных клиник в Японии, но что удивительно стоимость лечения в его больницах меньше стоимости лечения в государственных клиниках. Его жена Куросаки Масаки известная на весь мир певица. Она начинала с Японии, сейчас у нее очередные гастроли в Америке, поэтому этот парень, Ичиго, скорей всего, сначала направится к ней. Кстати, Масаки поет под псевдонимом Абелли. Может кто-нибудь из вас слышал?
Внезапно глаза Абараи вспыхнули.
- Его мать ведь будет встречать его? – несдержанно спросил он. – Если да мы просто обязаны поехать, увидеть саму Абелли, вживую! Да это же как... как...
- Я поняла, - усмехнулась Йороучи, - ты ее слышал и, судя по всему, тебе понравилось.
- Еще бы! – Абарай хмыкнул, уже не сдерживая довольной улыбки, - у нее ангельский голос. И она сама похожа на ангела, Абелли потрясающе красива. Надеюсь, ее сын будет похож на нее. Кстати, насколько мне известно, она входит в топ-десятку филантропов Америки.
- Ну, почему бы не заняться благим делом, если есть деньги? – пожала плечами Йороучи. – Так, хватит разговоров. Гриммджо, давай одевайся и поехали. Мне тоже любопытно взглянуть на сына Абелли, которую так хвалит Ренджи.
Джагерджак что-то прорычал сквозь зубы, но поднялся. Одно дело, если бы она пришла с пустяковой проблемой, другое – работа и заказ. Тем более такой интересный заказ... Про Горную Могилу он слышал впервые. И про то, что осталось еще одно место, причем нетронутое организацией, которое хранило в себе разрушительную энергию смерти.
Натянув на себя черную водолазку и джинсы, Гриммджо оглянулся в поиске носков. Один нашелся сразу под кроватью, другой же оставлял лишь гадать о месте своего нахождения. Порывшись в комоде, шкафе, ванной Джагерджак, наконец, его нашел на кухне, под холодильником. Что носок там делал, Гриммджо не помнил, но в такие моменты искренне желал завести себе горничную, которая клала бы все на свои места.
- Хм? – Ренджи с ироничной усмешкой приподнял на мизинце женский бюстгальтер. – Твой любимый размер, Джагерджак. Так почему же я ее не вижу у тебя дома?
Впрочем, не смотря на реплику, по взгляду Абараи было заметно, что он брезгует квартирой Джагерджака. И дело даже не в том, что здесь неубрано, беспорядок в их квартирах был одинаковый. Просто в квартире Гриммджо висел запах секса. И этого запаха было слишком много для чувствительного обоняния Ренджи, тем более, что он отчетливо ощущал, что вчера у Джагерджака было как минимум два человека. И, насколько он мог судить, разного пола.
- Ей не понравился Джаз, - усмехнулся Гриммджо и открыл окно. Его обоняние было в два раза острее, чем у Абараи и он знал, что когда вернется, этот запах ему сильно не понравиться если застоится. – Впрочем, Джазу она тоже не понравилась.
- Обувайся, давай! – прикрикнула на него Йороучи. – Хватит хвастаться своими достижениями в личной жизни.
- Да ты не завидуй, - насмешливо фыркнул Гриммджо.
- Стоит ли завидовать человеку, который не может найти то единственное, что ищет и мечется как ненормальный между людьми, которые ему не нужны? – тихо спросил Абараи.
Впрочем, Гриммджо услышал. Нахмурился, но ничего не сказал. Ему было нечего возразить. А Ренджи не мог его понять, потому что у Абараи была Рукия, были друзья, такие как Шухей, Кира, Мадараме. У него был даже человек, которого он мечтал превзойти.
У Гриммджо никогда не было ничего подобного. Когда-то давно, еще по пьяни, в первые недели после эксперимента, считая себя калеками, они общались только друг с другом. Именно тогда Гриммджо и рассказал Ренджи, что часто, слишком часто ему снится один и тот же сон, в котором он один бредет по безлюдной дороге, а там, в конце пути, его кто-то ждет. Но этот сон почему-то внушает в Гриммджо такой ужас, что он просыпается в холодном поту. В реальности он мечется среди любовников и любовниц, пытаясь отыскать лишь одного человека. Именно того, кто стоит в конце дороги и ждет его. И после каждой новой девушки и очередного парня Джагерджак ощущает тот же ужас, что и во сне. Он очень боится того, что никогда не найдет до того человека, который стоит в конце пути и ждет его. Нет, Абараи не бил по больному месту. Он просто не одобрял способ Джагерджака искать. И, наверное, правильно делал, потому что самому же Гриммджо было только хуже от таких метаний.
- Готов, - Гриммджо устало посмотрел на Йороучи и Ренджи, и они наконец-то вышли из квартиры.

Куросаки смотрел на это странное, совершенно обычное и именно поэтому такое неправильное небо. Оно было какого-то серо-голубого цвета, затянуто россыпью небольших бледных облаков. Ичиго помотал головой, стряхивая наваждение, и осмотрелся. Его должны были встречать, мама и те люди, с которыми ему предстоит посетить Горную Могилу. Самолет прибыл несколько раньше, поэтому Куросаки не удивился, что в аэропорту было не так уж много встречающих.
Однако когда в зал вошла Масаки, Ичиго узнал ее сразу, даже не смотря на то, что она закрыла платком голову, а очками лицо. Куросаки сразу подошел к ней и крепко-крепко обнял. Он не видел ее уже год и жутко соскучился.
- Боже, как ты подрос! – воскликнула Масаки, обнимая своего сына. – Ты уже выше меня. Отца, наверное, перегнал?
- Нет, хотя мы с ним сейчас одного роста, - улыбнулся Ичиго. – А ты как всегда прекрасна, все цветешь. Когда папа приедет – он будет сражен.
Женщина рассмеялась. Она так давно не общалась со своей семьей вживую, что ощущение радости переполняло ее. Масаки не могла не заметить, как из шкодливого мальчишки ее сын превратился в очаровательного, самостоятельного юношу, который уже вполне мог постоять за себя.
- У тебя волосы на затылке отросли, - заметила Масаки. – Тебе хорошо.
- Да, Карин тоже так говорит, но вообще я не собирался их оставлять, но раз тебе нравится... - Ичиго хитро усмехнулся.
- Очень, - Масаки потрепала сына по волосам, таким же рыжим как у нее самой. Ичиго был ее копией, Карин больше всего походила на Ишшина, а в Юзу было общее от обоих родителей. – Как там девочки? Ишшин, наверное, уже замучил их своей любовью.
- Карин с прошлой недели стала встречаться с парнем, - начал рассказ Ичиго, - с хорошим парнем. Его зовут Тоширо, он капитан футбольной команды. Как раз во вкусе Карин, на свиданиях будут в футбол играть, - фыркнул Куросаки. – Юзу серьезно намеревается стать поваром, она даже сказала, что будет на него учиться. Я думаю, ей это пойдет, она и без хождения на курсы хорошо готовила, а теперь ей только в шеф-повары и подавайся. А отец... Он бы и рад нас помучить своими проявлениями любви, но у него времени мало, все на работе торчит. Я ему даже сочувствую.
В аэропорт опять зашли, но на этот раз настолько колоритное трио, что Куросаки даже позволил себе удивленно приподнять брови. Смуглая брюнетка с ведьминскими глазами, за которой шли два высоченных парня. Парни словно черное и белое вместе смотрелись удивительно, но неправильно. Где-то в глубине души Куросаки чувствовал, что нахождение рядом друг с другом их сильно напрягает.
Волосы одного были выкрашен в красный цвет, а его брови и шею украшали геометрические татуировки. Он выглядел внушительно, но в тоже время не внушал опасений. Ичиго сильно подозревал, что его тату под одеждой продолжаются. Рядом шагал брюнет, он был чуть пониже, но Куросаки поразили его глаза. Такого насыщенного голубого цвета он еще никогда не видел. Рассматривая этот непривычный, слишком яркий цвет Ичиго не сразу заметил, что брюнет смотрит прямо на него. Вот он... он был опасен, потому что в его глазах кроме неба отражалось чистое, ничем не прикрытое безумие. Эта тройка направилась к ним, и Куросаки невольно подумал, не накликал ли он гнев местных бандитов столь наглым рассматривающим взглядом.
- Ты Куросаки Ичиго? – уверенно усмехаясь, спросила женщина.
Куросаки кивнул и усмехнулся в ответ:
- А вы мои сопровождающие в Горную Могилу, если я не ошибаюсь?
- Все верно, - согласилась брюнетка. – Меня зовут Йороучи. Эти двое позади меня Абараи Ренджи, - татуированный кивнул, - и Гриммджо Джагерджак.
Джагерджак не отреагировал, просто еще раз посмотрел прямо в глаза Куросаки. Ичиго невольно задержал дыхание. Вот оно – правильное небо, небо должно быть именно таким. И даже черная пропасть зрачка в нем должна быть такой же. Ичиго не знал почему, но чувствовал, что только это было бы действительно верным.
- Думаю, мне не имеет смысла представляться, - улыбнулся Куросаки. – Надеюсь, мы сработаемся.
- Да, если ты не будешь путаться под ногами, - наконец-то подал голос брюнет.
Его голос был завораживающе хрипловатый, как у человека, скуривающего каждый день по несколько пачек сигарет.
- Постараюсь, - ухмыльнулся Куросаки.
И хоть этот самый Гриммджо был излишне дерзким, но просто смотря на него, Ичиго чувствовал, что перед ним человек невиданной воли, которая заставляла окружающих обходить его стороной. Что-то такое же было и в Абараи, но тот это как-то скрывал, умело притворяясь белой овечкой. Но, несмотря на это Ичиго чувствовал ее, эту донельзя знакомую силу, исходящую от них обоих, поэтому заранее невольно их уважал. Словно пережиток не до конца забытого прошлого.
- Вы ведь Абелли? – понизив голос и улыбнувшись, спросил Абараи у Масаки.
- Да, как вы догадались? – улыбнулась в ответ женщина.
- Нас предупредили, - довольно ответил Ренджи. – Дадите автограф?
- Конечно, - кивнула Масаки.
Несмотря на всю свою славу, ей все равно было приятно ощущать любовь своих фанатов. Ичиго же лишь усмехнулся, смотря, как мать расписывается на руке Ренджи. Для того чтобы она расписала, Абараи задрал рукав до плеча и Ичиго убедился в том, что татуировки покрывают все его тело.
- Давайте решим, когда мы отправимся на Могилу, - взялась за дело Йороучи, - я предлагаю тебе сегодня отдохнуть, а завтра мы заедем за тобой и отправимся в путь.
- Хорошая идея, - согласился Ичиго. – Только скажите, как нам далеко ехать, чтобы я знал, что с собой брать.
- День пути туда, ночью доедем до частного дома организации, от которого наутро вы уже пойдете к Могиле пешком. Сколько вы пробудете там – неизвестно, плюс дорога обратно.
- А мы можем не вернуться? – заинтересованно уточнил Куросаки.
- Нет, не можем, - вместо Йороучи ответил Гриммджо. – У меня свидание в пятницу.
- Понятно, - Ичиго усмехнулся.
Что ж, этого стоило ожидать. На этих двоих девушки, наверное, липли как мухи на мед. Да и взгляды прохожих мужчин, останавливающихся на фигуре Йороучи, Куросаки прекрасно видел.
- Мам, скажи им адрес, - Куросаки подхватил свою сумку. – И поехали, а то я и вправду устал как собака.
- Сейчас, - Масаки достала из сумочки блокнот и ручку, и быстро написав координаты, оторвала листок и отдала его Йороучи. – Я дам распоряжение, чтобы вас пропустили на участок. Но мне нужен номер вашей машины.
- У нас автобус, - усмехнулась Йороучи, - безномерной.
- Цвет? – спросила Масаки.
- Серебряный, - уточнила Шихоуинь. – Мы оборудовали его изнутри как дом, чтобы в дороге не возникло неудобств.
Масаки кивнула, в знак того, что приняла это к сведенью. Выйдя из здания аэропорта, Йороучи, Ренджи и Гриммджо направились к черному джипу, а Ичиго и его мать поджидала красная Мазерати. Перед тем, как сесть в машину, Ичиго обернулся и встретился взглядом с Гриммджо. Джагерджак смотрел на него слишком пристально, чуть нахмурившись, словно пытался вспомнить, где мог раньше встретить Куросаки. Ичиго лишь улыбнулся и нырнул в салон. У него будет еще достаточно времени, чтобы изучить его спутников, а сейчас можно будет отдохнуть и пообщаться с матерью, которую так давно не видел и за которой так соскучился.

Масаки провела Ичиго до самого автобуса. Без платка и очков, Ренджи, Гриммджо и Йороучи наконец-то смогли ее рассмотреть. Она и вправду была очень красива, ее медные волнистые волосы спускались ниже лопаток, карие глаза светились добротой, и у нее были плавные, приятные черты лица и влюбляющая в себя улыбка. Если бы не гастроли, Масаки бы с удовольствием поехала с сыном. Ей было тревожно, что Ичиго придется отправиться в столь опасное место, но убедить его остаться она не пыталась – она слишком его уважала. И раз он уже на что-то решился, она лучше его поддержит.
- Будь осторожен, - попросила его Масаки и поцеловала сына в щеку.
Хоть она и не показывала этого, но все же переживала. Она совершенно не знала тех людей, которые должны были сопровождать ее Ичиго в дороге, и не могла до конца быть уверенной, что все пройдет гладко. И хотя у нее не было плохого предчувствия, но ей казалось, что в дороге Ичиго найдет что-то, что позволит ему найти свою дорогу, но в тоже время то, из-за чего он больше никогда к ней не вернется.
- Мы присмотрим за ним, - попыталась успокоить ее Йороучи. – Не стоит плакать.
- А? – Масаки прикоснулась рукой к щеке и поняла, что по щеке скатилась слеза. Надо же, она даже не заметила. – Просто я уже не дождусь его возвращения.
- Не стоит так волноваться, - Йороучи ободряюще улыбнулась. – Он вернется в целости и сохранности.
Масаки кивнула. В ее теплых карих глазах молниеносная принцесса увидела лишь обычную материнскую любовь.
Ичиго с интересом рассматривал салон. Такого он еще не видел, но внутри был настоящий дом на колесах! У водителя была личная кабинка с пультом управления, судя по всему, всего автобуса. Здесь был столик, три стула и холодильник. Судя по всему, эта часть автобуса являлась мини-кухней. За столом сидел Ренджи и, читая газету, пил чай. В этот раз на нем была странного покрова одежда, обтягивающая черная водолазка, на которую, чуть ниже плеча, крепился пистолет и военные штаны, цвета хаки.
- Йо, - Ренджи поднял взгляд на Ичиго и приветливо улыбнулся. – А где второй?
- Джагерджак дрыхнет в конце автобуса, он после уколов всегда сонный, - пояснил Абараи. – Чаю хочешь?
- Нет, спасибо, - Куросаки усмехнулся, - я его всю ночь пил, пока с мамой болтал. Думаешь, она дала уснуть, после того, как не видела год?
- Понимаю, - усмехнулся Абараи. – Тогда иди, высыпайся. Наша остановка еще не скоро.
Ичиго кивнул, закинул сумку, в которой была рубашка и двое штанов на всякий пожарный, на верхнюю полку и прошел вглубь автобуса. Автобус на три части разделяли двери, и второй, судя по всему, была гостиная, потому что там стоял диван, а, напротив, вместо окон висел плазменный телевизор. Рядом, на тумбочке, лежал чей-то ноутбук. Куросаки хмыкнул и прошел в следующую часть машины. А вот здесь были полки, но не совсем такие, как в поездах, часть полки была приподнята чуть вверх. И вообще полки были довольно широкими, и в комнатке их было четыре. На одной из них сидел с отсутствующим взглядом Гриммджо. Куросаки сел на кровать напротив и посмотрел ему в глаза.
Джагерджак не отреагировал, он словно спал с открытыми глазами, но Ичиго чувствовал, что что-то здесь не так. Его глаза сейчас были похожи на глаза покойника, точно так же ни на что не реагировали. Куросаки сглотнул, ему почему-то стало жутко, и он сам не осознавая, что делает, подошел к Гриммджо и ладонями опустил его веки. А потом губами прикоснулся к закрытым глазам. К обоим по очереди. Казалось, этот поцелуй-прикосновение продлился вечность. И хотя прикосновения длились не дольше трех секунд, но этого хватило, чтобы Гриммджо вздрогнул и пришел в себя. Это было похоже на волшебство. Словно Ичиго заставлял трескаться стекло этого аномального, для них двоих сейчас, мира.
Куросаки отстранился и внимательно посмотрел на Джагерджака. Тот больше не был похож на зомби, более того сейчас Гриммджо смотрел на него нахмурившись, но не зло, скорей недоверчиво и непонимающе. Словно поступок Ичиго рушил представления о невозможном. Словно он не верил и в тоже время не мог отрицать.
- Что это было? – спросили они оба одновременно.
Впрочем, улыбаться такой синхронности ни один из них не стал.
- Со мной такое бывает после того, как вкалывают препарат, - первым ответил Гриммджо. – Я проснулся, но мгновенно обратно впал в спячку, не успев лечь и закрыть глаза.
- Твой мозг засыпает раньше, чем ты, - понял Куросаки. – Это опасно. Тебе настолько нужен этот препарат?
- Не твое дело, - еще сильнее нахмурился Гриммджо. – Ты не ответил.
- Я всего лишь коснулся губами неба – Куросаки улыбнулся.
Гриммджо удивленно приоткрыл рот и недоверчиво глянул на спокойного Куросаки. И, наверное, он только сейчас заметил, что Куросаки был красив. Не как-то по особенному, просто красив, хоть в отличие от матери у него были чуть резковатые черты лица. Рыжие волосы не раздражали. Гриммджо видел, что это настоящий цвет, не то, что у Абараи. Но то, что поражало до глубины души Джагерджака это глаза мальчишки. Они не улыбались, когда улыбался он, они были серьезными и всегда спокойными. Теплыми, но в тоже время парадоксально равнодушными. Даже сейчас. Возможно, Гриммджо просто сложно было что-то увидеть в настолько темных каштановых глазах, но он чувствовал, что где-то в душе Куросаки хмурится. И это было правильно.
- А знаешь, - Гриммджо наконец-то встряхнулся, пришел в себя и усмехнулся, - ты в моем вкусе. Ты ведь понимаешь о чем я?
Куросаки ничего не ответил, но усмехнулся в ответ. Он еще несколько секунд смотрел в глаза Гриммджо, а потом, разувшись, улегся на полку. Джагерджак впервые видел такую реакцию на свое заявление. Ни удивления, ни гнева. Впрочем, особой радости или смущения он тоже не заметил. Ичиго весь был странным и неправильным, не подходящим этому миру, это Джагерджак понял еще в аэропорту. Среди сотен серых, ничем не выделяющихся людей, он был слишком ярким. Сгустком солнечного света попавшего в царство теней.
Гриммджо посмотрел в окно. Они ехали мимо леса и ехали достаточно быстро, чтобы лес превратился в одно черно-зеленое пятно. Гриммджо нравился зеленый, нравился лес, он был живым. Днем-ночью, неважно, всегда живой. Не то, что город, полный пустых людей. Часто, слишком часто Джагерджаку казалось, что люди вокруг ненастоящие, словно все они – ожившие манекены. И тогда в нем просыпалось желание разорвать их на куски, просто чтобы убедится, что он в очередной раз подцепил не кусок дерева или пластика, а живого человека. В реальности Ренджи или Йороучи он почему-то никогда не сомневался. Наверное, потому что видел их кровь. Видел, как Абараи корчился от боли во время первых этапов эксперимента, как не раз была изранена Йороучи, пытаясь удержать их в адекватном состоянии. Но насколько бы они не были близкими – они были чужими. Другими, не такими как Гриммджо.
Ичиго. Он тоже был другим. Не таким, как Ренджи и Йороучи, не таким как он сам и уж точно не ожившей куклой. У кукол нет своей воли, они не предпринимают действий первыми. Гриммджо каждый раз приходится показывать свое желание, взглядом, жестом, намеком, но всегда первому. Куросаки жил отдельно от его желаний и делал то, что хотел. Иначе, он бы поцеловал по-другому. Не так, как это делает кто-то родной настолько, что можно доверить не только глаза, но и душу тоже.
Голова болела, раскалывалась на части. Гриммджо застонал, вышел из комнаты и прошел в кухню. Йороучи не отрывалась от дороги на разговоры, а Ренджи молча разгадывал кроссворд. Джагерджак порылся в ящике и нашел обезболивающе. Ренджи отвлекшись от газеты, даже не спрашивая, подал ему стакан воды. Как бы то ни было, Абараи все прекрасно понимал. Гриммджо вернулся обратно в спальную часть автобуса. Куросаки уже умудрился уснуть. Во сне он хмурился и Джагерджак чувствовал, что это верно. Он не будет будить его, даже если ему снится кошмар. С другой стороны, несмотря на правильность этого, Гриммджо чувствовал, что это его очень раздражает. Джагерджак плюнул на это, улегся и закрыл глаза, снова попытался уснуть, на этот раз – успешно.

Перед ними стоял ветхий домишко. Громким словом «дом» Ичиго бы не рискнул его назвать и судя по взглядам, Ренджи и Гриммджо тоже не испытывали особого восторга. Йороучи же в отличие от всех была полна энергии, а то – она наконец-то сможет выспаться, потому что больше не нужно вести машину. Проследовав за ней в дом, Гриммджо осмотрелся и чихнул.
- Кто бы мог подумать, что дела у организации так плохи, - задумчиво протянул он.
- Да скорей всего про дом только сейчас вспомнили, - хмыкнул Ренджи. – Небось, закупили еще в восьмидесятых.
- Не жалуйтесь, мальчики, - фыркнула Йороучи, вешая на вешалку куртку. – Раньше и такой роскоши не было.
Помещение было пыльным и затхлым, здесь давно никто не жил и, уж тем более, не убирался. Ренджи первым делом заглянул на кухню, обнаружив в холодильнике годовой запас консервов и воды, он печально вздохнул. Куросаки же последовал примеру Йороучи, которая заняла крайнюю справа спальню, только он занял крайнюю комнату слева. Осмотреться на месте ночлега было неплохой идеей, чтобы не обнаружить, в конце концов, в кровати каких-нибудь блох. И хоть Куросаки жил в богатой семье, но свои деньги семья заработала не сразу, и Ичиго еще застал тот момент, когда отец был простым главврачом, а мама пела в кафе. Тогда условия их жизни были не намного лучше этого домишки.
Между комнатами Куросаки и Йороучи был совместный большой санузел и кабинет со старыми, если не сказать старинными, книгами. И, конечно, лестница на второй этаж. Гриммджо и Ренджи достались комнаты на верху, но никто особо не жаловался, хотя по их лицам было понятно, что они не особо довольны ситуацией.
За окном была поздняя ночь, и Йороучи пожелав всем спокойной ночи, улеглась почти сразу. Ренджи последовал ее примеру. В отличие от Гриммджо и Ичиго они не спали в дороге, и сейчас возможность выспаться измученные дорогой они желали отдохнуть.
Гриммджо же заснуть не мог. Он занял небольшую комнату на втором этаже. Сидя на подоконнике Джагерджак вдыхал ночную свежесть, заодно проветривая временно свою комнату. Ему жутко хотелось курить, но он давно бросил. Из-за эксперимента. Он часто об этом жалел, хотя обычно ему было все равно. Гриммджо бросало то в жар, то в холод. Эта комната ему не нравилась, она была слишком тесной и напоминала капсулу. И в ней было также темно. Только капсула была наполнена раствором, а в этой комнате было сухо. Даже слишком.
Интересно, Куросаки сейчас спит? Гриммджо все вспоминал тот инцидент в автобусе. КАК мальчишке удалось разбудить его ото сна? Ведь мозг в такие моменты не реагировал на внешние факторы, хоть в упор из пулемета стреляй – Гриммджо даже не дернется. А тут... всего одно прикосновение и такой эффект. Лишь бы Куросаки не закрыл дверь в свою комнату. Джагерджак встал и направился вниз. Он не знал что с ним. Он просто чувствовал, что должен это сделать, что именно так будет правильно. Неправильно было бы остаться здесь и ждать чего-то. Тем более что Гриммджо привык брать то, что хочет, а сейчас он просто сейчас хотел этого рыжего мальчишку, и ему было все равно, что тот скажет в ответ. Это было как наваждение, его просто перемкнуло в какой-то момент. Спускаясь по лестнице, Джагерджак не слышал своих шагов, в груди грохотало сердце, готовое в любую секунду выскочить из груди. Гриммджо вспоминал глаза парня, его взгляды и понимал, на что это наваждение похоже. С ним такого еще никогда не было. Но все это, несомненно, началось после того, как появился этот рыжий. Почему у Гриммджо было такое чувство, что он его уже знает? У него не было ответа и мужчина намеревался его найти.
Остановившись перед дверью, Гриммджо несильно толкнул ее. Дверь открылась без малейшего сопротивления. Куросаки что-то читал, приподняв книгу и закрыв ею лицо, поэтому не сразу заметил, что кто-то вошел в комнату. Гриммджо посмотрел Ичиго, который все еще не уловил беззвучные его шаги и закрыл дверь на щеколду. Когда он повернулся к Ичиго, тот уже смотрел на него поверх книги. Он словно ждал его. В его глазах, в его позе было спокойствие.
Гриммджо подошел к кровати и сел на ее край. Ичиго наблюдал, не реагируя. Наблюдал с интересом, как убийца на нерадивую жертву и за это Джагерджак был готов его убить. Или поцеловать так, чтобы тот закрыл глаза. Если бы Куросаки был одной из серых кукол, то давно бы уже впился жадным поцелуем ему в губы. Но Куросаки даже не улыбался, он и не был удивлен или хотя бы растерян. Он ждал, как с нетерпением ждут той бури, что после затишья. И Джагерджак медленно, ведь они никуда не торопились, забрал книгу из рук Ичиго касаясь кончиками пальцев его рук, и положил ее на тумбочку.
Гриммджо сдернул с парня одеяло и восхищенно улыбнулся. Он и не думал, что под рубашкой окажется такие мышцы и пресс. На первый взгляд Ичиго был просто подтянут, но Джагерджак понял насколько ошибался и в предвкушении сглотнул. Кожа Куросаки в приглушенном свете лампы казалась золотой, а его взгляд был словно черная всасывающая дыра. Гриммджо навис над ним, рассматривая и лаская одним только взглядом того, кого так правильно было желать. Ему было очень жарко, а смотреть на такое доступное и желанное тело и не касаться было словно сладкая пытка.
- Ты сделаешь, наконец, что-нибудь?.. – шепотом спросил Куросаки.
От его бархатистого, словно обволакивающего голоса, Гриммджо сходил с ума. Но шепота ему было мало. Джагерджак коснулся основания шеи пальцем и, наклонившись, попробовал ее на вкус. Куросаки был горько-сладким, и Гриммджо это жутко нравилось. Оставить метку на его шее казалось необходимым как воздух, пить пульс с горько-сладкой шеи было восхитительно. Руки Джагерджака, изучая, огладили грудь мальчишки, пальцы задели темные напряженные соски, заставив Куросаки сделать несколько лишних вздохов. Гриммджо прикусил мочку уха и из мальчишки вырвался тихий стон. Какой же он чувствительный...
Джагерджак спускался руками то ниже, то выше. Он оглаживал живот и внутреннюю сторону бедер Куросаки одной рукой и пересчитывал косточки позвоночника другой. Гриммджо целовал его за ухом, и Ичиго в ответ обвивал его спину руками, хватаясь за него, как за спасительный круг. Под ласками Гриммджо он выгибался, пытаясь продлить такие восхитительные ощущения. Они оба достаточно возбудились от одних только мыслей, так что Ичиго не смог удержатся, когда рука Джагерджака легла на его возбужденную плоть, и застонал уже в голос. Негромко, но так, что у Гриммджо потемнело перед глазами от возбуждения и желания взять его как можно скорее. Гриммджо укусил его за плечо, оставил еще один засос на предплечье, одновременно поглаживая Куросаки там, где тот этого так хотел, и в тоже время, начал растягивать его сзади пальцами. Куросаки то толкался в руку Гриммджо, то поддавался назад, все больше насаживаясь на ласкающие его пальцы. Ласка было то горячей и быстрой, но нежно медленной и вдумчивой, когда Гриммджо пытался отыскать лишь одну нужную точку. А еще Ичиго царапал его ногтями, пытаясь удержаться за него, и в тоже время оглаживал руками не только спину, но и ягодицы Джагерджака. Гриммджо это бесило и заставляло порыкивать, и в тоже время нравилось, он разрывался от противоречий ощущений. От одних мыслей о том, как хорошо в Куросаки, Гриммджо сатанел, его движения становились все более резкими. Он довел Куросаки до оргазма, но этого было мало, и семенем он воспользовался как смазкой.
Куросаки хрипло и надрывно дышал. По его глазам было видно, что ему мало и Гриммджо намеревался дать ему больше. На этот раз Джагерджак поцеловал его в губы, одним лишь языком умудряясь вводить Ичиго в бессознательное состояние. Волна возбуждения, которая только отпустила мальчишку, захлестнула его снова и с новой силой. Отстранившись Гриммджо усмехнулся, наблюдая за тем, как глаза Куросаки становятся чернее ночи, и закинул его ногу себе на плечо, продолжая ласкать пальцами. Куросаки прикусил одну руку, чтобы не кричать в голос. Ему было слишком хорошо, а еще это ощущение, когда в такой момент смотрят прямо в глаза... это смущало, заставляло задыхаться от одного только взгляда и желать, чтоб эта пытка была долгой. Куросаки разочарованно вздохнул, когда Гриммджо убрал пальцы, но тут же вскрикнул, когда на их место пришло кое что другое. Джагерджак задышал чаще. У него темнело в глазах от того, какой Куросаки тесный внутри, да еще и эти его глаза, две чертовы бездны.
Гриммджо начал двигаться, прислушиваясь к стуку сердца Куросаки. Оно билось так громко, что Гриммджо слышал его. А возможно это было его собственное, было сложно разобрать. Джагерджак рычал и все пытался войти глубже, сильнее, так как он привык, а разметавшийся под ним парень только вскрикивал от наслаждения, не в силах противится слишком умелым ласкам. Гриммджо сжимал, мял его ягодицы и пытался напиться им, срывая с губ очередной стон, вскрик, вздох. Он оставлял на золотой коже Куросаки свои отметины, потому что сейчас он до безумия желал, чтобы весь Ичиго был его, не только тело. И судя по глазам мальчишки, тот был не против ему принадлежать... По крайней мере, сейчас.
- Еще, - Куросаки стонал, запрокидывая голову и подставляя Гриммджо беззащитную шею, которая уже горело от отметин, оставленных Джагерджаком. – Прошу...
Просить было не нужно, потому что у Гриммджо не было желания останавливаться в ближайшее время. Он все ускорял темп и постоянно менял ритм, не давая Ичиго привыкнуть. Куросаки выгибался, стараясь принять глубже, кусал губы, бессвязно что-то шептал и вскрикивал, если Гриммджо до этого не выпивал этот вскрик с его уст. Джагерджак не был нежным, но Куросаки было на это наплевать, он сам сходил с ума в безумии Гриммджо и никак не мог насытиться. Самой лучшей наградой для Гриммджо было его имя, сорванное с губ Куросаки во время оргазма. Ичиго вздрогнул всем телом, по телу прошлась сладкая судорога, и он кончил, даже без прикосновений, Гриммджо кончил следом, в мальчишку, ощущая от этого какое-то садистское собственническое удовольствие. Не совсем понимая, что делает, Джагерджак поцеловал Куросаки еще раз, куда как нежнее и бережнее, словно говоря «спасибо».
Джагерджак вышел из Куросаки и улегся прямо на нем. Они оба часто прерывисто дышали и не могли успокоиться. Джагерджак потянул на них одеяло и укрыл, после секса накатила дикая усталость, хоть раньше такого не было после первого же раза. Но Куросаки, судя по всему, чувствовал то же самое и подвинулся к стенке, позволяя Гриммджо лечь рядом и обхватить себя за талию. Их обоих слегка трясло, но это было приятное ощущение. Ичиго уткнулся носом куда-то в ключицу Джагерджаку и закрыл глаза.
Нет, У Ичиго был сексуальный опыт до этого, но с парнем это было только во второй раз. Как капитан баскетбольной команды он пользовался популярностью и среди девчонок и среди парней, поэтому он всегда мог найти себе подружку на вечер. Или друга. Но парнями он не интересовался, пока вице-капитан не предложил ему себя. После этого выяснилось, что парни могут быть ничуть не хуже девушек. Но с кем-то вроде Гриммджо Куросаки никогда не был. И Ичиго не мог не поддаться тому, что видел в глазах этого безумца. Но, не смотря на это, он знал, что завтра ему будет очень стыдно, ведь больше их дороги не пересекутся. С такими мрачными мыслями он и заснул. Гриммджо внимательно прислушивался к дыханию мальчишки, и лишь услышав, что оно, наконец, выровнялось, и Куросаки уснул, позволил отключиться и себе.

Проснулся Куросаки один. Впрочем, другого он и не ожидал. Осмотревшись в поисках одежды, Ичиго быстро оделся и вышел из комнаты. Ему было как-то не по себе, от того, куда они сейчас пойдут. Он даже не представлял, что его там ждет.
Все уже давно проснувшиеся сидели на кухне в ожидании завтрака. Судя по выражению лица Гриммджо, тому еда была безразлична, но когда Ичиго вошел в комнату его глаза на мгновение вспыхнули с каким-то непонятным чувством.
- Доброе утро, - хмыкнул Ренджи. – Садись, а то Йороучи и тебя не отпустит.
- Кто знает, сколько времени вы там пробудете, - пожала плечами Шихоуинь. – Лучше перестраховаться, чем в середине дороги умирать от голоду. И когда будете идти, не забудьте взять с собой несколько бутылок воды. Насколько я помню, в Адских Кругах Жажда была одним из страшнейших испытаний. Кто знает с чем вам придется встретиться в Могиле.
- И что там может встретиться? – поинтересовался Куросаки, присаживаясь между Гриммджо и Ренджи. На печке подогревалось весьма аппетитно пахнущее мясо и картофель. Но в такой кастрюле, что Ичиго казалось, что хватить должно на десятерых. – Я никогда в отличие от вас не бывал в таких местах.
На Куросаки настороженно и напряженно уставились две пары глаз. Джагерджак смотрел куда-то мимо, думая о чем-то своем. Ренджи и Йороучи, переглядываясь, словно решали, стоит ли говорить Куросаки об этом, или лучше не пугать его заранее.
- Там могут ожить каменные статуи, - ответил вместо них Джагерджак. – И напасть. А могут из ниоткуда материализоваться парочка ходящих мертвецов и попытаться тебя сожрать. Могут объявиться адские гончие или змея с человеческим туловищем, таких мы называем василисками. Но все они лишь охрана. В Теневом лабиринте хранятся сокровища богов, так гласит легенда, но золото в тех комнатах проклято, если его коснутся – тут же начнешь стареть и вскоре превратишься в прах. На нижнем уровне Адских Кругов мы обнаружили меч. Мы забрали его, но когда он покинул мир Адских Кругов, те содрогнулись и стали разрушаться. Нам пришлось даже не бежать к выходу, а лететь со всех ног, иначе могли бы погибнуть вместе с теми тварями, что там живут. Этот меч, что мы забрали, сейчас на изучении у ученых организации и те до сих пор не знают из какого материала он сделан. Но знаешь, что больше всего поражает? Меч полупрозрачный, и он словно окутан дымом из потустороннего мира.
- Ты забыл сказать, что он словно нож масло разрезает алмазы, - хмыкнул Ренджи, прикрывая глаза и вспоминая. – Он почти невесомый в руках, но одного взмаха хватает, чтобы лишить головы с десяток людей, которым не повезет оказаться в зоне действия.
Йороучи невольно улыбнулась, наблюдая за тем, как Куросаки все больше открывает рот от немого изумления. Чего стоил один только его растерянный взгляд! Не удержавшись, она фыркнула. Но как раз в этот момент приготовилось мясо.
- Хватит пугать его, мальчики, - Йороучи подмигнула побледневшему Куросаки и начала накладывать еду по в тарелки.
Впрочем, удивления у Куросаки на этот день не закончились. Хотя бы из-за того количества еды, что Шихоуинь клала в одну! тарелку. Когда перед Абараем поставили маленькую горку и четыре куриных окорочка Ичиго подумал, что она шутит. Но затем точно такая же порция выросла перед Гриммджо, а после и перед самим Ичиго. Где-то с минуту он тупо пялился в предлагаемую пищу, гадая, шутит ли Йороучи или серьезно.
- Желательно съесть все, - добила она его. – А я пойду настрою связь, это займет где-то двадцать минут. Ренджи, как поешь, сразу одевай снаряжение. Гриммджо, ты, я надеюсь, уже принял таблетки?
Джагерджак мрачно кивнул. В отличие от Ренджи, который уже начал есть, он к еде все еще не притронулся. Йороучи удалилась из кухни, и Куросаки рискнул взять в руки вилку и осторожно попробовал блюдо на вкус. Йороучи готовила вкусно, но Ичиго все равно осилил только один окорочок и лишь третью часть картошки. Гриммджо поглощал пищу неспеша, с неохотой, но с видом «надо так надо». Однако первым все равно справился Ренджи и увидев, что Куросаки не собирается доедать переложил себе еще два окорока.
- Не обращай внимание, - хмыкнул Гриммджо, устало смотря на напарника. – Тяжелое детство и все такое.
Абараи приподнял бровь, хмыкнул и усмехнулся, добивая последний кусок мяса.
- Именно поэтому я тебя выше, - оскалился он. – И мышц у меня больше. Так что если бы не препарат, то я бы тебя завалил.
- Ты, правда, в это веришь? – притворно удивился Гриммджо.
Ренджи дернул углом рта, и встал, направляясь из кухни в свою комнату. Оставшись наедине с Гриммджо, Куросаки потупил взгляд. На столе стояло три грязных тарелки, две чашки и Куросаки инстинктивно ухватился за спасательную соломинку. Поднявшись из-за стола, он сгрузил посуду в раковину и открыл воду. В воздухе повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь грохотом посуды и шумом воды.
Куросаки совершенно не ожидал, что Гриммджо подойдет сзади и обнимет на талию и уткнется лбом в плечо. Он ничего не говорил. Ичиго слышал его дыхание на спине и его руки непроизвольно начали дрожать. Неужели он так и слова не скажет? Куросаки взял себя в руки и продолжил мыть посуду, пытаясь не отвлекаться на посторонние мысли. Не получалось. Тогда Ичиго решился начать первым.
- Знаешь, - Куросаки не мог объяснить почему, но чувствовал, что Гриммджо поймет. – Иногда мне снится один сон. Словно я стою перед огромными вратами, и хоть они закрыты из них вырывается свет. Я знаю, что мне надо внутрь, что я не могу вечно стоять перед этими воротами, но я жду. Я знаю, что кто-то позади отчаянно пытается меня догнать, кто-то важный.
Гриммджо вздрогнул, поднял голову и отпустил Куросаки, отойдя на шаг. У него было дежавю. Где, когда и от кого он уже слышал эти слова? Он не мог понять. Почему-то чувствовалась какая-то обреченность и Джагерджак так и не смог до конца понять, что стало причиной этого. Он хотел протянуть руку и коснутся волос Ичиго, но его руки не слушались. Он хотел что-то сказать и с ужасом понимал, что из горла не вырывается ни один звук. Куросаки обернулся и встревожено потряс Гриммджо за плечо.
- Джагерджак? – он был напуган. – Да что с тобой.
Смешно. Это не его мир. Даже не так – это не их мир. Стоит быстрее очнуться от этого сна и наконец, в реальности обнять Ичиго и разбудить. Только вот как проснутся раньше?
- Все нормально, - Гриммджо прикрыл лицо руками, - просто в глазах потемнело.
- Это опять из-за препарата, да? – встревожено спросил Ичиго.
- Нет, такое со всеми бывает, - пожал плечами Джагерджак. – Не волнуйся излишне обо мне, это мне стоит волноваться о тебе, ты ведь даже никогда не был в местах, подобных Горной Могиле. Но не беспокойся, я сделаю все возможное, чтобы ты дошел до последней комнаты целым и невредимым.
- И я тоже, - Ренджи появился в проходе. На этот раз практически на все его тело были прикреплены пояса с оружием. На каждом плече висело по пистолету, еще один был на поясе брюк. За спиной торчал дробовик, а спереди перевязь патронов. Абараи усмехался глядя на них и подмигнул Куросаки, как только тот на него обернулся. – Я не знаю, что там, но если твой отец так хочет, чтобы ты это забрал оттуда, значит это что-то важное, не так ли? Мы поможем тебе достичь цели, так что можешь не волноваться.
Ичиго улыбнулся. Гриммджо чувствовал облегчение, когда Куросаки так улыбался. Следом за Абараи в проходе появилась Йороучи.
- Вижу, вы уже собрались? Молодцы, - женщина развернула к себе Ренджи, прикрепила тому на ворот рубашки что-то вроде мини-гарнитуры, а потом проделала тот же трюк с Гриммджо и Ичиго. – Отлично, теперь вы все на связи. Смотрите не потеряйте в дороге. Все, на выход, за домом лес, за лесом вход, я вам вчера уже все рассказывала, не должны были так быстро забыть.
Джагерджак хмыкнул и направился к выходу. Ичиго удивленно на него глянул. Он что, не будет брать оружие? Судя по всему, Ренджи понял, чего так удивился Куросаки и расхохотавшись, как человек видевший эту картину уже в сотый раз, сказал:
- На месте все поймешь.
Абараи было весело. Схватив Куросаки за руку Ренджи и сам, следом за Гриммджо направился к выходу. Позади дома и впрямь рос шикарнейший лес. Шихоуинь осталась на поляне перед лесом и лишь наблюдала, как три мужские фигуры скрываются в тени деревьев. Через пару мину их уже нельзя было рассмотреть из-за слишком густо насаженных сосен.

Они шли недолго. Куросаки заставили идти чуть позади, объясняя мерами безопасности. Гриммджо шел, чуть пригнувшись и немного сведя лопатки. Ренджи просто внимательно оглядывался по сторонам. С первого взгляда могло показаться, что они расслаблены, но было бы ошибочно так считать. Все молчали, и от нечего делать Куросаки стал рассматривать сосны. Точнее, уже какие-то другие деревья. Ичиго нахмурился. Стволы были чуть шире и чуть темнее, чем у обычных сосен, но невероятно похожи. Если не задрать голову вверх и не посмотреть на листья и ветви, то все кажется нормальным. Но ветви этих деревьев были похожи на тянущиеся друг к другу руки, которые хватаются за соседнюю ветвь, обвивая ее как паутиной. Листья были темно-зеленого цвета, очень широкие, как у клена, но с земли Ичиго не удавалось рассмотреть их форму. Куда они забрели?
- Вы заметили, - тихо спросил Куросаки, - деревья изменились.
Ренджи и Гриммджо одновременно вскинули головы вверх и выругались.
- Йороучи, ты же говорила, что Могила начинается ЗА лесом! – рыкнул Гриммджо. – Как это понимать?
- Не беспокойся, это просто мутация из-за энергетического фона, - раздался несколько скрипящий голос Шихоуинь из гарнитуры. – Вход в Горную Могилу будет не таким симпатичным, как эти растения.
Гриммджо фыркнул, но продолжил идти дальше. Ренджи все еще бросал опасливые взгляды на окружающие их деревья.
- И почему мне именно в такой момент вспоминается росянка? – поежившись, спросил он сам у себя.
- Лучше б ты не напоминал, - раздраженно ответил Джагерджак.
Парни замолкли, а Ичиго прислушивался к своим ощущениям. С недавнего времени ему стало казаться, что его кто-то зовет. Тихий-тихий голос, очень похожий на отцовский. Но в тоже время это ему только казалось, он ничего не слышал в реальности.
Когда впереди замаячила скала Гриммджо и Ренджи ускорили шаг. Ичиго не рискнул отставать и последовал их примеру. Перед скалой в метре не росло ни одно растение, даже трава. Словно это была запретная зона. Черная пасть пещеры видимо и была входом в Горную Могилу. Ичиго нахмурился, ему послышался крик. Однако Гриммджо и Ренджи судя по всему ничего подобного не услышали и обернувшись с усмешкой спросили в один голос:
- Ну, что, пошли?
Ичиго сразу успокоившись, кивнул. В пещеру они вошли одновременно.
Ничего страшного или ужасного не произошло, просто теперь они стояли на каменном полу, вместо земляного. Они не попали в какое-то другое измерение, даже вход в пещеру все еще был открыт. Куросаки удивленно оглянулся, но Джагерджак и Абараи пошли дальше, поэтому он не стал на этом заморачиватся.
Они углублялись все дальше внутрь, и свет от входа постепенно становился все более тусклым. Казалось, они идут бесконечно долго, казалось, что прошло уже два или три часа, а пещера все еще остается одним длинным коридором. Когда впереди стал виднеться тусклый свет, Ичиго уже обрадовался, настолько он был измотан ожиданием. Чем ближе они подходили, тем яснее было видно, что впереди пещера расширяется и образовывает что-то вроде коридора.
- Надеюсь, на этот раз не тарантулы, - тихо сказал Ренджи усмехаясь.
- Тарантулы это полбеды, - фыркнул Джагерджак, - меня больше напрягают трехглазые мутанты.
Куросаки прислушивался к их перепалке с интересом. Он, как человек никогда не сталкивающийся со сверхъестественным за свои неполные двадцать лет, хотел узнать, что его ждет.
- Здесь мы все-таки повеселимся куда как больше, чем в Лабиринте, - задумчиво протянул Ренджи.
- Каркаешь? – поинтересовался Гриммджо, косясь на Абараи.
- Чувствую, - ответил Ренджи.
Куросаки в разговор не встревал, но даже он чувствовал необъяснимую мощь, исходящую от всего лишь от каменных стен пещеры.
Когда они вошли в полукруглое углубление, стало ясно, почему не смотря на дальность выхода в пещере можно было что-то разглядеть. Камень светился. Мягким белым светом, неярко, но достаточно для того, чтобы можно было увидеть собеседника в полутьме. На этом пещера заканчивалась.
- Тупик? - нахмурился Ренджи.
- Сомневаюсь, - Гриммджо дернул уголком губ.
И за какое-то мгновение, развернувшись, он отбросил Куросаки назад, к Ренджи, одновременно рукой останавливая громадный меч.
- Это что-то новенькое, человекоподобные монстры нам еще не попадались, - хмыкнул Гриммджо, скалясь прямо в лицо человеку, в руках которого был меч.
Стоит сказать, на человека этот тип был похож мало, хотя бы из-за черной повязки на глазах, которая абсолютно не мешала ему наносить удары, целясь точно в Гриммджо. Джагерджак уворачивался и пытался атаковать, только вот все его атаки проходили сквозь, не причиняя мужчине в черном никакого вреда.
Абараи отскочил назад и закрыл собой Ичиго, целясь по мечнику. Однако, стрелять он не смел, в том танце битвы, в котором кружились Гриммджо и мечник сложно было выделить кого-то одного из них. Чем больше Гриммджо с ним сражался, тем больше понимал, что ранить это чудовище ему никак не удастся, его тело – нематериально, хоть и воздействует на более чем материальный меч. Значит, победить его возможно было только сломав меч. Джагерджак застыл напротив своего противника, давая Ренджи возможность выстрелить в меч, чем тот сразу же воспользовался. Впрочем, мечник отмахнулся от разрывной пули, как от надоедливой мухи, даже не повернув голову в сторону Абараи.
- Какого хрена вы стоите?! – рыкнул Гриммджо, неотрывно глядя на противника. – Ищите вход.
- Вход вы уже нашли, - мужчина неожиданно опустил меч. – Вы ищите выход.
- Мы ищем последнюю комнату, - подал голос Куросаки.
Ему почему-то не было страшно. Хотя он боялся за Гриммджо и в тоже время восхищался им. Отражать удары меча голыми руками – это уметь надо! Спокойствие Абараи его тоже потрясало. И хоть Ичиго не было страшно, его трясло то ли в предвкушении, то ли в волнении.
- То, что вы называете Последней Комнатой, мы зовем Истоком, - мечник усмехнулся. Не зло, скорее недоверчиво. – Лишь я могу открыть вход в Исток. Только вот... не каждый способен попасть внутрь.
- Думаю, мы как-нибудь справимся с этим, - нахмурился Джагерджак, не сводя настороженного взгляда с противника.
- Это вряд ли, если вы не видите дверь, значит и войти не способны, - констатировал мужчина.
Куросаки замер. Значит, она таки присутствует здесь, дверь, которая ведет в Последнюю Комнату. Но почему этот человек называет ее Истоком? Ведь исток это начало чего-то, начало разве совместимо со словом «последняя»? Где-то здесь и была спрятана главная загадка.
Гриммджо четырхнулся и напал снова. Мечник воспринял это как вялую попытку бунта и отмахнулся мечом, удачно приложив Джагерджака к стенке. Гриммджо приложился затылком и...
Проснутся. Скорей всего это единственный выход.
Джагерджак встал, отряхнулся и напал вновь, только в этот раз он не стал уклоняться от атаки. Он принял меч грудью и медленно, но неизбежно, сталь меча проходила сквозь кожу, мышцы, кости и выходила из спины наружу. И без того большие глаза Куросаки стали в два раза больше. У него потемнело в глазах, и он медленно осел на пол. Хотя... кажется, он уже когда-то такое переживал, тогда ему тоже казалось, что это конец, но его удалось спасти.
- Джагерджак!!! – Ренджи стрелял в упор, но мечнику не было от этого никакого вреда.
То, что Гриммджо уже не удастся спасти, было ясно как божий день.

Это был сон. Вновь тот сон, в котором он стоит перед вратами, из-за которых льется мягкий белый свет. Он стоял перед ними, такими величественными, и, развернувшись в пол оборота, ждал. Ждал, когда придет человек, которого он ждет все это время.
Ичиго видел, как внизу, у первых ступенек лестницы вырисовывается силуэт. Сотканный словно из тьмы он в тоже время имеет светящиеся голубоватые очертания. Силуэт поднимается, к нему, к Ичиго. Он для этого и шел сюда. Силуэт здесь только ради Куросаки, только ради того, чтобы показать ему, как войти в эти врата, как их открыть. Чем выше силуэт поднимается, тем отчетливей его контуры. Фигура выше Ичиго на голову, шире в плечах и гораздо массивней. Силуэт приближается с грацией хищника, но хищника, который не собирается нападать, ведь добыча уже давно его.
Когда силуэт становится рядом с Ичиго, тот замирает. Фигура столь знакома, ведь каждое очертание такое родное. Силуэт сделал шаг вперед, теперь уже приближаясь к вратам и отдаляясь от Ичиго. Врата открылись, без всякого скрипа, быстро и просто, словно и вовсе не были никогда закрытыми. За вратами был свет – белый, яркий, почти ослепляющий.
Силуэт сделал еще один шаг вперед и переступил черту врат. Ичиго казалось, что он тут же исчезнет в этом белоснежном зареве. Но нет, силуэт оказался нерастворимо черным, и даже голубой контур ничуть не облек на его фоне. Фигура застыла, не делая и шагу вперед, она обернулась обратно на Куросаки, словно спрашивая «ну и чего же ты ждешь?». Куросаки несмело шагнул вперед, к силуэту. Он почему-то боялся подходить близко, но силуэт словно почувствовал это и протянул ему руку.
Ичиго не колебался, протягивая свою ладонь.


Когда Куросаки пришел в себя, он осознал, что лежит на коленях у Ренджи. Абараи сидел, прислонившись спиной к стенке и уже сдавшись, отложив оружие. Мечник все еще стоял напротив, но он не пытался атаковать. Он просто смотрел на Абараи, а Ренджи, судя по всему, не отрывал взгляд от окровавленного меча. Тела Гриммджо не нигде не было.
- Помоги мне встать, - тихо попросил Куросаки и Абараи мгновенно выпрямился, за руку хватая Ичиго.
- Надо уходить отсюда, - голос Ренджи был бесцветным, надломанным.
Впрочем, ничего удивительного. Он потерял товарища, был вынужден признать поражение, и не справился с заданием. Хотя так думал только он.
- Уходи, - Ичиго улыбнулся. – А я – не могу. Я должен войти в Последнюю Комнату.
- Как ты собираешься это сделать, здесь нигде нет дверей в нее, - нахмурился Ренджи.
- Есть, теперь я ее вижу, - улыбнулся Куросаки.
Он развернулся и направился к мечнику. Меч тут же взлетел, он был направлен точно в сердце Куросаки. Но Ичиго не остановился. Сталь была столь острой, что вошла в тело как нож в масло. С тихим хлюпаньем меч вышел из спины мальчишки.
Ренджи не верил. Они что, сговорились совершить самоубийство? Так почему, черт возьми, у него на глазах?! Он не был готов так быстро потерять напарника, с которым сработался за столько лет и спокойно наблюдать, как умирает пусть и почти незнакомый мальчишка.
- Ренджи, ты слышишь меня? – голос Йороучи раздался из гарнитуры.
Абараи огляделся. Он находился в разрушенном здании, в котором находились полуразложившиеся зомби, и парочка из них приближалась к нему. Их стоило уничтожить прежде, чем они пустят инфекцию в город.
- Слышу-слышу, - усмехнулся Абараи, заражая дробовик.
Предстоящая ночь обещала быть горячей.

Ичиго открыл глаза. Он лежал дома в постели. Рядом с его кроватью сидел Джагерджак и неотрывно за ним наблюдал. Именно он первым заметил, что Куросаки очнулся, но не спешил радовать остальных. Тем более, что пусть они лучше узнают радостную новость утром, чтобы они сразу могли ее осмыслить.
Гриммджо положил руку на лоб Куросаки, словно проверяя температуру. Его рука была большой и прохладной, это было приятно. Сам Ичиго горел, особенно что-то жгло в области груди. Джагерджак помог ему приподняться на кровати и снять рубашку. В центре груди из него медленно выходило Хоугиоку. Оно скатилось вниз, по кровати и упало на пол.
- Надо будет Урахаре отдать, - отстраненно заметил Ичиго. – Давно ты проснулся?
- Три дня назад, - Гриммджо подобрал камень с заметной брезгливостью и в тоже время опаской.
Оставив камень лежать на столе, он окинул Куросаки изучающим взглядом.
- А сколько провалялся я?
- Немного, всего два с половиной месяца, - ответил Гриммджо. – Они думали, что ты и вовсе подчинишься воле Хоугиоку, и оно заберет твою душу.
- А что на счет твоей?
- Мою душу там держала твоя душа, так что я бы застрял с тобой, - констатировал Джагерджак.
Арранкар встал и подошел к окну. Ичиго не знал злится ли Гриммджо на него, или же ему все равно. Это немного пугало, но Куросаки знал, что сумеет выдержать его гнев.
- У тебя красивая мать, - неожиданно сказал Гриммджо. – Вернее была.
Куросаки опустил взгляд.
- И Абараи там был жив, и наши отношения были там более возможны. Для тебя все было практически идеально, - Гриммджо говорил устало.
- Прости.
- Тебе не за что извинятся, - Джагерджак не переставал его удивлять. – Тот эксперимент полностью отражал мое пожирание других душ. В одной большой всепоглощающей тьме надо было найти себя. Я уже проходил через это, только тогда я не был человеком. Хотя я и сейчас им не являюсь.
- Перестань, - Куросаки нахмурился. – Давай не зацикливаться на прошлом, ведь мы жили как-то раньше. Давай продолжим жить и сейчас.
- Конечно, продолжим, - Гриммджо усмехнулся. – Просто, я хотел сказать, что это удивительно, что одно человеческое желание способно создать целый мир. Другой мир, без всяких пустых, шинигами и арранкаров. Это то, чего ты действительно хочешь?
- Наверное, нет, - задумался Куросаки. – Нет, точно нет. Все как-то неправильно. Лучше и вправду об этом забыть, как о страшном сне и не вспоминать. Только так можно жить дальше – забыв все, что мучает и, не оглядываясь на прошлое.
- Ты уверен, что сможешь забыть жизнь, в которой была жива твоя мать? Твой друг? Где все было проще и понятней? – испытующе посмотрел на него Гриммджо.
- Я уже когда-то говорил тебе, - улыбнулся Ичиго, - я буду жить, не смотря ни на что. Я останусь с тобой, с семьей, с друзьями. Я не собираюсь становиться тенью самого себя, потому что это будет проигрыш. Самому себе и какому-то несчастному камню.
Гриммджо улыбнулся. Он делал это очень редко, и Куросаки никогда не был к этому готов. Джагерджак подошел и присел на кровати на край, смотря прямо в глаза. Ичиго потянулся рукой и заставил Гриммджо закрыть глаза. Чуть потянувшись, ведь Гриммджо даже сидя был чуть выше, Куросаки прикоснулся губами сначала к одному веку, потом к другому. Уткнувшись лбом в плечо, словно окаменевшего Джагерджака, Ичиго прошептал, тихо, но чтобы Гриммджо услышал:
- Я люблю то безумие, что на дне твоих глаз. Знаешь, именно оно спасло нас от вечного сна.
Гриммджо склонил голову, касаясь волос Ичиго, и ничего не ответил. Главное – они проснулись. Остальное не имеет значения.

@темы: фик, Блич

URL
Комментарии
2011-10-03 в 22:26 

VJP
вау, это просто великолепно :hlop:

2011-10-03 в 22:43 

Акира777
VJP, честно говоря, не ожидала, что кто-то вообще его прочитает, ибо большой, но я рада, что тебе понравилось, особенно учитывая твои требования =))
:kiss:

URL
2011-10-03 в 22:57 

Tej_Nikki
Страшнее кошки зверя нет!:-)
Акира777, шикарно!! безумно понравилось :hlop:

2011-10-03 в 23:18 

Жо Козодой
"バカだから大丈夫"(c); 気持ち悪い (с); Фандомная Польша; Я не очень умный (с)
:nechto:
боже, это прелестно!

мои аплодисменты
это действительно шшшшшикарно!

2011-10-03 в 23:51 

Акира777
Tej_Nikki, Джокер в колоде, мне безумно приятно, что работая в новом для меня жанре мне удалось добится успеха, судя по вашей реакции. Спасибо за отзывы, я очень волновалась, выкладывая это :pink:

URL
2011-10-04 в 15:34 

VJP
Все отлично и главное, не банальщина, у тебя всегда задумки очень интересные
здесь как-то прям трогает, особенно этот сон и вообще как все в конце вышло
я потом ходила и думала о рассказе весь вечер

2011-10-04 в 18:04 

Акира777
VJP, и главное, не банальщина - да-да, это самая большая авторская проблема - прдумать что-то новое и оригинальное)
я потом ходила и думала о рассказе весь вечер - надеюсь в хорошем смысле?))

URL
2011-10-04 в 19:40 

Черная и Пушистая
в конец заебавшийся имеет право на похуй
обалденно :bravo::bravo::bravo: интересно закручено я сначала так припухла думаю мать его жива и певица :susp::susp::susp: или я тормоз или что то не так а оно вон как завернулось целый новый мир клас
а заверни плиз еще чего нибудь :shuffle2::shuffle2::shuffle2:

2011-10-04 в 19:42 

Акира777
aqkby, а дальше я буду дописывать Черный мыс, так что что-то еще завернуть не получится:laugh:

URL
2011-10-04 в 23:17 

Черная и Пушистая
в конец заебавшийся имеет право на похуй
а дальше я буду дописывать Черный мыс
тоже очень хорошо а главное бесперерывно и интересно пока не одного не понравившегося фика у тебя не читала и читается все легко так что жду с нетерпением всего и побольше :D:D:D

2011-10-05 в 00:45 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
Очень интересно, читала с удовольствием, хотя, по моему скромному разумению, характеры персонажей только отчасти походят на канонные.

2011-10-05 в 02:33 

Вала Вайре
баба симпотная, ну а то, что дурная, это мелочи (с)
Что же это за печаль, я так хочу прочитать, но уже раз десятый обновляю страницу и пытаюсь загрузить море, но мне показывают только значок загрузки

2011-10-05 в 07:52 

Жо Козодой
"バカだから大丈夫"(c); 気持ち悪い (с); Фандомная Польша; Я не очень умный (с)
Вала Вайре,
открой море яерез правую кн. мыши - в новой вкладке. (эт если у тебя опера или фокс)

2011-10-05 в 10:08 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2011-10-05 в 10:44 

Вала Вайре
баба симпотная, ну а то, что дурная, это мелочи (с)
Джокер в колоде, спасибо за совет, сработало, буду читать:)

2011-10-05 в 15:05 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
читать дальше

Акира777, *растеклась довольной лужицей*

2011-10-05 в 15:08 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
Бакся, читать дальше

2011-10-05 в 16:07 

Акира777
Бакся, Очень интересно, читала с удовольствием :goodgirl:
Очень интересно, читала с удовольствием - даже спорить не буду, пришлось несколько смягчить характер героев, чтобы не описывать пару-тройку ссор =) Я ссоры лучше опишу в каком-нибудь хоррор-фике :soton:

Вала Вайре, надеюсь, вам понравится ))

Nezvaniy gost, :bravo:

Эль-фирЭ, ща исправлю :laugh:
:chups:

URL
2011-10-05 в 17:32 

VJP
Ну конечно блин в хорошем! В каком ж еще :-D

2011-10-05 в 20:30 

Вала Вайре
баба симпотная, ну а то, что дурная, это мелочи (с)
Действительно, заставляет задумываться, оставляет некоторое послевкусие. Не все логические цепочки явны, приходится их искать.

Единственное что, очень много опечаток, вычитать бы

2011-10-05 в 22:06 

Акира777
Вала Вайре, Единственное что, очень много опечаток, вычитать бы - хотите стать бетой для этого фика?)
а то уже раза 4 вычитывала и мне уже надоело х)

URL
2011-10-05 в 22:43 

Вала Вайре
баба симпотная, ну а то, что дурная, это мелочи (с)
Акира777, хммм... заманчивое предложение :) у меня правда очередь, но там не мой фэндом, я лучше свое родное вперед пропущу:)

2011-10-06 в 00:03 

Акира777
тогда, если сделаешь, присылай на умыл, ок? :attr:
А я потом обновлю с указанием беты)))

URL
2011-10-06 в 00:10 

О, это потрясающе!!! Если опустить нцу, то мне Диссонанс так же нравится как и XVI. Я люблю приключения. Только вот Диссонанс все же глубже. Над некоторыми моментами я задумалась, примерила к своей жизни. А после прочтения стало немножечко грустно, но в то же время появилось ощущение правильности, так и должно быть.
п.с. местами читалось легко (особенно там, где философский подтекст), красивые, ладные предложения, а местами почему-то не очень(
п.п.с. комментарий сумбурный в силу переосмысления некоторых моментов бытия)))

2011-10-06 в 13:36 

Вала Вайре
баба симпотная, ну а то, что дурная, это мелочи (с)
Акира777, хорошо, займусь на досуге

2011-10-06 в 14:52 

Акира777
Firsa, что, нца настолько плоха?((
но в то же время появилось ощущение правильности, так и должно быть.- да, здесь сложно представить другое окончание.
п.с. местами читалось легко (особенно там, где философский подтекст), красивые, ладные предложения, а местами почему-то не очень( - так часто бывает =)

Вала Вайре, буду ждать умыла :shuffle:

URL
2011-10-06 в 20:28 

Акира777, что, нца настолько плоха?(( ни в коем случае!!)) ты ж знаешь, что я все живу 19 веком :laugh:

2011-10-07 в 00:44 

Akira2302
Акира777 :squeeze:
Это потрясающе, великолепно! :crzfl: :crzfl: :crzfl:
:crzwoopie: :crzgirls:
Слов нет, одни эмоции. :crazylove: :crazylove: :crazylove:

2011-10-07 в 14:29 

Акира777
Кучики Хисана, ого-ого, такого эффекта я даже не ожидала :laugh:
:friend:

URL
2011-10-19 в 18:15 

Ави
Это и правда шикарно, очень интересный поворот и такой текст, стиль...Огромное спасибо)))))))))

2011-10-19 в 19:16 

Акира777
URL
2011-12-03 в 00:52 

kirinoha
継続は力なり.
блин, лис опять все пропустила класс - идея, воплощение, ыыыыы, нравится очень эта картинка догоняющим и ждущим, спасибо за фик!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Перья ангельских крыльев

главная